Почему Андре Леон Телли — легенда мира моды 

18 января не стало модного журналиста и иконы стиля. Вспоминаем его непростой путь. 
Почему Андре Леон Телли — легенда мира моды
Getty Images 

Воплощение гламура и роскоши — Андре Леон Телли —  родился 16 октября 1948 года в Вашингтоне в семье таксиста Уильяма С. Телли и Альмы Рут Дэвис. Вскоре родители отправили его в Северную Каролину к бабушке — Бинни Фрэнсис Дэвис — уборщице в Университете Дьюка. Именно она, по словам самого Телли, не только воспитала его, но и привила вкус. Первая дизайнерская вещь Андре (пусть и поддельная) — пижама Christian Dior — была подарком Бинни, который он потом долгие годы хранил в своей огромной гардеробной, занимающей целый этаж. В десять лет Телли отправился в библиотеку в белом районе: там он впервые в своей жизни увидел Vogue. Несмотря на юный возраст, Андре Леон смог по достоинству оценить журнал, а позже повесил над изголовьем кровати портрет легендарной Дианы Вриланд — тогда он еще не знал, какую важную роль она сыграет в его судьбе. 

В 1970 году Телли получил степень бакалавра искусств по французской литературе, а спустя два года — степень магистра в престижном Университете Брауна. Он написал диссертацию по Шарлю Бодлеру и собирался преподавать французский язык — Андре вообще боготворил все, что связано с Францией. Однако страсть к моде оказалась сильнее, чем его любовь к литературе. В 1975-м по рекомендации Телли устроился ассистентом той самой Дианы Вриланд — и стал помогать в ее работе над Институтом костюма в музее Метрополитен. Она-то и стала его проводником в мир моды. Андре вспоминал: «Как-то я ужинал у нее дома, на мне были шелковые розовые мюли Manolo Blahnik. Когда я положил ногу на ногу, она возмущенно воскликнула: Андре! Твои туфли само совершенство, но совершенством нужно быть во всем. Чтобы в следующий раз подошва была отполирована!»

После работы с Вриланд был журнал Interview Энди Уорхола и бесконечные тусовки в знаменитой «Студии 54». В то время Телли познакомился и с Жаклин Кеннеди и ее родной сестрой Ли Радзивилл, и с Карлом Лагерфельдом. «После нескольких десятилетий хороших отношений меня добавили в список удаленных личных и профессиональных друзей, которые больше не представляли для Карла никакой ценности. Он не ссорился только с теми, кто обладал очень большой властью, как принцесса Монако Каролина», — напишет он о Лагерфельде в своих мемуарах The Chiffon Trenches. 

Дайана Росс и Андре Леон Телли в «Студии 54», 1979 год 

Getty Images 

Из Interview он ушел в WWD, потом несколько лет провел на фрилансе, и в 1983-м, наконец, оказался в Vogue, о котором мечтал еще с детства. Телли пришел в журнал новостным редактором. Через пять лет Анна Винтур стала главным редактором издания, а Андре занял пост креативного директора. 

Миниатюрная Анна с «идеальной стрижкой, темными очками и загадочным выражением лица» (так ее описывал сам Телли) и двухметровый Андре Леон в эффектных нарядах — эта парочка всегда была вместе. Они вызывали трепет и восхищение. Живые легенды мира моды. «Я всегда сидел на первом ряду шоу haute couture и prêt-à-porter. Единственный черный мужчина посреди моря белых титанов стиля».

Андре Леон Телли и Анна Винтур, 1999 год

Getty Images 

Переоценить влияние Андре Леона Телли невозможно. Он был прямолинейным, всегда говорил, что думает, критиковал и возносил. Он уговорил Карла Лагерфельда приглашать на свои показы и в рекламные кампании чернокожих моделей. Помогал молодым дизайнерам — среди них Джон Гальяно и Зак Позен. И непосредственно влиял на стиль первых леди — Мишель Обамы и Мелании Трамп. В 2008-м он познакомил миссис Обаму с дизайнером Джейсоном Ву — на инаугурации мужа она появилась в платье его авторства. И таких примеров бесчисленное множество. 

Помимо Карла Лагерфельда он дружил и с другими гигантами фэшн-мира — Валентино Гаравани и Марком Джейкобсом. Друзья-дизайнеры специально для него шили накидки, кейпы и кафтаны всевозможных оттенков и фасонов. Его любимые Manolo Blahnik с блестящими пряжками тоже изготавливались специально для него. А еще он обожал меха и аксессуары (особенно Louis Vuitton). Кажется, представление о том, как выглядел Телли, имеют даже те, кто толком ничего не слышал о мире моды. 

Getty Images 

В начале 2010-х годов его отношения с Анной Винтур стали портиться, и, как говорил сам Андре, он «стал слишком старым, толстым и недостаточно крутым для Vogue». С 2013 по 2014 год Телли даже успел поработать главным редактором Numéro Russia. 

В 2020-м он выпустил те самые мемуары The Chiffon Trenches, наделавшие немало шума. В них Андре Леон рассказал свою версию событий. «Я застал золотой век фэшн-журналистики. Vogue подарил мне удивительную жизнь и воспоминания о былом великолепии. Я встречался с лучшим, что живет в людях, и худшим, что заставило меня однажды почувствовать, что меня больше не ценят», — поделился Телли.  

Он также высказался об Анне Винтур: «Я бы хотел услышать от нее что-нибудь искреннее и человеческое. У меня на сердце остались огромные шрамы после рабочих отношений с этой влиятельной женщиной, которая сидит на первом ряду с королевой Англии. Кто она? Поднимает ли она когда-нибудь завесу, скрывающую ее эмоции? Она обожает обоих своих детей и может быть самой лучшей бабушкой. Но скольким людям, работавшим на нее, она нанесла душевные раны? Это женщины, мужчины, фотографы, стилисты — список можно продолжать бесконечно».

Анна Винтур и Андре Леон Телли, 2012 год

Getty Images 

Но помимо этого он впервые откровенно рассказал об очень личном — о пережитом в детстве насилии, от которого спасался в церкви и в доме бабушки Бинни. И о дискриминации, с которой сталкивался на протяжении всей своей жизни: расизм, эйджизм и нападки по поводу веса. Он даже сделал операцию — бандажирование желудка. Но, к сожалению, безуспешно. Теперь он ушел, и на одну живую легенду в мире стало меньше.