1. Главная
  2. Герои
Герои

Все о закрытых чатах, пришедших на смену соцсетям

Все самое интересное сейчас происходит не в соцсетях, а в закрытых чатах. Ольга Зарецкая сдает места, где на самом деле ищется любовь и делается большой бизнес.
реклама
№4 Апрель 2021
Материал
из журнала
9 Мая 2021

«У меня соцсети – это из жизни отдыхающих. Про дела я уже лет пять-шесть ничего не пощу. Мой бизнес любит тишину. Могу монетизировать инстаграм в интересах благотворительного фонда, но это все. Зато у меня дикое количество чатов. Все на мьюте, чтобы не клацали и не выскакивали. Но захожу я туда часто. Потому что там друзья и рабочие проекты, а не просто подписчики». Ян Яновский, при всей широте души и бизнес-интересов, одним из первых сознательно сузил круг абонентов. Мы все из кожи вон лезем, чтобы стать звездами инстаграма, а он еще на раннем этапе присоединился к многообещающему тренду – групповые чаты вместо соцсетей.

Не то чтобы совсем «вместо». Но соцсети сегодня окончательно превратились в медиа. Они как газета, которую в теплую ламповую эпоху выписывал сельский джентльмен. Там и новости политики, и сплетни, и реклама сенокосилки. Все это от джентльмена не требовало интерактива, и если он во время чтения за завтраком бурчал: «Holy Moly! The bastard’s rich!», дорогая редакция его не слышала. Что естественно. (Неестественно нанимать лайкальщиков по рублю за коммент, а приходится, потому что бесплатно сейчас комментируют в основном те, кому хочется выражаться матом.)

Как много причитали по поводу того, что понятие friends в фейсбуке обесценило понятие дружбы! И о том, что инстаграм приносит пользу личному бренду, только если у тебя там больше сотни тысяч подписчиков (в итоге те, кто знает тебя лично, растворяются в них как капля в море). Тикток вообще отверг идею личного знакомства как изначально ненужную. Новый Minds тоже скорее витрина, чем площадка для дружбы. А тут еще коронавирус с карантином добавили два важных обстоятельства. Во-первых, мы реже выходим из дома, и возник острый дефицит свежего фотогеничного контента. По данным Brand Analytics, число публикуемых сообщений (открытых постов, репостов и комментариев под ними) во всех социальных сетях в России сократилось с 1,3 млрд в 2019 году до 1,2 млрд в 2020-м. Во-вторых, мы реже очно видимся с настоящими знакомыми, хотя поговорить есть о чем – проблем выше крыши.

То есть новых фоток мало, зато в голове скопились мысли из категории «не для всех». Вот и логично, что настоящая жизнь теперь кипит в чатах, где все свои. Мы удобно рассортировались в группы по интересам. А в соцсетях остались SMM, реклама себя, оговоренных контрактом идей и спонсорских товаров. Только бизнес, ничего личного. Автор телеграм-канала Good Morning, Karl! Катя Фёдорова недавно пожаловалась, что в ленте «одни личные бренды, которые... пишут что-то из серии «Меня часто спрашивают, как я организовываю хранение овощей в своем холодильнике». Отныне Фёдорова подписывается только на аккаунты корги и бурундучков в тики-барах: «Простите, ребят, но они куда интереснее повсеместного и однотипного блогерства ради крема по бартеру». К «Карлу» в телеграме, кстати, прилагается чат Karl Loves You, где узкая тусовка специалистов по фэшн обсуждает Байдена, Феррагамо и аборты. Такое, сами понимаете, можно делать только в группе, где все со справкой о вменяемости, – в соцсетях любая интересная дискуссия заканчивается на третьей реплике, когда вступают хейтер или просто догматик, а за ними подгребают боты и попрошайки.

В такой обстановке язык не поворачивается просить друзей о помощи, а в этом изначально и была мощь соцсетей. Ян Яновский говорит, что где-то полгода назад его пригласили в чат «социального клуба вокруг одной этнической группы». Четыреста пять членов, все занимаются большим бизнесом. Там вопрос «Кто летит из Германии? Надо привезти лекарства» находил ответ мгновенно. А на просьбу достать клексан моментально отзывались «в личку» владельцы аптечных сетей. В этом же чате сын большого олигарха предлагает инвестпроект, что тоже вызывает теплый безоценочный отклик.

реклама
Галактика финансиста Яна Яновского состоит из многих солнечных систем. Во всех есть жизнь, у каждой – свой чат. Ян успевает светить всем.

Галактика финансиста Яна Яновского состоит из многих солнечных систем. Во всех есть жизнь, у каждой – свой чат. Ян успевает светить всем.

За время пандемии социально активный Ян Яновский очное общение сильно сократил. И звонит редко, потому что звонить – совсем уж old school, для родственников и тех, кто по-прежнему через свою приемную выходит на связь с твоим ассистентом без этих новых штучек. Зато из чатов он построил мощную социальную в истинном смысле слова сеть. Пять с половиной лет кипит жизнь в группе «Друзья Тбилиси», где с днями рождения друг друга поздравляют четырнадцать человек: Шеварднадзе, Церетели, Саркисовы, Сирадекян и, конечно, Миранда Мирианашвили с мужем Леонидом Огарёвым. А когда нужен масштаб побольше, на несколько тысяч, Яновский заходит в YGL Friends, группу организации Young Global Leaders, где ДР случаются у королевы Иордании Рании аль-Абдуллы и сооснователя «Википедии» Джимми Уэйлса. Чат Патриарших еле жив, там все больше петиции, зато в доме, куда Ян переехал, шикарные соседи, и их чат представляет собой неумолкающий творческий междусобойчик. Помощников по хозяйству он ищет сам, без посредников, зарегистрировавшись в фейсбуке в группе Philippine Nanny/Housework in Russia (соискатели присылают ему видео-открытки).

В чате районного Baby Club жена Яна Лена Фейгин обменивается информацией о выученных Йосей буквах с опытными родителями Азатянами, Караханами и Наташей Гольденберг. Так Ян и живет, на связи со всем миром, обсуждая в чатах все, кроме политики: «У меня друзья с очень разными политическими взглядами. Мне комфортнее быть Швейцарией, чем высказываться».

Основательница Peopletalk Лаура Джугелия тоже говорит, что в чатах ей уютнее. «Многие мои коллеги используют соцсети для SMM себя. Там происходит срач, выяснение отношений на всю ивановскую. Беда, если увидят, что ты лайкнула пост, который против того, с кем ты дружишь». Незаметно, но очень быстро инстаграм с его гивами коммерционализировался до неприличия, фейсбук стал очень агрессивным, а авторы телеграм-каналов изначально не стеснялись в выражениях. Нормально сесть и поговорить – это теперь только в чатах. Заодно и дела решатся.

Те, кому до тридцати, уже не хотят эксгибиционизма на весь инстаграм.

Алексей Гарбер для узкого мужского круга организовал чат Impact – там очень серьезные пассажиры: Роман Ротенберг, 25-й форбс Андрей Гурьев («ФосАгро»), молодые наследники «РЕСО» Саркисовы, Иосиф Пригожин, сыновья Виталия Машицкого близнецы Леонид и Павел. Редко, но все же случаются сходки в реале, например в «Депо», а конкретнее в «Шеф Амазонии» – ведь в Impact входят Олег и Владислав Юсуповы, двоюродные братья Года Нисанова. В чате не все знакомы лично, а под каре ягненка «Кузу Кафес тандыр» есть возможность пообщаться. Если эти люди и нуждаются в «социальной сети», то именно в такой, приватной, и жизнь в чате кипит, как в хорошие времена фейсбука. Деньги на благотворительность там, кстати, тоже собирают, причем эффективнее, чем на некоторых нарядных аукционах. Однажды Лаура попросила мужа Михаила Юрчука («Норникель») кинуть в группу реквизиты счета помощи больному ребенку – Леша Гарбер ей тут же перезвонил и все перепроверил, чтоб комар носа не подточил. Чат создан не для этого, но пожертвования случаются миллионные. Без пиара: «Никто никуда не постит, тут сугубо внутренняя история».

Девочки объединяются в группы иначе. «У нас мужья сидят в одном чате, а мы – в разных. В силу женской специфики серпентаризма, – объясняет бывший светский редактор «Татлера» Яна Кушнер (Bioniq). – Предполагается, что я не знаю о существовании мужского чата. У них там проскакивают нижепоясные шутки. А у нас все чинно: сплетни, бьюти-уколы, дайте контакт VIP-шопера». По работе Яна пробилась к следящему за своим здоровьем предпринимателю Сержу Фаге в закрытый телеграм-чат Health & Life Optimization, где процветают фастинг и купание в ледяной ванне. В чате лицея им. Александра Дюма поживее: «Бен пришел весь в соплях, а еще скажите, можно ли дарить французским учителям подарки?»

Есть клуб «Забуйки»: там девушки лет тридцати – тридцати пяти, которые из феминистических соображений хотят вместе делать бизнес и играть в футбол в «Лужниках». Есть группа жен дипломатов – там огонь. Еще больший огонь в фейсбуке в «Мамах Новой Риги и Рублевки», которые очень жестко проверяют на входе. Некогда передовые Mommys ушли в «зашквар», их место заняли «Хардкор матери» с очень строгим приемом в члены (две рекомендации, чтобы гарантированно попасть в однородный социальный круг, где все, как и ты, без комплексов и не стесняются в трудной ситуации открыть бутылку рислинга). Те, кто от всего лечится травками и убивается в поисках термоса с носиком не из пластмассы, водят другой хоровод – вокруг нутрициолога Вероники Хуснутдиновой, которая как русская Гвинет Пэлтроу – торгует овощами в своем магазине Naturomama и берет по 100 000 руб. за личную консультацию.

Круги не пересекаются, никто никого в ад не посылает. Коммерческий директор «Татлера» Елена Рунг выбрала тех матерей, которые «хардкор». И еще входит в Mafia Team Orator выпускников «Оратор-клуба», где двести руководителей бизнеса ищут сотрудников, делают справки на антитела, ходят вместе в театр и немножко играют в «Мафию». «Переводить жизнь в чаты нас научило поколение Y, – объяснила Лена. – Те, кому от двадцати до тридцати. Они выросли «ВКонтакте», где все устроено по принципу сообществ. И не хотят эксгибиционизма на весь инстаграм. Настоящее общение с больших платформ уводят в микрочаты по интересам. Кто-то изучает жаб, кто-то – каллиграфию. А те, кто постарше, офигели от количества людей, хейта, неадеквата, SMM всего на свете. Мы хотим ментального здоровья и группу единомышленников максимум в сто человек».

Естественнее всего в чаты организуются упертые «силиконщики»: философия стартапов, краудсорсинга, наставничества и легкость, с которой они делятся идеями, предполагает жизнь в конференциях. Топ-менеджер американского Google Андрей Дороничев и венчурный инвестор Николай Давыдов после эфира у Дудя, чтобы хоть как-то упорядочить поток потянувшихся к ним людей, организовали сообщество Mesto. Там надо заполнить большую анкету, чтобы действующие члены решили, можешь ли ты быть им полезен.

Алексей Гарбер (LinkFace) создал чат Impact как маленькую соцсеть для крупных промысловых рыб. Им хорошо друг с другом, а посторонним вход воспрещен.

Алексей Гарбер (LinkFace) создал чат Impact как маленькую соцсеть для крупных промысловых рыб. Им хорошо друг с другом, а посторонним вход воспрещен.

Круги «мамских» чатов не пересекаются, никто никого в ад не посылает.

Еще одна суперзакрытая история – клуб «Каппа Веди». Это не старинное сообщество главных волков с Уолл-стрит Kappa Beta Phi, которое раз в год собирается на ужин в St. Regis и заставляет неофитов наряжаться танцовщицами кабаре (подробности – в сериале «Миллиарды»). Он правда существует, и там весело. Московский «Каппа Веди» сам выбирает членов – в основном там стартаперы и гении IT, средний возраст – тридцать пять лет. Вот где надо искать мужа! До карантина клуб раз в неделю собирался в отелях типа Mamaison AllSuites на Покровке, где каждый за пять минут сообщал инсайды своей индустрии. Сейчас, избегая заразы, сессии master minds проводятся в чате. Один член клуба обращается с вопросом, остальные по полочкам раскладывают ему решение. Таким образом, например, за час организовался малый бизнес доставки по ЦАО камчатской рыбы «Фиштех» со складом около консерватории. А вот бизнес-клуб «Шмит 16» – сообщество почти открытое, в нем состоят и биохакер Сергей Фаге, и корпоративный коуч Евгения Волянская. Народ публикует тезисы относительно всего, что в данный момент тешит ему душу: и об аяуаске, и о том, важна ли продуктивность кандидатов для хедхантинга в 2021 году.

В вотсапе чаты заводить удобно, но для секретного общения место так себе. В конце прошлого года мессенджер объявил, что будет передавать данные в фейсбук, и мгновенно 7,5 млн человек скачали конкурирующий Signal. Вотсап испугался и притормозил процесс до мая.

Всего за четыре дня (с 6 по 10 января) аудитория еще одного мессенджера – телеграма – выросла во всем мире на 5,6 млн, потому что он шифруется мощно, и ключами Павел Дуров ни с кем не делится. Поэтому большинство российских чатов, имеющих отношение к бизнесу, как раз в ТГ. Там есть и просто группы для разговоров, и Secret Chats, где сообщения в зашифрованном виде пересылаются напрямую от отправителя к получателю. Это называется P2P (peer-to-peer). Такой системе не грозит даже файервол, как в Китае, – там успешно блокируют серверы фейсбука, но P2P работает без серверов. На Android скриншот такой переписки сделать нельзя, на айфоне собеседник получит уведомление о том, что сделан скриншот. К тому же есть таймер самоуничтожения. Имена собеседников покрашены в зеленый и рядом нарисован замочек – верный признак, что в телефоне происходит крепко законспирированное общение в микрогруппе по интересам.

Ну и пусть происходит. Серьезной проблемой в 2021 году считается только ситуация, когда общение по интересам происходит в слишком большом коллективе. Тогда эта группа или выходит из моды, как Mommys, или насильно отключается от питания, как Parler – целая социальная сеть, которую радикальные сторонники Трампа превратили в свой чатик.

Вам также может быть интересно:

Как полюбить родительские чаты? Рассказывают герои Tatler

Новый светский тренд — отписка от телеграм-каналов, которые вас обижают

Фото:shutterstock/fotodom.ru; архивы tatler; an west/pa wire/ tass; алексей куденкО/«риа нОвОсТи»; сергей винОградОв/Тасс.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует