1. Главная
  2. Школа
Школа

Родители школьников и онлайн-обучение: личный опыт героев Tatler

Нынешний учебный год, возможно, тоже пройдет под знаком зума, скайпа и фейстайма. «Татлер» расспросил светских родителей и детей, какой ценой им далось онлайн-обучение на карантине.
реклама
22 Октября 2020

Юлия Барановская

Телеведущая

Я категорически против онлайн-обучения в школах, могу это принять только в экстренных ситуациях, таких как пандемия. Ведь школа – это не только место для получения знаний. Это место, где ребенок находится в социуме. Он должен общаться, выстраивать отношения и со взрослыми людьми, учителями, и со сверстниками. А это можно делать только в офлайне.

Вот дополнительное образование может проходить в онлайне. Заставить заниматься по интернету невозможно, это должно быть твое внутреннее желание сидеть у компьютера и узнавать что-то новое. Например, мой сын Артем (ему четырнадцать): он хочет учить испанский и занимается онлайн. Ему удобно, общаться с преподавателем тоже нравится.

Во время карантина детям не хватало общения, они соскучились именно по походам в школу (я вообще за всю жизнь ни разу не слышала от детей, что они не хотят идти в школу). Тяжелее всего было Арсению (ему семь), самому непоседливому в нашей семье. Когда он занимался один на один с педагогом, его внимание могли концентрировать, а когда сидел целый класс, он отвлекался, забывался, ему было неинтересно. В первом классе ребенок должен знакомиться со школой, а тут онлайн и вообще ничего не понятно.

А вот Яна и Артем привыкли ко всему и спокойно перенесли это время. Артем в онлайне даже репетировал спектакль – «Поколение Маугли», который в МХТ перезапускает Константин Хабенский. С друзьями они играли по зуму в «Мафию», не знаю, как они это проделывали, но играли. Дети на самом деле найдут выход из любого положения.

Мне лично очень тяжело дался онлайн. Я за живое общение, у меня нет фейсбука, ничего. И аккаунта в зуме тоже – я выходила на связь со страницы Артема, это было забавно. День рождения Яны мы праздновали по видеосвязи. И со своими девчонками я общалась по фейстайму. У меня много друзей живут за границей, я до сих пор не могу к ним доехать. Тяжело, но что делать.

Представляю, как нелегко было родителям, у которых нет возможности развести детей по разным комнатам. Я сама выросла в коммунальной квартире и понимаю, каково это – двое, трое детей сидят в одной комнате и занимаются, причем все учатся в разных классах. Памятник родителям нужно поставить за то, что они это вынесли.

Юлия Барановская с сыновьями Артемом и Арсением и дочерью Яной

Юлия Барановская с сыновьями Артемом и Арсением и дочерью Яной

реклама

Анита Гиговская

Президент Condé Nast Россия

«Новая гуманитарная школа», где учится мой сын Марк (ему пятнадцать), давно пользуется онлайн-приемами. Задания и сочинения загружаются на гугл-диск, дети читают стихи наизусть, записывая это на видео, и выкладывают ролики в облако. Это полезно: дети учатся артистично читать, когда пересматривают себя на видео, преподаватель не тратит время на уроке и проверяет всех. Обмануть систему нельзя: на видео заметно, если читаешь с экрана.

В НГШ еще до всеобщего карантина ребят перевели на обучение в зуме. Виртуальными были и уроки, и общие интеллектуальные игры класса, и финальный выпускной концерт. Расписание оставалось таким же насыщенным, как обычно, – раньше восьми часов вечера Марк из комнаты носа не высовывал.

Впрочем, на его концентрацию обучение в таком формате повлияло негативно. Работа в онлайне требует самодисциплины. В НГШ на переменах разрешают пользоваться телефонами только как средствами связи, а дома на перемене, за закрытой дверью, когда над тобой не стоит ни тьютор, ни преподаватель, запросто можно затупить в ютьюбе со смешными видосами. Вот и Марк несколько «разботвился» за месяцы удаленной учебы, это признали и педагоги, и он сам.

Вступительные испытания в Московскую международную киношколу (Марк хочет учиться режиссуре) он тоже проходил онлайн. Заместитель директора школы рассказывал, что приемной комиссии в этом году было дико сложно выбирать: уровень работ по сравнению с очным конкурсом был на порядок выше. Ребята сделали сверхусилие, чтобы проявить себя в работах, без возможности произвести впечатление харизмой в «ближнем бою».

Анита Гиговская

Анита Гиговская

Ее сын Марк

Ее сын Марк

Виктория Борисевич

Светская дама

Я во время карантина брала уроки французского у преподавателя-француза и очень даже преуспела. Времени было очень много, хватало и на занятия три раза в неделю, и на выполнение домашних заданий. Еще я поучаствовала во многих кулинарных мастер-классах и вообще с большим удовольствием готовила. Мне помогал старший сын Максим (ему двенадцать), который тоже очень проникся. Конечно, под конец карантина мы немножко подустали – с тех пор, как началась более-менее активная жизнь, я к плите не подходила.

А вот с онлайн-обучением детей не все было гладко. Во-первых, не все учителя были к этому готовы, некоторые преподаватели почтенного возраста не со всем справились. Уроки назначались, а потом отменялись по причине их неспособности выйти в эфир или из-за проблем с интернетом: многие, видимо, разъехались по дальним деревенским домам. Ну и Максим, конечно, в сложном подростковом возрасте. Сначала он кайфовал, что не будет ходить в школу, никто не будет проверять уроки, всегда можно сослаться на то, что не было интернета. Расслабился, увлекся телефоном, постоянно на него отвлекался на уроках, а я не могла его забрать: через интернет выкладывали задания, шло общение.

Информация, которую им давали на этих уроках, могу сказать, не улеглась: концентрация на онлайн-уроках не та. А еще была смешная ситуация. Кто-то взломал конференцию, какие-то парни с Украины, их сверстники. Ворвались в эфир, начались какие-то шутки с ненормативной лексикой. Вернуться к уроку ребята так и не смогли, до конца дня обсуждали произошедшее. Им было дико весело еще и потому, что бедный учитель во время всего этого хватался за голову и не понимал, что делать.

Я считаю, что онлайн-обучение даже близко не стоит рядом с обычным, когда ты сидишь перед учителем, смотришь ему в глаза. А вот дополнительные занятия мы перевели в онлайн, и оказалось, что это очень даже неплохо. Я всегда, еще до карантина, была категорически против, когда репетиторы по каким-то причинам предлагали провести занятие по видео: для меня важно, чтобы с учителем был близкий контакт. Но в итоге мы даже музыкой занимались по зуму, и никаких проблем не возникло.

Виктория Борисевич с сыном Максимом

Виктория Борисевич с сыном Максимом

Николай Зверков

Фотограф

Наше окончание учебного года было очень тревожным. Я боялся, что онлайн-обучение будет неэффективным. Было непонятно, как это технически настроить, но Колян очень быстро врубился. Он сам по себе рано встает и на карантине тоже вставал рано, сам одевался, заправлял кровать (потому что кровать видно в камеру) и за пять минут до начала урока приходил будить меня (потому что мне надо было из детской забрать второго ребенка, который спал на заднем плане). Колян, кстати, в принципе готов вообще больше в школу никогда не ходить, так ему понравилось учиться в онлайне. Хотя, говорит, скучает «по переменам». Ребята могли в любой момент созваниваться по вотсапу, но они, может быть, слишком маленькие еще, у них нет пока коммуникативных навыков, чтобы просто созвониться и поболтать за жизнь. Видимо, нужно личное общение, без этого они, конечно, дичают.

Еще нам обоим нравилось, что не надо никуда ходить. Я каждое утро водил его пешком в школу, а тут ничего не надо было делать: открыл один глаз, посмотрел, что ребенок начал заниматься, и все, можно дальше спать, классный руководитель у них очень ответственная. Ну а Коляну нравилось, что не надо одеваться – можно просто сесть в футболке и трусах. Как диктор на телевидении: надеть только верхнюю часть костюма.

Трудности были с организацией домашнего задания. В онлайн-дневнике надо найти задание, а оно написано каким-то сокращенным, непонятным образом. Потом нужно найти в учебнике, что делать. Кое-как в родительском чате выясняешь, что именно. Делаешь домашнее задание, потом его фотографируешь и выкладываешь в личный кабинет ребенка. Иногда все это занимало больше времени, чем выполнение самого задания.

Николай Зверков с сыном Николаем

Николай Зверков с сыном Николаем

Мила Андрюшина

Основательница Центральной балетной школы «Pre-академия»

У меня пятеро детей: Никите двадцать три, Степану пятнадцать, Еве десять, Михаилу восемь, Виолетте четыре. Разброс внушительный, но мимо онлайн-обучения в четырех стенах никто не прошел. Каждый день из разных комнат примерно в одно и то же время по утрам раздавалась оркестровая разыгровочка: Степан, Михаил, Ева говорили на английском, Виолетта – на французском, Никита – на немецком (он упорно готовился к сдаче экзамена на интеграционный уровень). Нет, разговоры на разных языках в нашем доме – норма (все дети начинали учить их с полутора лет). Но такого, чтобы все говорили одновременно и по расписанию, еще не было.

Пришлось переоборудовать мансарду, чтобы Ева, ученица Центральной балетной школы, смогла продолжить заниматься со своими педагогами. Благо школа была готова к такому маневру – три раза в неделю «по звонку» Ева и ее одноклассницы собирались в онлайн-класс. Конечно, занятия балетом по зуму невозможно сравнить с занятиями в залах школы. Нет критически важного элемента – физического контакта с педагогом. Впрочем, был и плюс: Виолетта, глядя на па старшей сестры, сначала пританцовывала рядом, а потом попросила начать заниматься отдельно. Кстати, основываясь на новом опыте, мы в ЦБШ решили создать первую международную онлайн-школу балета. Офлайн, безусловно, фундамент и основа, а вот спецкурсы можно проводить по интернету. Та же Ева наконец-то смогла пройти в нашей школе курс по истории балета.

Мила Андрюшина с дочерьми Евой и Вио­леттой и сыновьями Степаном и Михаилом

Мила Андрюшина с дочерьми Евой и Вио­леттой и сыновьями Степаном и Михаилом

Вам может быть интересно:

Лучшие школы Москвы и Подмосковья 2020: рейтинг Tatler

Зачем бороться с перфекционизмом?

Как «заставить» ребенка учиться? Объясняет психолог Марина Мелия

Как и зачем поступать в Гарвард и Йель в эпоху коронавируса

Еще больше материалов для родителей, школьников и всех им сочувствующих – в приложение Tatler «Лучшие школы мира 2020». Его можно читать онлайн на смартфоне и планшете: скачайте приложение Tatler Russia в Google Play и App Store. Чтобы не пропускать новые номера журнала, подпишитесь сразу на год: вы будете получать уведомления о свежих выпусках и сможете просматривать архивные номера Tatler.

Фото:gettyimages.сom; из личных архивов; Мария Попова; архив пресс-службы;

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует