Наташа Максимова о хейтерах

Колумнист Tatler.ru наконец познакомилась с теми, кто делает жизнь наших героев веселее.
Наташа Максимова о хейтерах

Меня всегда занимали энигмы, загадки и феномены. Феномены в особенности, поскольку я сама далеко не норма и всегда отчаянно стремилась к тем, кто способен взбудоражить мое воображение. Поразить необычайностью. Вдохновить и обрадовать. Разочаровать (на выходе) — такое тоже случается, когда феномен, получивший объяснение, оказывается ничем, пшиком, зеро. Человек я, как вы знаете, с судьбою радостной (срочно надо разобрать натальную карту и понять, что там к чему). Потому на чашах весов моего жизненного опыта намного меньше разочарований, чем улыбок и любовей.

И вот недавно (причем не благодаря своей пытливости, а вопреки ей) я столкнулась с новомодным феноменом — хейтерством. Хотя тут надо сделать поправку: новомодное — само это слово “хейтер” (я стараюсь избегать заимствований), да и в тренде оно лишь в виртуальном пространстве. А так хейтерство существовало всегда и называлось желчь, злоба, ненависть и много как ещё. Но я столкнулась с ним недавно, к слову, в самой щадящей форме. Это явление увлекло меня не на шутку. После выхода моего последнего интервью трепетные друзья готовили меня морально: «Наташа, милая, только не реагируй, смотри сквозь все это с отстраненностью особы нордической, а лучше не читай совсем». Я дисциплинированно кивала, изображала согласие. Но мысленно, конечно же, предвкушала баталии в своем инстаграме с теми, кто придет меня «мочить».

Был запал ответить достойно пусть и невидимым обидчикам, но опасаясь обвинений в мазохизме, я помалкивала и примеряла улыбку Моны Лизы.

Так вот интервью случилось, а хейтерства — нет. В полном недоумении я снова занялась самокопанием: «Что со мной не так? Почему все только со знаком плюс? Я же заслуживаю быть вызванной на поле брани. Где увесистые оскорбления, обвинения во всех грехах, за которые по законам виртуального мира я должна быть как минимум предана анафеме, а быть может, даже распята при помощи банов и жалоб в службу поддержки?» Всего этого не случилось. Потому как мир, видимо, намного добрее, чем мне думалось.

А спустя пару недель я наконец познакомилась с хейтерами-пшиками. С тем самым феноменом (впрочем, можно ли их называть таким масштабным словом?), который изучать, разгадывать, пытаться понять — себя не уважать. Пришел самый неинтересный тип — «бабки на скамейке vulgaris», скудоумный, низменный, злой. В первую очередь злой на себя. За ничтожный словарный запас (хотя благодаря этим фантомным «эллочкам» я сама узнала множество ненужных слов). За отсутствие радостей в жизни (которые вполне возможно создать себе самому). За то, что ты живешь, а он существует.

Это удивительный тип человека вечно неудовлетворенного. Я даже честно пыталась понять, как усмирить такого врага (хотя это слишком большой аванс — называть такую субстанцию врагом). Могу теперь дать совет: и не пытайтесь. Он все равно не знает правил перемирия, какой бы белизны флаг вы ни поднимали. Недоговороспособный он, товарищ хейтер этот. Без фильтра ты в комментариях будешь «страшная». С фильтром еще страшнее: «Пытается нам всем наврать». С бокалом, упаси бог, — «на синьку подсела». Без бокала — «пьет в одиночестве, скрывает. Понятно же, женский алкоголизм». Фото в исподнем — «как смеет она попирать устои и правила приличия» (обычно блюстители порядка сопровождают подобные комментарии отборным матом, неведомым даже мне, поклоннице обсценной лексики).

«Мужик в юбке», «Грудь неэстетичная, почему не сделаете?» А я ведь так долго шла к своему идеалу и была уверена, что именно мою грудь можно помещать в палату мер и весов. Самое страшное: прислушайся я к такому «совету», спустя месяц напишут «силиконовая кукла».

Список упреков нескончаем. Но самое жалкое — он патологически глуп.

Поначалу я даже решила объявить конкурс на самый ироничный ответ злобному комментатору. Но их фигуры были настолько блеклыми, что призывать друзей к участию стало попросту неловко.

Сегодня я понимаю: не все загадки должны быть разгаданы. Не все тайное должно становиться явью. Я искренне не понимаю, что может двигать человеком, который, едва проснувшись, идет на чью-то страницу и устраивает фекальную атаку. А потому надеюсь, что это какой-то бракованный искусственный интеллект, сошедший с контрафактного конвейера. А может, это какое-то инфекционное заболевание. А в 2020-м нам уже достаточно вирусов.

Могу ли я быть снисходительной к выпадам безликих унизилок петровн? Конечно, могу, но только при предоставлении справки с диагнозом «Синдром Туретта». Пока же я иду пить шампанское, смеяться, надевать исподнее или снимать его, звонить друзьям и радоваться жизни.

Вам также может быть интересно:

Наташа Максимова — о том, как поменяла пол, страну и жизнь

Наташа Максимова – о самоизоляции в Париже и жажде свободы

Наташа Максимова — о танцах как способе освобождения от светских условностей

Наташа Максимова — о том, что делать со славой

Фото: Сергей Табунов