1. Главная
  2. Герои
Герои

История Гилен Максвелл, боевой подруги Джеффри Эпштейна, которая год скрывалась от ФБР

Летом в США арестовали Гилен Максвелл – бывшую любовницу покойного финансиста Джеффри Эпштейна. Он обвинялся в секс-насилии над несовершеннолетними и покончил с собой в тюрьме. Теперь следствие и Марк Сил разбираются в том, какую роль во всем этом играла его девушка.
реклама
№10 Октябрь 2020
Материал
из журнала
25 Октября 2020

Женщина, пробиравшаяся по салону первого класса рейса Майами–Нью-Йорк, была почти неузнаваема. Ее одежда, когда-то шикарная и бросавшаяся в глаза, теперь, похоже, была подобрана так, чтобы не привлекать внимания. На лице, обычно идеально накрашенном, не было макияжа. В черных волосах видна седина, и, судя по всему, давно миновали дни, когда эта дама сидела на диете. Не осталось ни следа от нью-йоркской светской львицы. В нынешней жизни Гилен Максвелл могла оказаться кем угодно. Или вообще никем.

Дело было весной 2018-го, спустя десять лет после того, как ее бывший лучший друг и любовник Джеффри Эпштейн был признан виновным по двум статьям, включая вовлечение несовершеннолетних в проституцию, и отсидел тринадцать месяцев в тюрьме округа Палм-Бич. К этому моменту Максвелл продала свой дом на Манхэттене – пятиэтажный особняк площадью шестьсот пятьдесят квадратных метров на 65-й Восточной улице – и была, в сущности, человеком без определенного места жительства. Она так и осталась бы неузнанной в самолете, если бы ее не заметила нью-йоркская подруга, сидевшая позади. «Меня шокировал ее вид, – вспоминала та позже. – Сначала я ее просто не узнала».

Этой подруге были знакомы все ипостаси Гилен Максвелл. А она за свою жизнь была и нежно любимой младшей дочерью британского медиамагната Роберта Максвелла, который умер в 1991 году при загадочных обстоятельствах. И «раненой птицей», которая вернулась в Нью-Йорк, чтобы снять маленькую квартиру и начать новую жизнь в качестве бизнес-консультанта. И той, имя которой было у всех на устах. Гилен была настолько встроена в светскую жизнь Манхэттена, настолько уверена в себе, что однажды устроила ужин для ист-сайдского общества, темой которого было изящное искусство минета (зал, к примеру, был украшен фаллоимитаторами). Наконец, подруга знала Максвелл как давнюю спутницу финансиста Джеффри Эпштейна, человека еще более богатого и загадочного, чем ее отец. Она была предана ему долгие годы, вела хозяйство в его домах, на ранчо и на его частном острове, все это время подбирая и готовя девушек для него и его могущественных друзей. Иногда, как утверждает гособвинение, Максвелл и сама принимала участие в том, что те делали с девушками.

К тому моменту, когда подруга столкнулась с ней в самолете, Максвелл и одна из жертв Эпштейна, Вирджиния Робертс Джуффре, пришли к соглашению. Джуффре подала иск, обвинив Максвелл в том, что та наняла ее в качестве «сексуальной рабыни» для Эпштейна и принца Эндрю, когда ей было всего семнадцать. Теперь Максвелл постепенно расставалась с прежней жизнью. Закрыла свой благотворительный фонд по защите океанов The TerraMar Project, оставшись с долгом в размере $549 093. И даже отказалась от собственного имени, иногда представляясь новым знакомым просто «Джи». «Где ты живешь, Гилен? – спросила подруга. – Я тебя совсем потеряла». Максвелл внезапно побледнела: «Ой, везде понемногу». – «Но где именно?» Максвелл так и не ответила. «Думаю, она уже знала, – рассказывает подруга, – что вскоре дерьмо понесется по трубам».

Так и случилось. Эпштейн был разоблачен как один из самых отъявленных сексуальных хищников в истории, в июле 2019-го его арестовали, а в августе нашли мертвым в тюремной камере. После этого Максвелл как сквозь землю провалилась, оставив суд, СМИ, жертв Эпштейна и публику гадать, куда она подевалась. Говорили, что Гилен скрывается в морских глубинах, приобретя лицензию на управление подводной лодкой. Или в Израиле, под защитой «Моссада», с которым предположительно был связан ее отец. Или обратилась в программу защиты свидетелей ФБР. Укрылась на вилле на юге Франции. Отсиживается в неприступном бункере, принадлежащем кому-то из ее богатых и влиятельных друзей, чья жизнь рухнет, если Максвелл когда-нибудь расскажет все, что знает.

«Максвелл не сможет спрятаться, – заявил после смерти Эпштейна в августе 2019-го Дэвид Бойс, адвокат, который представляет интересы нескольких жертв финансиста, подавших против нее иск. – Во всем цивилизованном мире нет такого места, где ее нельзя будет найти. И в отличие от Эпштейна, у нее нет таких огромных ресурсов, которые потребуются, чтобы начать жизнь заново там, откуда ее нельзя будет экстрадировать».

Впрочем, планета достаточно просторна для обладательницы паспортов США, Великобритании и Франции, свободно говорящей на четырех языках и имеющей связи по всему миру. Прошел почти год после заявления Бойса, а Максвелл так и оставалась на свободе, вне досягаемости адвокатов и репортеров таблоидов, в том числе газеты The Sun, пообещавшей £10 000 за любую информацию о ней. «Вы пытались установить ее местонахождение, но не смогли сделать это?» – спросила 11 февраля судья Дебра Фримен в зале манхэттенского суда у адвоката, который добивался вынесения постановления, позволяющего предъявить иск к Максвелл альтернативными способами, включая электронную почту. «Да, ваша честь», – ответил адвокат. Судья удовлетворила прошение.

реклама
Роберт Максвелл со своими детьми (Гилен на коленях у сестры) играет в шахматы, 1964.

Роберт Максвелл со своими детьми (Гилен на коленях у сестры) играет в шахматы, 1964.

На похоронах отца в Иерусалиме, 1991.

На похоронах отца в Иерусалиме, 1991.

С отцом на футбольном матче, 1984

С отцом на футбольном матче, 1984

Максвелл, судя по всему, получила иск, но ее местонахождение оставалось неизвестным. В конце июня таблоиды сообщали, что она в Париже, якобы живет в роскошной квартире и прогуливается неподалеку от израильского посольства, замотав голову и лицо «большим узорным покрывалом». Одна ее подруга назвала эту версию «полной чушью». «Она могла быть где угодно, – рассказывал человек, осведомленный в том, как ее разыскивали. – Россия, Китай, Сингапур, Ближний Восток, Англия. Она может оказаться в замке у кого-то из друзей где-нибудь у черта на куличках. Или в палатке в самом сердце пустыни».

Год, который Максвелл провела в бегах, внезапно оборвался на рассвете 2 июля 2020 года, когда сотрудники ФБР и Департамента полиции Нью-Йорка арестовали ее в городке Брэдфорд, в штате Нью-Гэмпшир. Гилен предъявили обвинение по четырем пунктам в связи с сексуальным насилием над несовершеннолетними и еще по двум – за дачу ложных показаний под присягой. В период с 1994-го по 1997-й, когда она поддерживала «интимные отношения с Эпштейном», как сказано в обвинительном заключении, Максвелл «содействовала жестокому обращению с несовершеннолетними девушками». Одной из трех, чьи имена не удалось установить, «было четырнадцать, когда Максвелл и Эпштейн совратили их и подвергли сексуальным домогательствам».

Обвинение изображает Максвелл как сообщницу Эпштейна. Она, как считают прокуроры, старалась подружиться с несовершеннолетними девушками, расспрашивала их об учебе и семье, старалась расположить к себе, приглашая в кино или на шопинг. Когда сети были расставлены и контакт налажен, Максвелл «старалась представить сексуальные домогательства к несовершеннолетней жертве как нечто нормальное: заводила разговоры на сексуальные темы, раздевалась перед жертвами или смотрела, как они раздеваются, присутствовала при сексуальном акте между несовершеннолетней жертвой и Эпштейном» – «присутствие взрослой женщины помогало успокоить жертв», говорится в обвинении. Некоторые акты насилия происходили в ее лондонской резиденции.

На пресс-конференции в день ареста Максвелл заместитель директора ФБР Уильям Суини-младший охарактеризовал ее как «одного из злодеев в этом расследовании», которой удалось «ускользнуть в свой шикарный дом» в Нью-Гэмпшире, где она «продолжала вести привычную жизнь привилегированной персоны, в то время как ее жертвы живут с травмой, нанесенной ею много лет назад». Это был не первый раз в жизни Гилен Максвелл, когда ей пришлось лечь на дно. История ее исчезновения на самом деле началась в один ужасный день тридцать лет назад, в момент, когда в открытом океане было обнаружено тело ее отца.

До этого ей не надо было беспокоиться о деньгах. Теперь же она была ребенком чудовища.

Обнаженный окоченевший труп британского медиамагната Роберта Максвелла испанская полиция обнаружила 5 ноября 1991 года неподалеку от Тенерифе. В пятнадцати милях находилась пятидесятичетырехметровая яхта Максвелла, с которой он, по разным версиям, то ли спрыгнул, то ли упал, то ли его столкнули. Яхта была названа «Леди Гилен», в честь двадцатидевятилетней дочери. Появившаяся на свет в Рождество 1961 года, она была его обожаемым ребенком. Два дня спустя после ее рождения старший сын Максвелла попал в автокатастрофу и погиб. «Мне сказали, что это означает «луч света», – говорила Гилен, объясняя происхождение своего имени. На следующее утро после того, как полицейский вертолет выловил распухшее тело из океана, она вылетела из Лондона, чтобы быть рядом с любимым отцом.

Для Гилен, ее матери, трех братьев и трех сестер Роберт Максвелл был библейским Самсоном, уносящим городские ворота Газы, – таким он и был изображен на витраже в их пятидесятиоднокомнатном оксфордском особняке. Мальчик по имени Ян Людвик Хох родился в крошечной чехословацкой деревушке, в ортодоксальной иудейской семье, настолько бедной, что семеро детей вынуждены были носить башмаки по очереди. У него сформировался бойцовский характер: выжив во время холокоста, в котором погибли триста его близких и дальних родственников, Хох стал членом чешского Сопротивления. Бежав во Францию, присоединился к британской армии, в составе которой участвовал в сражениях от Нормандии до Германии. После войны женился на дочери преуспевающего британского торговца шелком, принял христианство, получив при крещении имя Роберт Максвелл, и купил издательство Pergamon Press, специализировавшееся на выпуске научных журналов. Оно стало краеугольным камнем империи, которая ко времени смерти Максвелла включала в себя несколько сотен компаний, издательский гигант Macmillan и множество газет, от лондонской The Mirror до нью-йоркской Daily News. Фигура такого же, а возможно, даже и более крупного калибра, чем его соперник Руперт Мердок, Максвелл был магнатом, который едал с королями и президентами и вообще проявлял непомерный аппетит во всем – касалось ли это семьи, еды, успеха или славы.

 С принцессой Дианой в Лондоне,  1984.

С принцессой Дианой в Лондоне, 1984.

С принцем Эндрю и одной из жертв Эпштейна Вирджинией Робертс, 2001.

С принцем Эндрю и одной из жертв Эпштейна Вирджинией Робертс, 2001.

Теперь он был мертв. Его империя очень быстро рассыпалась, как карточный домик. Выяснилось, что Максвелл брал под залог миллионы из пенсионного фонда своей компании, чтобы поддерживать ее дела, и оставил без пенсии тридцать две тысячи сотрудников, накопив долгов почти на $5 млрд. Множились конспирологические теории: он предпочел покончить с собой, чтобы не признаваться в финансовых преступлениях; он умер на яхте, занимаясь сексом с любовницей; он упал за борт, предаваясь своей ночной привычке мочиться в океан с палубы; его убили британские спецслужбы, полагавшие, что к нему попали записи, которые позволили бы обвинить MI6 в преступлениях; его уколол отравленным шприцем аквалангист, подосланный «Моссадом», чтобы заставить молчать об их тайных сделках по продаже оружия.

Вряд ли кто-то был шокирован открывшимися фактами больше, чем Гилен Максвелл. Как говорила одна из ее подруг в интервью The Times, «в любой точке земного шара, куда бы она ни захотела отправиться, она всегда оказывалась душой компании, и ей никогда не надо было беспокоиться о деньгах». Теперь же она была ребенком человека, о котором говорили как о чудовище. «Она была в ступоре, – рассказывала подруга. – Это стало для нее ударом, на нее было страшно смотреть».

Гилен рыдала, когда поднялась на отцовскую яхту, рыдала, когда мать попросила ее выступить перед толпой журналистов, рыдала, когда репетировала свое выступление. Каждый раз, когда она доходила до слов «мой папа», ее начинало трясти. «Мне было жаль ее, потому что она была папиной дочкой, – вспоминает бывший фотограф The Mirror Кен Леннокс, который был в то утро на борту «Леди Гилен» и помогал составить выступление. – Она явно обожала отца».

Но когда она наконец вышла к репортерам, ей каким-то образом удалось собраться. «Она подняла руку в повелительном жесте, как делал ее отец, когда ему надо было утихомирить беснующихся репортеров» – так описан этот эпизод в книге Robert Maxwell: Israel’s Superspy («Роберт Максвелл: Израильский супершпион»). «Как умер ваш отец?» – крикнул один из журналистов. Она посмотрела сверху на толпу и сказала громко и отчетливо: «Я думаю, его убили». После похорон Роберта Максвелла на Масличной горе в Иерусалиме семья возвратилась в Лондон. Британские таблоиды, которые когда-то принесли Максвеллам богатство, теперь, похоже, вознамерились их уничтожить. Вдова Элизабет Дженни Джин Мейнард Максвелл, женщина элегантная и эрудированная, «оцепенела от этой чудовищной публичной порки, – писал в то время Vanity Fair. – Ее мужа называли «жуликом», «мошенником», «тираном», «вором», «мегаломаньяком», «гангстером». Рассказывали о его оргиях. Делали из него самодура, который использовал махровые полотенца вместо туалетной бумаги». Элизабет перестала появляться на публике. «Я научилась жить ночью и спать днем, чтобы избежать встречи с этими рептилиями», – вспоминала она позже. За Гилен таблоиды тоже охотились. «Имя Максвеллов было так ненавистно в Лондоне, что ей приходилось ходить в белокуром парике, чтобы ее не узнали», – рассказывала журналисту The New York Post одна не пожелавшая быть названной нью-йоркская светская львица. В надежде начать новую жизнь Гилен вернулась в Нью-Йорк, где работала американским представителем своего отца в то время, когда он надеялся, что она выйдет замуж за своего приятеля Джона Кеннеди-младшего и таким образом соединит две великие династии. Теперь, будучи вынуждена освободить просторную резиденцию, которую предоставляла ей отцовская компания, Гилен переехала в маленькую квартиру. Когда к ней в гости пришла подруга, Гилен посетовала: «Они забрали все – даже столовые приборы». «Она была на мели, вся их семья осталась без гроша, – продолжает подруга. – Эта девочка выросла в роскоши, а потом вдруг – бац! У них всё отобрали. Она вернулась в Штаты, чтобы начать сначала».

С Джеффри Эпштейном, ювелиром Деборой Блом и писательницей Гвендолин Бек в Мар-а-Лаго, 1995.

С Джеффри Эпштейном, ювелиром Деборой Блом и писательницей Гвендолин Бек в Мар-а-Лаго, 1995.

Реинкарнация Максвелл не заняла много времени. В ноябре 1992-го, через год после смерти отца, ее заметили во время посадки в «Конкорд», летевший из Лондона в Нью-Йорк. «Неузнанный почти никем, ее сопровождал седеющий, полноватый американский бизнесмен средних лет, – сообщала Mail on Sunday, одна из газет, соперничавших с изданиями Роберта Максвелла. – Именно за этого мужчину Гилен схватилась как за лекарство от душевной боли, причиненной отцовским позором. Его зовут Джеффри Эпштейн».

Поначалу Гилен не распространялась о новом романе даже в разговорах с друзьями. Как-то раз она пригласила лондонского приятеля навестить ее в Нью-Йорке. Он был в шоке, когда прибыл к одной из самых крупных частных резиденций в городе, семиэтажному особняку на 71-й Восточной улице. «Чей это дом? – изумился ее приятель, когда та открыла дверь. – Кто здесь живет?» – «Мой друг». – «И что, он тебя пялит?» Максвелл ничего не ответила. «Она ни за что не выдала бы себя, – вспоминает приятель. – Не пустила меня дальше гостиной, была очень осторожна».

Гилен не упомянула о своих новых отношениях и в интервью журналу Hello!, который поместил ее на обложку в феврале 1997-го – это было первое интервью Гилен после смерти отца. Теперь «она вдали от неусыпного ока британской прессы», сообщал журнал, и стала «бизнесконсультантом», работает из своей квартиры на Ист-Сайде, которую делит с йоркширским терьером, названным Максом в честь ее отца. «Она гордится тем, что своей новой жизнью целиком и полностью обязана только своей напряженной работе, и благодаря ей может похвастаться элегантной квартирой, – продолжал Hello!. – Когда-нибудь она выйдет замуж и заведет детей, но это никогда не было целью: прежде всего она сосредоточена на своем бизнесе».

Она обращалась к людям «поросеночек», «козявочка». Ты чувствовал себя полным ничтожеством».

На деле «бизнес» заключался прежде всего в том, чтобы делать Джеффри Эпштейна счастливым. У него было много общего с ее отцом: скромное происхождение, огромное состояние, добытое загадочными способами, и даже слухи о связях с «Моссадом» и другими разведслужбами. Как и Роберт Максвелл, Эпштейн связал свою жизнь с женщиной более высокого статуса. В то время на Манхэттене бурлила светская жизнь и по вечерам завязывались близкие личные контакты. «Она была в эпицентре всего этого, – рассказывает инвестиционный банкир Юан Релли, который знал Гилен и в Лондоне, и в Нью-Йорке. – Она дружила со всеми, у нее была внушительная телефонная книжка».

Эти связи оказались очень существенны для Эпштейна. «Гилен помогла ему стать тем, кем он стал, – считает одна из жертв финансиста. – У него были деньги, но он не знал, что с ними делать. Она научила его». Эпштейн построил на своем ранчо в Нью-Мексико, занимавшем четыре с половиной гектара, особняк площадью две тысячи квадратных метров, назвал его «Ранчо Зорро» и хвастал, что по сравнению с ним его нью-йоркский дом «выглядит как сарай». Он также купил остров в составе Виргинских островов величиной в двадцать девять гектаров и восьмисотметровый дом в Париже, где, как говорят, была отдельная комната для массажа. Максвелл делила с Эпштейном постель в каждой из его резиденций, пока не перешла в статус «лучшего друга», как он назвал ее в интервью Vanity Fair («Когда отношения заканчиваются, герлфренд становится другом, при этом ее статус повышается, а не понижается»).

Вскоре Максвелл стала обладательницей собственной спальни в пятиэтажном особняке в Верхнем Ист-Сайде. Там прислуживала постоянно проживавшая пара – экономка и водитель. Еще было два секретаря: один для нее, один для Джеффри. Кроме того, Гилен был выделен гигантский бюджет на управление всеми шестью владениями Эпштейна. Она нашла способ вернуть себе тот образ жизни, которого лишилась после смерти отца.

Она носила кольцо с большим бриллиантом, которое ей подарил Эпштейн, и называла его обручальным. «Она говорила что-то типа того, будто она единственная женщина, с которой Эпштейн спит, – рассказывает одна из жертв Эпштейна. – Я знаю, что она смертельно хотела выйти за него замуж. Она сделала бы для него что угодно, он в ее глазах превосходил все и вся». «Гилен была одним из первых обладателей мобильного телефона и очень демонстративно клала его на стол во время ланча», – вспоминает британский писатель и телеведущий Кристофер Мейсон. Однажды, когда к Максвелл на чай зашла подруга, телефон зазвонил. «Это Джеффри, – сказала Гилен, закончив разговор. – Он простудился и хочет, чтобы я нашла лучший в Нью-Йорке куриный суп и привезла ему». «Гилен, у него огромный штат людей, – сказала подруга. – Он не может послать кого-нибудь?» – «Нет-нет, – ответила Максвелл. – Это должна сделать я».

Каждые несколько дней ее телефон звонил. Эпштейн осведомлялся, какая погода в Палм-Бич, Нью-Мексико, на Виргинских островах, в Париже. Безотказная Максвелл изучала прогноз погоды, предупреждала пилотов, чтобы они подготовили самолет для вылета туда, где небо было наиболее чистым, и они летели. Максвелл командовала армиями персонала, обслуживавшего многочисленные резиденции, и была при этом почти так же требовательна и высокомерна, как ее отец. «Она обращалась к людям «милочка», «поросеночек», «козявочка», – рассказывает одна из жертв. – Ты чувствовал себя полным ничтожеством».

Ей необходимо было всех строить, потому что один неверный шаг вызывал у Эпштейна бурю гнева – он был одним из немногих людей, которые могли довести Максвелл до слез. «Он орал на нее по телефону, – вспоминает одна из жертв, – а она заливалась слезами». Женщина, у которой когда-то было все, что можно купить за деньги, но которая все это потеряла из-за мужчины, снова могла купаться в роскоши.

Чтобы сохранить это, от нее требовалось только одно – давать чудовищу все, что оно пожелает. А ему хотелось все больше и больше женщин, причем помоложе. Их Максвелл разыскивала повсюду: в спа, массажных салонах, на вечеринках. А когда находила, приглашала на «чай» в особняк Эпштейна. «Как только в Нью-Йорке появлялась новая интересная и хорошенькая девушка в возрасте от двадцати до тридцати, Гилен тут же знакомилась с ней и приглашала на чай с Джеффри», – рассказывает инвестиционный банкир Юан Релли.

Чаепития вскоре сменились ужинами, а статус гостей неуклонно повышался. «Все это производило впечатление какого-то угара, – вспоминает писатель Кристофер Мейсон. – Мне кажется, среди моих знакомых не было никого, кто бы не знал ее. Когда бы ты ее ни увидел, она все время была по дороге на встречу с кем-то вроде Билла Клинтона». Ее нью-йоркский особняк превратился в социальный хаб. За ужином на восемьдесят персон собирались члены кланов Кеннеди и Рокфеллеров, «спрыснутые необходимым количеством графинь и миллиардеров», как писала The Times в 2011-м. Максвелл превратилась в «современную гейшу, чей чертог был заполнен самыми богатыми людьми на свете. Cреди них были хорошие, а были и плохие – и они считали, что закон на них не распространяется». Однажды на Рождество один очень большой миллиардер закатил очень большую вечеринку в своих очень больших апартаментах. Откуда ни возьмись появилась Максвелл, просканировала помещение, и взгляд ее остановился на двух юных сестрах. «О боже, ты только посмотри на этих девочек! – ахнула Гилен, обращаясь к подруге. – Я и представить себе не могла, что они такие красотки. Ты можешь представить им меня?» – «Гилен, зачем тебе с ними знакомиться? – спросила подруга. – Не хочешь ли лучше пообщаться с их родителями?» – «Я хочу познакомиться с ними, потому что Джеффри был бы рад с ними встретиться», – объяснила Максвелл. «Тут-то я поняла, что дело нечисто», – рассказывает подруга.

Максвелл последовательно отрицала, что знакомилась с несовершеннолетними девочками, чтобы потом свести их с Эпштейном. Надо сказать, попытки дистанцироваться она начала задолго до того, как тот попал в тюрьму. В начале двухтысячных она проводила время в Калифорнии с мужчиной гораздо более богатым, чем Эпштейн, – с бизнесменом Тедом Уэйтом, который жил в Ла-Хойе, в особняке с семью спальнями и четырнадцатью ванными комнатами. Они отдыхали на семидесятитрехметровой яхте Plan B, которую Гилен помогла ему купить. Яхта была оснащена вертолетной площадкой, джакузи, лифтом, тренажерным залом и бортовой субмариной (Максвелл вскоре получила лицензию на управление ею). «После того как она стала его девушкой, мистер Уэйт обрился налысо, начал носить тонированные очки и стал двойником Джейсона Стэтема», – писала The New York Times.

С супермоделью Наоми Кэмпбелл, бизнесменом Дональдом Трампом и моделью Меланией Кнавс (в замужестве Трамп) в Нью-Йорке, 2002.

С супермоделью Наоми Кэмпбелл, бизнесменом Дональдом Трампом и моделью Меланией Кнавс (в замужестве Трамп) в Нью-Йорке, 2002.

Эпштейн, почувствовав угрозу, исходящую от этих отношений, убедил Максвелл вернуться к нему на работу. Согласно материалам суда, адвокаты Гилен утверждали, что «примерно с 1999-го по как минимум 2006-й Максвелл была официальной сотрудницей Эпштейна – как непосредственно, так и в нескольких аффилированных с ним фирмах». Она продолжала совершать полеты на самолетах Эпштейна по меньшей мере до 2006 года, а также получать от него деньги. «В некоторых судебных исках, которые мы подавали против нее в 2015-м, 2016-м и 2017-м, установлено, что Эпштейн платил ей официальную заплату», – говорит адвокат Дэвид Бойс. Последнее известное их совместное фото было сделано в 2005 году на благотворительном вечере Wall Street Rising. На нем Эпштейн обнимает Максвелл за шею, а ее лицо озаряет широкая улыбка.

Уйдя от Эпштейна, Максвелл пыталась осуществить свой личный ребрендинг. Для этого был выбран океан, который когда-то унес жизнь ее отца. В качестве эколога и защитницы океанов Гилен выступала на CNN, на конференции фонда TED, девять раз выступала в ООН, а в сентябре 2012-го учредила TerraMar Project, «чтобы построить глобальное сообщество, которое станет рупором наименее изученной и наиболее пренебрегаемой части нашей планеты». В числе соучредителей организации был владелец Virgin Group Ричард Брэнсон.

Но по ее следам уже шли сыщики. Их нанял адвокат Брэдли Эдвардс, стремившийся доказать связь Максвелл с Эпштейном. Слежка принесла результаты – на ежегодном собрании фонда «Глобальная инициатива Клинтона» в 2009-м в Нью-Йорке Эдвардс при всем честном народе бросил Гилен в лицо свои обвинения. Она уже должна была дать официальные показания, но в июле 2010-го адвокат Максвелл позвонил Эдвардсу и объяснил: «Мать Гилен тяжело больна, так что она собирается покинуть страну и возвращаться в Штаты не планирует». Через несколько недель, открыв журнал People, Эдвардс увидел фотографию со свадьбы дочери Билла Клинтона Челси в штате Нью-Йорк. «Кого же я увидел в самом центре перед алтарем? – писал адвокат. – Гилен Максвелл!»

 С продюсером Харви Вайнштейном и Джеффри Эпштейном в Виндзорском замке, 2006.

С продюсером Харви Вайнштейном и Джеффри Эпштейном в Виндзорском замке, 2006.

Прошло еще шесть лет, прежде чем адвокатам удалось заставить Максвелл наконец дать показания, уже по другому обвинению. Семнадцатилетняя Вирджиния Робертс работала в раздевалке гольф-курорта Мар-а-Лаго, принадлежащего Дональду Трампу, когда, по ее словам, Максвелл предложила ей работу массажистки, постоянно сопровождающей Эпштейна. Свою историю Робертс впервые рассказала в 2011 году – ФБР и газете Daily Mail. В декабре 2014-го Вирджиния Робертс, которая теперь носила фамилию мужа Джуффре, подала иск, в котором Максвелл была названа «основной сообщницей Эпштейна в его сексуальных домогательствах и секс-торговле». Гилен пришла в ярость и сделала экстренное заявление для прессы, в котором называла обвинения Джуффре «очевидной ложью». Джуффре, в свою очередь, подала против Максвелл иск о диффамации – как писала впоследствии Miami Herald, именно этот процесс дал возможность оценить масштаб преступлений Эпштейна.

Дача показаний заняла несколько дней, Максвелл настаивала на своей невиновности. В обвинительном заключении говорится, что во время дачи показаний она дважды лжесвидетельствовала – 22 апреля и 22 июля 2016 года. Ее спросили: «У Джеффри Эпштейна была схема, по которой он нанимал несовершеннолетних девушек для сексуального массажа?» – «Я не понимаю, о чем вы говорите». – «Во время сексуальных актов в доме Эпштейна в Палм-Бич использовались сексуальные игрушки и приспособления?» – «Насколько я помню, нет». Максвелл заявила, что «ни с кем не вступала в контакт, кроме истицы, которой на тот момент было семнадцать лет», что она «не знала, что Эпштейн, когда она встречалась с ним, занимался сексом с кем-то, кроме нее». И добавила: «Я никому не делала массаж».

Столкнувшись с истерией таблоидов, сравнимой с той, что поднялась вокруг ее семьи после смерти отца, Максвелл снова «вырвала себя с корнем» из прошлой жизни и попыталась начать все заново. Продав свой дом на Манхэттене и избавившись от большей части собственности, она переехала в тихий городок Манчестер-бай-зе-Си в пятидесяти километрах от Бостона. Некоторое время жила там в колониальном особняке с пятью спальнями стоимостью три миллиона долларов. Дом принадлежал Скотту Боргерсону – красивому аналитику данных, специализирующемуся на морских перевозках. Максвелл и Боргерсон познакомились в 2013-м, когда участвовали в панельной дискуссии в рамках ассамблеи «Арктического круга» в Рейкьявике.

Весной 2019-го федеральный прокурор по Южному округу Нью-Йорка вновь открыл уголовное дело против Эпштейна.

Но Максвелл была уже далеко и, казалось бы, могла спать спокойно. 6 июня она встретилась с принцем Эндрю в Букингемском дворце. «Она приехала, чтобы поучаствовать в ралли», – сказал позже принц в своем скандально известном интервью каналу BBC. Максвелл была приглашена на ежегодное благотворительное ралли Cash & Rocket, во время которого восемьдесят женщин, включая Пэрис Хилтон и наследницу империи Topshop Хлою Грин, за четыре дня преодолели почти две с половиной тысячи километров по маршруту Лондон–Париж–Женева–Монте-Карло. Максвелл и ее второй пилот Аннетт Мейсон, жена барабанщика Pink Floyd Ника Мейсона, по очереди управляли машиной №28, вишневой «альфа-ромео». Посетив предшествовавший ралли бал-маскарад в Музее Виктории и Альберта, участницы пустились в дорогу. Улыбающуюся Максвелл можно видеть на фото с вечеринок: в белом платье на ужине «Элегантность в белом», который был дан в женевском отеле La Réserve, в сверкающем красном наряде – в яхт-клубе Монако. Это ее последние фотографии со светских мероприятий: их вскоре удалили с сайта Cash & Rocket, заявив, что она была приглашена не самим ралли, а кем-то из участниц. После ралли Гилен и вовсе исчезла.

Гилен подбирала девочек для удовлетворения ежедневной потребности Джеффри в трех оргазмах.

Шестого июля 2019-го Эпштейн был арестован агентами ФБР, когда его джет, прилетевший из Парижа, приземлился в аэропорту Тетерборо в штате Нью-Джерси. ФБР провело обыск в его особняке и предъявило финансисту обвинение в секс-торговле несовершеннолетними, основанное на инцидентах, происходивших в 2002–2005 годах. Радары таблоидов снова обратились в сторону Максвелл. «Подружка Эпштейна и его сутенерша Гилен Максвелл, британская светская львица с большими связями, не должна выйти сухой из воды, – написала в твиттере актриса Эллен Баркин на следующий день после ареста Эпштейна. – Эта женщина – настоящая сводня, она сидит за штурвалом самолета, который привозит девушек на остров Эпштейна. Я это знаю, потому что она мне сама рассказывала».

Получив наводку, что Максвелл живет в Манчестер-байзе-Си, таблоид Daily Mail отрядил туда свою команду. Журналисты принялись опрашивать соседей, появились фотографии, на которых старшая сестра Гилен, Кристин, складывает сумки в багажник, Скотта Боргерсона застигли во время прогулки с собакой, которая якобы принадлежала Гилен. «Я один дома со своей кошкой, – позже отбивался Боргерсон от New York Post. – Ее здесь нет, и я понятия не имею, где она... Поверьте, никому не хочется иметь отношение к этой радиоактивной ситуации». В документальном фильме Netflix «Джеффри Эпштейн: Грязный богач» несколько его жертв утверждают, что Максвелл не просто заманила их в сети финансиста, но и сама приставала к ним. Когда на допросе Эпштейна спрашивали, какую роль играла Максвелл в его сексуальных преступлениях, он по меньшей мере четырнадцать раз сослался на пятую поправку к конституции. Насколько известно, Гилен не навещала бывшего любовника ни во время его тринадцатимесячного пребывания в тюрьме округа Палм-Бич, ни во время его заключения в Нью-Йорке.

Десятого августа в шесть тридцать утра Эпштейн был найден повешенным в тюремной камере. Полиция сообщила, что он соорудил петлю из своей простыни. «Ноэль [охранник] принес мне подгоревшую еду, – якобы написал Эпштейн в предсмертной записке. – Огромные жуки ползают по моим рукам. В общем, все это совсем не весело!» За день до самоубийства Эпштейна в федеральном суде был дан ход иску о диффамации, выдвинутому Вирджинией Робертс Джуффре против Максвелл. На двух тысячах страниц дела Гилен предстает в полный рост – как любовница Эпштейна и хозяйка его борделя, подбиравшая девочек для удовлетворения ежедневной потребности Джеффри в трех оргазмах («Что-то чисто биологическое, как еда», – говорится в показаниях одной из жертв), обучавшая их тонкостям эротического массажа («Она намекала, что мне не удалось его достаточно завести», – рассказывала та же жертва) и предположительно сама участвовавшая в забавах Эпштейна. Ее имя было обнаружено на телефонограммах, которые следователи нашли в мусорных корзинах в доме Эпштейна в Палм-Бич, и в полетных листах его «Боинга-727», который финансист называл «Лолита Экспресс».

На вечеринке в Нью-Йорке, 2012.

На вечеринке в Нью-Йорке, 2012.

Максвелл стала одной из наиболее разыскиваемых преступниц. Однако произошла чрезвычайно странная вещь: среди бела дня она появилась... в сетевой бургерной In-N-Out в долине Сан-Фернандо. Максвелл сидела за уличным столиком, в голубом худи и брюках капри, подобающих домохозяйке из пригорода Лос-Анджелеса. Перед ней на столе были гамбургер, молочный коктейль и порция картошки фри. Она прихватила с собой собаку, видимо, своей подруги, и «Книгу славы: Тайная жизнь и смерть оперативников ЦРУ» Теда Гапа (ее рейтинг на Amazon вскоре взлетел на триста тысяч пунктов).

Три дня спустя фотография Гилен за столиком в бургерной появилась в New York Post. В статье сообщалось, что какая-то подруга просто встретила Максвелл случайно и решила сфотографировать. Было ли это правдой? Были ли подлинными эти фотографии Максвелл, которая ела бургер и читала книгу через два дня после того, как человек, с которым прошла большая часть ее жизни, умер обесчещенным за решеткой? Или это были, как подумали многие, подделки в фотошопе, целью которых было сбить ищеек со следа? Те, кто не верил в подлинность фотографий, обращали внимание на фон: был виден постер фильма «Хорошие мальчики» на автобусной остановке, хотя в том районе этот фильм никогда не шел. Скептики задавались вопросом, почему перед Максвелл два подноса и две чашки, если она ест в одиночестве, а также указывали на метаданные одного из фото, опубликованного на nypost.com: из них следовало, что снимок сделан живущей в Лос-Анджелесе подругой Максвелл, адвокатом, которая по чистому совпадению является хозяйкой изображенной на фото собаки. Так или иначе, но толпы людей устремились в бургерную In-N-Out, чтобы сфотографировать столик, за которым, возможно, ела Максвелл. Журнал The New Yorker предположил, что в фотографиях был заложен дерзкий месседж – «попробуйте найдите меня». Насмешка над всем миром, который шел по ее следу.

После этого Максвелл исчезла снова. «Ей стали угрожать расправой», – рассказывает одна из подруг. Угрозы поступали через социальные сети, по электронной и обычной почте, по телефону – гневный хор, жаждущий мести. Серьезные угрозы начались после ареста Эпштейна, их количество возросло после его смерти и продолжало увеличиваться в последующие несколько месяцев. Было нанято охранное агентство, сотрудники которого были ветеранами разведслужб и правоохранительных органов.

«Максвелл регулярно получает угрозы ее жизни и безопасности, что потребовало нанять охрану и найти безопасное место», – написано в жалобе, которую Гилен подала на Виргинских островах в прошлом марте: она просила оплатить расходы на обеспечение ее безопасности из наследства Эпштейна, которое оценивается более чем в шестьсот миллионов долларов.

В мае адвокат жертв Эпштейна Дэвид Бойс сообщил: «У нас есть сведения о ее пребывании на юге Франции, в Северной Калифорнии, в Соединенном Королевстве и Израиле. Вероятно, она побывала во всех этих местах, но где она сейчас, мы точно не знаем». Максвелл превратилась в призрака. Даже ее собственные адвокаты утверждали, что не знают ее настоящего местонахождения и общаются с клиенткой преимущественно по электронной почте.

Именно в это время подруга Максвелл выступила в Vanity Fair с описанием образа жизни беглянки. Ее некогда роскошный быт теперь сменился спартанским существованием, в котором было только самое необходимое: айфон, айпад, ноутбук, одежда в стиле casual и недорогая скороварка. С ее помощью Максвелл готовила блюда французской кухни по рецептам своей матери: бёф бургуньон, красную капусту, тушенную с яблоками, луковый суп. Каждый день она выходила на пробежку. Если под рукой был бассейн, она наматывала в нем круги. Пока из-за пандемии не закрылись тренажерные залы, регулярно упражнялась с боксерской грушей. По вечерам снова занималась: поднимала вес или делала упражнения на растяжку, пока смотрела новости по телевизору. Перед сном готовила и читала, в основном биографии. На тумбочке у ее кровати, по словам подруги, лежали книги Бориса Джонсона «Фактор Черчилля: Как один человек изменил историю» и «Неустанная погоня: Как я защищал жертв Эпштейна» адвоката Брэдли Эдвардса, в которой Максвелл – один из главных персонажей. Каждый день Гилен беседовала с адвокатами. Она собрала команду защитников по уголовному и гражданскому праву в Нью-Йорке, Колорадо, Великобритании и на Виргинских островах, гонорары которых составляли от пятисот до тысячи пятисот долларов в час. «Юристы стали ее жизнью, ее вселенной, она разговаривала только с ними и с близкими родственниками», – объясняла подруга.

Как минимум три женщины указали Максвелл в качестве ответчика в своих исках против Эпштейна по возмещению ущерба от сексуального насилия. В иске одной из них, Энни Фармер, утверждается: Эпштейн и Максвелл вовлекли ее и ее сестру Марию в «схему манипулирования и насилия над молодыми женщинами». В 1995-м Энни было шестнадцать, Эпштейн привез ее из Аризоны в Нью-Йорк. Начавшееся там сексуальное насилие продолжилось на его ранчо в Нью-Мексико. Позже финансист предложил Марии, которой исполнилось двадцать шесть, должность «придворной художницы» в резиденции миллиардера Леса Векснера, расположенной в принадлежащем ему центре искусств в Огайо. Там Фармер подверглась сексуальным домогательствам как Эпштейна, так и Максвелл, говорится в исковом требовании.

Дженнифер Араоз обвиняла Эпштейна в том, что он изнасиловал ее, когда она была четырнадцатилетней школьницей. «Этому человеку позволили покончить с собой и таким образом убить шанс на правосудие для очень многих участниц этого процесса, отняв возможность высказаться во весь голос», – заявила Араоз в суде. Через несколько дней после смерти Эпштейна она подала иск к его наследникам и к Максвелл.

В июле этого года Максвелл арестовали, ей предъявлено уголовное обвинение. Гилен грозит до тридцати пяти лет тюрьмы. Прокуроры категорически возражают против того, чтобы отпустить ее под залог, учитывая ее способность перемещаться по всему миру и, вероятно, солидные денежные накопления, которые держатся в тайне. За последние три года, как сказано в судебной записке, она совершила как минимум пятнадцать международных перелетов «в Соединенное Королевство, Японию и Катар». Кроме того, с 2016 года по настоящее время у нее было пятнадцать банковских счетов, общая сумма средств доходит до $20 млн. Дом, в котором ее арестовали, «она купила в декабре 2019-го, через тщательно законспирированное ООО». Особняк площадью четыреста квадратных метров расположен на лесистом участке размером шестьдесят три гектара в Брэдфорде в Новой Англии, называется Tuckedaway и на риелторском сайте описан как «чудесное убежище для любителя природы, который ищет полного уединения». Дом был приобретен за $1 070 750 наличными.

Еще до ареста Максвелл я спросил у одной из ее подруг, как Гилен представляет себе свое будущее. Этот же вопрос ей в 1997-м задавал журнал Hello!. Гилен было тридцать пять, она только-только начала новую жизнь в Нью-Йорке. Тогда она сказала: «Я оптимистично смотрю в будущее и верю, что со временем у меня все наладится». В 2020-м подруга Максвелл ответила на мой вопрос за нее: «Я думаю, она понимает, что у нее нет будущего».

 Бизнесмен Джеффри Эпштейн с подругой Гилен Максвелл в гольф-клубе Мар-а-Лаго, 2000.

Бизнесмен Джеффри Эпштейн с подругой Гилен Максвелл в гольф-клубе Мар-а-Лаго, 2000.

Вам может быть интересно:

Кто помог миллионеру Карлосу Гону сбежать из Японии в ящике: история Майкла Тейлора, который работает супергероем в жизни, а не в кино

Скандалы, промахи и фатальные ошибки во время президентских дебатов в США

Что происходит в Крайст-Черче, самом знаменитом и скандальном колледже Оксфорда

Кристин Килер: главная героиня крупнейшего шпионского скандала в истории Великобритании

Принц Чарльз оказался в центре арт-скандала

Скандал с принцем Эндрю: фильм про дедушку и русские девушки по вызову

Главные международные скандалы 2019 года

5 скандалов, связанных с семьей принцессы Евгении

6 скандалов на фестивале Burning Man

Самые скандальные разводы среди политиков и бизнесменов

Британский принц в центре секс-скандала

Сексуальные скандалы в политике

История большой аферы самой высокооплачиваемой актрисы Китая Фань Бинбин

Кто такая Анна Сорокина и почему она оказалась в тюрьме, выдавая себя за наследницу миллионера

Остап Бендер нервно курит: аферисты светской Москвы

Громкие дела Фионы Шеклтон, самого известного адвоката по разводам и защитницы интересов принцессы Хайи

Мы все под колпаком: чистая правда о частных детективах

История крупной аферы в светской Москве

Из Бленхеймского дворца украли золотой унитаз за £4,8 миллиона

Фото:gettyimAGES.COM; LEGION-MEDIA; splash news/gettyimages.ru; REX FEATURES/FOTODOM.RU; The Sun/News Licensing/MEGA/EastNews

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует