Исповедь светской SMMщицы о том, как непросто зажигаются звезды инстаграма

Предсказуемый ответ на заметку нашего светского хроникера о рублевских эсэмэмщиках.
Исповедь светской SMMщицы о том как непросто зажигаются звезды инстаграма

В октябрьском номере мы писали о том, как беспринципные эсэмэмщики пользуются доверчивостью, добротой и невинностью светского человека. Ответ эсэмэмщика не заставил себя ждать. Автор телеграм-канала Pink Birkin Женя Квиртия уверена: иных героев «Татлера» не исправит даже фейстюн.

Я очень громко смеялась над статьей Ариана Романовского. Там ваш #светскийинтроверт живописал, каким именно образом героиням «Татлера» делают плюс семьдесят тысяч подписчиков за пару месяцев. О «русских премиум» по сто пятьдесят рублей штука и советах вроде «отмечайте марки, чтобы потенциальным клиентам казалось, что к вам уже обращаются бренды» по сто тысяч в месяц. О «кругах», за хождение в муках по которым страдала Лена Перминова.

В общем, Ариан пугал, а мне было смешно – потому что я вспомнила, как сама почти полгода играла роль умного еврея при губернаторе, то есть эсэмэмщицы при красивой женщине. У меня неплохо подвешен язык, я умею складно составлять слова в предложения, и это умение время от времени сводит меня с крайне интересными людьми. В один прекрасный день мне поступило предложение поработать на владелицу модного бизнеса (назовем ее Эвелиной). Для начала ей хотелось стать хотя бы Тетей Мотей. На тот момент Наташа Давыдова была в топе со своими смешными текстами о том, как трудно забронировать файф-о-клок в лондонском «Ритце», чтобы у детей остались хорошие воспоминания от поедания сконов, и фотографиями, демонстрирующими умение надеть все лучшее из коллекций модных марок сразу и не выглядеть при этом дешевле самих вещей. Моей клиентке хотелось так же. В планах было еще попадание в список избранных контактов Ариана Романовского и свершения помельче, но обо всем по порядку.

На вид Эвелина была типичной trophy wife: точеная фигура, которую не испортили трое детей, образ «меня 24/7 снимают камеры» и муж, вступающий в возраст дожития. Но в отличие от наиболее яркого представителя этого подвида homo sapiens, Мелании Трамп, Эвелина умела грамотно формулировать запросы и действительно была увлечена своим делом. На все мои идеи она реагировала с невероятным энтузиазмом и готовностью тут же сесть на шпагат. Мне показалось, что работа с ней будет приятной и не слишком энергозатратной.

Ларчик открылся уже на фотосессии, которую мы затеяли для ее бренда. Моя богиня инстаграма решила заодно «подснять себе немного контента» в разных нарядах. Понимаете, да? Кадры, где она под искусственным светом и в съемочных декорациях улыбается, как Филипп Киркоров в момент отключения фонограммы, должны были привлечь если не «русских премиум», то лояльную аудиторию. Возможно, я слишком придирчива и в таких условиях можно было бы получить пару-тройку красивых снимков, но это был не тот случай: мне достался неповоротливый манекен, который на просьбу посмеяться только пучил глаза и обнажал ладно сделанные виниры.

На просьбу посмеяться неповоротливый манекен только пучил глаза и обнажал красивые виниры.

Раз в неделю мы встречались, чтобы исправить ошибки, допущенные с обеих сторон. Я никогда так часто не говорила о том, что натуральными должны быть не только фотографии, но и она сама. Так ли уж надо готовить курицу терияки при полном боевом раскрасе и в шифоне Givenchy? С трудом, но в сторис Эвелины начала появляться жизнь: кадры с тренировок, робкие советы о воспитании детей, истории из разряда «свою первую зарплату я потратила на красную куртку Motivi». Истории придумывала я. За время работы с Эвелиной я начала разбираться в йоге и кейле. Я шерстила таблоиды в поисках новостей, которые могли бы вовлечь в общение неподвижную, как кожа у нее на лбу, аудиторию. Короче, старалась вывести страницу в топ всеми доступными и легальными способами. Я против накрутки ботов, но Эвелина уже крепко сидела на этой игле. SMM-агентство, которое работало с ней до меня, брало шестьдесят тысяч рублей в месяц – за эти деньги к числу подписчиков Эвелины ежедневно добавлялись еще триста, скажем так, человек. Теперь же она все время удивлялась, почему число подписчиков не растет, как раньше.

Мои тексты аудитория не воспринимала, потому что их все так же монтировали вместе с намертво отретушированными фотографиями. Посты хотелось скорее прокрутить – какие тут комментарии, лайки! Вдобавок Эвелина требовала писать посты в стол. А я не Довлатов, хоть и получала в этой своей «Советской Эстонии» меньше тридцати тысяч рублей в месяц.

Однажды Эвелина заявила, что уезжает на отдых в Форте-деи-Марми – нужны соответствующие тематике тексты. Я написала двадцать пять, по количеству дней отпуска. Опубликовано было едва ли десять, гонорар, разумеется, мне заплатили только за них.

Дальше – больше. Эвелина завела разговор о том, что хочет стать частью тусовки и надо бы придумать план действий. Я предложила для начала написать пресс-релиз о бренде и организовать завтрак для редакторов глянца, где они смогли бы познакомиться с ней и ее одеждой. Вроде бы ничего сверхъестественного, обычная практика, но передо мной выросла стена, которую я не смогла пробить. Мужа не хотелось светить, партнеров отчего-то тоже нельзя было упоминать – складывалось ощущение, что на дворе лихие девяностые и за нами уже выехал Саша Белый на черном «бумере». Все быстро свелось к тому, что в рейтинг «Татлера» Most Invited ей не хочется, достаточно раскрутки инстаграма. В какой-то момент я поняла, что больше так не могу, и честно написала, что продолжать сотрудничество не намерена. Сильно вас удивлю, если скажу, что ответа я не удостоилась?

Теперь я периодически захожу на страницу к Эвелине. Благодаря ботам она наконец стала миллионщицей, участие в гивах подарило ей подписки от Тети Моти и Яны Рудковской. На фотографиях и в видео замелькала вся ее семья, которую она так тщательно скрывала, а в одном из постов она рассказала о том, как появилась ее марка. Я слышала от нее другую версию, но разве это важно, когда новая эсэмэмщица придумала отполированную до скрежета виниров историю для тех, кто верит в сказки?

Фотошоп все еще при ней и на ней, но купленные комментарии дарят мифическое ощущение собственной значимости. Прошлым летом я встретила Эвелину в одном из ресторанов на Патриарших. Как обычно, за ней семенил фотограф, который должен был снять ее в естественной среде. Меня она, конечно, «не узнала».

Вам также может быть интересно:

Как светские SMMщики помогают героиням Tatler становиться звездами инстаграма

Светские ретушеры: секрет идеального внешнего вида героинь Tatler в Instagram

Фото: giampaolo sgura/trunk archive/photosenso