1. Главная
  2. Красота
Красота

Светские ретушеры: секрет идеального внешнего вида героинь Tatler в Instagram

Героини «Татлера» не знают, что говорят за спиной их верные ретушеры. А Ариан Романовский подслушал и сделал вывод: ретушер – это новый батлер, а попа из Facetune – диагноз.
реклама
№10 Октябрь 2019
Материал
из журнала
6 Октября 2019

Размер, высота, ширина и наклон глаза. Межглазное расстояние. Длина и толщина носа. Объем верхней и нижней губы. Ширина рта. Форма и ширина лица, лба, длина подбородка, абрис нижней челюсти. Эти анатомические особенности можно радикально изменить не в кабинете хирурга, а в фотошопе, в разделе с честным названием «Пластика». Двигаешь ползунок туда-сюда – и подгоняешь черты лица под свои фантазии. К этим неинвазивным методикам героини «Татлера» прибегают примерно с 2013 года, когда пять сообразительных, как все израильтяне, стартаперов придумали «мобильный фотошоп» – Facetune.

Хотели по-хорошему – чтобы счастье всем, и никому за это ничего не было. А получилось наоборот: психиатры все чаще ставят диагноз BDD (Body Dysmorphic Disorder). Дисморфофобия не черта характера, а психическое расстройство, при котором человек чрезмерно обеспокоен незначительным дефектом или особенностью своего тела. Возможность самостоятельно, за пять минут все исправить открывает перед больным мозгом миллион новых, доселе не замечаемых поводов для беспокойства.

А бывает акцентуация еще круче –дисморфомания. Это патологическая убежденность в наличии мнимого физического недостатка. У нас в редакции даже есть мем – «мочка уха». Он родился, когда героиня на полном серьезе просила «поправить» этот важный участок тела на фотографии в полный рост. Дисморфомания довольно быстро развивается до полноценного бреда. Для нее характерно активное, назойливое обращение к специалистам для коррекции придуманного изъяна. Честный доктор под разными предлогами откажется, а жадный – охотно заработает на чужом безумии.

Последнее исследование на тему эпидемии дисморфофобии очень старое, 2010 года, когда инстаграм только-только придумали. Уже тогда болели 2,4 % всего (с учетом младенцев) населения Земли. Очевидно, что соцсети растят эту цифру в геометрической прогрессии. И Facetune-2 сегодня – самое часто скачиваемое платное приложение в AppStore. К пластическим хирургам теперь ходят не с портретами звезд, а с собственными – самостоятельно обработанными в телефоне.

Одной из первых функционал освоила Лена Перминова, всегда максимально серьезно относившаяся к себе на фотографиях. Она умеет нейтрализовать последствия бокового освещения, выгодно подчеркнуть глаза, талию, попу. Ну и длине ног, как известно, предела нет, хотя они у нее и так на зависть. Я слышал, что Ксения Собчак ласково называла Лену «королевой фейстюна» и не раз приносила фотографии на обработку – результат очень интересно смотрелся на фоне прочих, предельно реалистичных Ксениных публикаций. Лена не отказывала ни ей, ни другим подругам. Но публично своей супер-способностью не хвасталась.

«У вас есть комплексы по поводу своей внешности?» – пытают Наталью Давыдову на полиграфе в видео на Tatler.ru. «Конечно! У всех женщин они есть!» – разоткровенничалась фитнес-блогер. Дальше – конкретно: «Вы улучшаете свою фигуру перед публикацией в инстаграме?» И тут Тетя Мотя тушуется: «Неоднозначный вопрос. Мне никаких улучшений не нужно, могу продемонстрировать! Но фотографии нуждаются в том, чтобы сделать их красивее». Действительно. В телеграме недавно заметили разницу между двумя снимками Наташи – в аккаунте лос-анджелесского маникюрного салона Nail Sunny и ее личном. На втором коленки выглядят острее, грудь – выразительнее, талия – уже. А вот Тина Канделаки на аналогичный вопрос в нашем фирменном видео-допросе ответила без ужимок: «Конечно! Легкий фотошоп нужен всем, и мне в том числе!»

Татьяна Навка тоже не стесняется. «Вы еще такая молодая. Хороша собой. Ну зачем эта пластика? Что вы с собой делаете?» – задала вопрос подписчица. «Честно? Это фотошоп», – с веселыми эмоджи ответила жена пресс-секретаря президента РФ.

Но таких смелых, как Канделаки и Навка, мало. Большинство наших героинь, чьи безупречные кадры собирают тысячи лайков, от комментариев решительно отказались: «Не мой формат. Мне совершенно нечего сказать на эту тему». Снежанна Георгиева оказалась разговорчивее: «Вот сейчас у меня на лбу пигментные пятна после незапланированных солнечных ванн без шляпы. Я их затру. Видно все равно будет, но не так явно. Еще я склонна к синякам, и, если у меня выскочит огромный на ноге, я его замажу. Но я не люблю отутюженные, пластмассовые лица. Даже отписываюсь от людей, которые этим злоупотребляют, потому что перестаю различать их эмоции».

Между собой светские девушки гораздо более откровенны, чем с подписчиками, – не будем путать новую искренность инстаграма с настоящей. Свои поймут и оценят, что ты хорошая хозяйка – и платье в телефоне сама можешь погладить, и название лодки со спасательного круга стереть. Но Снежанна, управлявшая бизнесом то «Шато де Фантомас», то «Золотой Балки», репутации отчаянной домохозяйки тщательно избегает. Такая у нее светская стратегия: «Я рукожоп: не умею ни рисовать, ни вышивать, ни фейстюнить толком. Лучше буду такая, какая есть, чем что-нибудь сложное себе нафейстюню и всех рассмешу». Почти все наши подруги уже наняли личных ретушеров, но у Снежанны такого нет: «Нам с мужем это дорого».

реклама

Самодельный ретач, когда ночью после вечеринки в ленту сыпались нетрезвые фото со снесенной половиной ребер, – это прошлый век. Никаких сама-сама-сама. Почти миллион подписчиков Виктории Коротковой оценил работу девушки, которая делает ей ретушь, и Вика счастлива. В нашумевшем эфире у Ксении Собчак она простодушно сказала: «Я ей скидываю фотографию – она возвращает мне обработанный вариант. Берет четыреста рублей за снимок».

По долгу службы светским хроникером «Татлера» я знаю всех специалистов, которые работают над внешностью резиденток нашего рейтинга Most Invited. Рейтинг длинный, а ретушеров на всю светскую Москву – от силы пять. И поделиться с подругой телефончиком – величайший уровень доверия и подарок дороже, чем супница Hermès. Не то чтобы ретушер – редкая специальность, но в данном случае ценится умение молчать. И договороспособность, которая сочетается с умением деликатно остановить приступ дисморфомании – иначе ноги вырастут на всю лестницу ресторана Baccarat.

Одну специалистку на условиях анонимности я все же разговорил. «По образованию я не фотограф и не дизайнер. Работала в пиаре модного бренда, где весь пиар сводился к обработке фотографий начальницы. Я целыми днями натирала экран айфона, как лампу Аладдина, а по ночам мне снились белки глаз, носогубки, кольца на шее и пигментные пятна. С годами я здорово поднаторела, обо мне узнали ее подружки, и я начала этим неплохо зарабатывать. Если уж делать ретач, то грамотный. Такой, как у Натальи Якимчик, Елены Перминовой, Татьяны Корсаковой, Тети Моти. Мне очевидно, что их снимки обработаны, но сделано это очень профессионально – без грубых ошибок, которыми грешит половина ваших героинь».

С «пьяным фейстюном» все и так понятно – он хуже, чем пьяные эсэмэс бывшему. Еще моя знакомая ретушер напомнила, что нехорошо вместе со своей потекшей тушью замазывать глаз, причем не свой, а подруги рядом. Функцию «Блер» она вообще предлагает запретить: «Катя Мцитуридзе, Ирина Чайковская, Ксения Лукаш, Юлия Барановская, Милана Королёва, Айсель Трудел – на их фотографиях ретушь видна невооруженным глазом». На эту тему прекрасно схлестнулись два питерских остроумия – @texnosergey и Ника Белоцерковская. «А что так фотошопа много? У тебя вокруг глаз аж муар! Ну ты же вроде на «Лейку» фотографируешь! Скажи своему подрядчику, чтобы инструмент «Штамп» меньше использовал». Ника парировала: «Спасибо, Сергей. Справедливости ради – фото из книги о мясе. Это «Эксмо» ее так улучшило. Но критика справедлива». Техно-сергей знает, за какую струну дергать: фейстюн – это очень смешно. Дерзкий блогер жаждет успеха аккаунта @celebface, разоблачающего беззастенчивый ретач звезд типа Кардашьян–Дженнер, у которых больше миллиона подписчиков.

Мужчины не замечают, что фото обработаны. разве что у вас там два рта на лице.

Кому смешно – кому не очень. Одна блондинка долго выкладывала в инста свои фото без пор на коже, с глазами-блюдцами и руками-спичками. «Все любят идеальных. Мужики в том числе», – объясняла она. Но потом ей попался стилист из модных, который вместо локонов Aldo Coppola заставил сделать мокрую укладку и выложить фото без упоротого ретача. Лайков стало сильно меньше. «Я же говорила», – блондинка укрепилась в своем мнении и уволила стилиста. Если ваша аудитория – мужчины, делайте как та блондинка. Товарищи действительно не замечают, что фото обработаны. Я опросил десять бизнесменов, никак не связанных с модной индустрией. Теперь знаю, что их могут смутить только два рта на одном лице (бывали и такие случаи). Бедра, которые вы себе увеличили так, что Бурдж-Халифа на заднем плане завалилась на манер Пизанской башни, кажутся им оптической иллюзией, не более того. И да, с фейстюном вы им нравитесь больше.

Всем – кроме Ашота Габрелянова, но он автор приложений Magic и Chudo, так что у него профдеформация. Как и у меня – странно днем смотреть на ваши фотографии, а вечером с трудом узнавать вас в реале. Хотя арт-директор «Татлера» Павел Суворов к ретачу относится спокойно – он вообще не нервный. «Я не показываю героиням «сырые» картинки. Они расстраивают даже тех, кто заявляет себя как принципиальную противницу фотошопа. А так девушки принимают обработанные мною фотографии за исходники, удовлетворенно улыбаются, но все равно просят изменить одно, другое, третье. «Похудить» щеки, убрать морщины. Многим даже все равно, как на фото выглядит платье, – важна только длина ног и талия. Зато мне не все равно. Приходится торговаться».

Удивительно, что в светском мире еще есть те, у кого иммунитет к дисморфофобии. Юлия Высоцкая, Оксана Фандера, Наталья Водянова, Светлана Бондарчук, Мира Дума, Виктория Манасир, Насиба Адилова, Наташа Гольденберг, Инга Берман, главреды Мария Фёдорова и Ксения Соловьёва – их лица в инстаграме выглядят натурально и модно, а не как в новом «Короле Льве». Для популяризации тренда журнал Glamour этим летом вышел с необработанной фотографией актрисы Юлии Пересильд на обложке и слоганом #безретуши.

Маша Миногарова – редкий блогер, который себя не полирует («вылизанная картинка людям больше не интересна»), поэтому Gucci именно ее повез в Нью-Йорк знакомиться с бьюти-коллекцией. Несовершенство в данном случае – дело принципа: в рекламе помады дизайнер Алессандро Микеле снял панк-певицу с кривыми зубами Дэни Миллер. Все шутят, что в фейс-тюне скоро появится функция «Искусственные дефекты».

ШКОЛА ЮНОГО РЕТУШЕРА

НА ФОНЕ КОВРА: Если подозреваете, что без фейстюна не обойтись, не снимайтесь на фоне кафельной плитки, шкафов, обоев. Их узор поплывет вслед за смещенными контурами вашего тела. Вспомните, как досталось Ксении Собчак, «похудившей» себе руку в рекламном посте крема Avon.

АНАТОМИЯ ГРЕЙС: Не делайте бицепс на локте. Не ри­суй­те попу на пояснице. Помните, что ноги не похожи на сломанные карандаши. Оставьте в покое коленные чашечки и складки в подмышках – они имеют ­право на ­существование.

МАМА МЫЛА РАМУ: Когда добиваетесь острых скул, следи­те за серьгами. Алеся ­Кафельникова ­од­нажды оправдывалась, что ­сережка ­помялась в сумке. Ей, конечно, все по­верили. А когда разглаживаете кожу, ­следите, чтобы пряди волос у лица со­храняли структуру.

НЕБЕСНЫЙ КАПИТАН И МИР БУДУЩЕГО: Выбеленные белки глаз и контрастные блики на зрачках, как у Анастасии Реше­товой, которую в народе называют «Ре­тушевой», – это уже немножко out. Вы­глядит как оцифрованные люди в ­дорогом кино.

ТРИ ГРАЦИИ: Договаривайтесь с подругами по поводу групповых снимков. Фото, которое ­нравится одной, не устраивает другую. На той, что нравится двоим, у третьей закрыт глаз. В итоге каждая фейстюнит на свой лад, а подписчики у них одни и те же.

ВКАЛЫВАЮТ РОБОТЫ: Не поддавайтесь искушению воспользоваться функцией «Автокоррект». Фейс­тюн пытается упростить вам жизнь, но ему в автоматическом режиме плохо ­удаются улыбки. И зубы отбеливаются ­неравномерно.

Фото:Tatler

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует