1. Главная
  2. Герои
Герои

Как полюбить родительские чаты? Рассказывают герои Tatler

Спойлер: да никак.
реклама
№9 Сентябрь 2019
Материал
из журнала
2 Сентября 2019

Евгения Линович

Дизайнер, мама четверых детей.

Четверо детей – это девять неумолкающих чатов. Помимо этого у меня в вотсапе живут крайне насыщенной жизнью «Бэби-клуб», грудничковое плавание, футбол, теннис, бальные танцы, а также поэтический салон Алексея Бокова на Патриарших. Я, разумеется, подключила к этим чатам нянь, бабушек и пап. Сама проглядываю их в пробках, но только перед важными событиями вроде отчетных концертов или экзаменов. Но больше всего люблю отвечать на сообщения, сидя в аэропорту в пять утра. Пусть думают, что я на пробежке и скоро начну готовить завтрак детям (на самом деле в Москве к девяти утра я еле-еле открываю глаза).

Благодаря родительским чатам я понимаю: у меня, как ни крути, крепкие нервы и относительно нормально с головой. В отличие от их активных участников, которые объясняют, например, почему не хотят сдавать деньги на цветы учительнице. Я в чатах всех смешу, когда путаю мою шестилетнюю дочь Агату Кузьмину со старшей, восемнадцатилетней Алиной Кузнецовой. Надо же было так подобрать пап!

Как-то раз моя подруга познакомилась в баре «Квартира» на Рочдельской с обаятельным мужчиной. Обменялись телефонами. Когда она увидела его фото в вотсапе, сразу поняла, где его видела. В школьном чате ее ребенка. Это папа хулигана Пети, которого класс опасается брать в коллективные поездки. Впрочем, подругу это не расстроило. Она так и сказала: «А что? Мне всегда нравились плохие парни».

Евгения Линович с дочерьми Алиной и Агатой и сыновьями Борисом и Александром.

Евгения Линович с дочерьми Алиной и Агатой и сыновьями Борисом и Александром.

реклама

Светлана Захарова

Мама четверых детей.

Я родительские чаты терплю с трудом. Не отписываюсь, конечно: нужная информация проскальзывает, к тому же там выкладывают фотографии с общих мероприятий. Но «мамашкины» беседы – это ужасно! Я и так не люблю женские разговоры, а тут они еще и в письменном виде. Но в школу имени Капцовых вожу уже третьего ребенка, у меня дружеские отношения и с учителями, и со многими родителями, поэтому игнорировать общение в чатах не могу.

Я получаю огромное количество информации по вотсапу и не всегда быстро ориентируюсь в том, что в каком чате происходит. Впрочем, во всех тех, что касаются моих детей, я сразу пишу: «Мы за любую культурную программу. Ребенок будет где скажете». Не так давно опубликовали список детей, которые идут на какой-то спектакль. Я его просмотрела и возмутилась: «Не вижу Михаила Маниовича! Уважаемые женщины, я же в самом начале написала, что мы участвуем во всем». Чат, который не умолкает ни на секунду, вдруг замер на полтора часа. После одна смелая мама написала: «Светлана, вы в списке под номером девять – Дарья Иванова». Я перепутала чат девятого класса с чатом второго.

Светлана Захарова с мужем Тимуром Ивановым (Министерство обороны РФ), сыном Михаилом и дочерью Дарьей.

Светлана Захарова с мужем Тимуром Ивановым (Министерство обороны РФ), сыном Михаилом и дочерью Дарьей.

Виктория Борисевич

Мама двоих сыновей.

Если бы все родительские чаты в вотсапе внезапно удалились, я бы не обрадовалась. Когда мы с моим сыном Максимом пришли во второй класс школы имени Капцовых, я тут же вступила в родительский чат и с тех пор читаю его почти каждый день. В первую очередь потому, что Максим, к сожалению, не запоминает (а уж тем более не записывает) то, что ему задают. Сообщения оставляю очень активно – я же вхожу в родительский комитет. Если кто-то из мам спрашивает «Что задали по географии?», с удовольствием выкладываю нужные страницы.

Еще у нас в классе сформировалась группа из пятнадцати очень деятельных родителей очень деятельных детей, и мы завели свой отдельный чат. Обсуждаем экскурсии, на которые выезжаем вне школьной программы – например, в Ясную Поляну, в «Гараж», в Пушкинский музей. Часто их организовываю я.

Раздражает, что в основном чате мамочки шлют сообщения вроде «В Москве внезапная эпидемия», «В Москве нашли маньяка», «В жвачках обнаружили...». Слава богу, ни разу не поднимали политические темы. Правда, в классе у нас всего три такие тревожные мамы – на их сообщения, как правило, уже никто не отвечает.

Виктория Борисевич с сыновьями Максимом и Александром.

Виктория Борисевич с сыновьями Максимом и Александром.

Инга Берман

Мама двоих сыновей.

Мне не нравится, что в родительских чатах обсуждаются личные вопросы, а главное теряется. Я весь день занята, прихожу домой уставшей, сажусь в кресло, чтобы просмотреть важную информацию (раз уж мне ее прислали). А оказывается, что информация совершенно не важная.

У класса моего старшего сына Марка (ему тринадцать) два родительских чата: один – только для пап и мам, во втором раздает указания классный руководитель. Полезной информации там, конечно, много: например, в оба чата скидывают задания, которые не были обозначены в электронном дневнике. Но бесполезного больше. В основном скандалы, выяснения отношений длиной в шестьсот сообщений, с утра и до двух часов ночи.

В склоках участвуют и некоторые папы, которые не всегда ведут себя корректно, переписываясь с мамами. Но наш папа (совладелец Capital Group Эдуард Берман. – Прим. «Татлера») в чатах, разумеется, не состоит. Нашу няню к ним я тоже не подключаю.

Вот в чате детского сада моего младшего сына Льва (ему шесть) все четко, если дело не касается покупки подарков воспитателям. В этом случае все мамы тут же становятся креативными, все знают, как будет лучше. Честно говоря, я раньше и сама была подобной активисткой. Уходило много времени и нервов, но этого никто не ценил. Так что в последнее время просто соглашаюсь с большинством – так выгоднее и для себя, и для коллектива.

Инга Берман с сыновьями Марком и Львом.

Инга Берман с сыновьями Марком и Львом.

Марина Изилова

Мама двух дочерей.

Самое бесполезное, что есть в родительских чатах нашей школы «Золотое сечение», – это бесконечные «спасибо». На одно единственное сообщение какой-нибудь мамы с полезной информацией каждый родитель считает должным ответить благодарностью.

Я сама пишу, только когда мне действительно нужна помощь. Например, чтобы выяснить, когда у младшей дочери Ани (она учится в четвертом классе) начинаются каникулы. Потому что все всегда забывает. Старшую дочь Карину (она в девятом классе) я уже не контролирую. В чате класса, конечно, состою, но со своими вопросами она разбирается сама.

Если бы существовал этикет поведения в родительских чатах, я запретила бы жаловаться на учителей, а еще обсуждать персональные конфликты с педагогами или между учениками – потому что это личное дело каждой семьи. Хорошо, что в нашей школе конфликты решаются на месте и так оперативно, что не успевают просачиваться в чаты.

Мой муж (инвестбанкир Альберт Сагирян. – Прим. «Татлера») ни в каком чате не состоит. Мы с самого начала решили: ему не нужно ничего знать о домашних заданиях детей.

Марина Изилова с мужем Альбертом Сагиряном и дочерьми Кариной и Анной.

Марина Изилова с мужем Альбертом Сагиряном и дочерьми Кариной и Анной.

Дарья Лисиченко

Основательница сети магазинов «Город-сад» и благотворительного фонда ОРБИ, мама двоих детей.

Какие родители, такой и родительский чат. Например, чат моего сына Глеба (он в этом году окончил отделение теории и истории мировой культуры одной из московских гимназий) был крайне тихим. Никто туда практически не писал и вообще друг друга ничем не беспокоил. А вот чат пятого класса, в котором учится моя дочь Лена, напротив, очень активный. Самое «бесполезное», что в нем происходит, – поздравления с днями рождения, но меня они не очень тревожат. Я считаю, что в чатах могут обсуждаться и общественные, и личные темы – все это важно. Потому что класс – живая структура, люди в нем не просто учатся вместе, а тесно общаются, дружат. В чате можно прояснить кое-какие вещи, которые нам рассказывают дети. Как-то раз одноклассник Лены пожаловался маме на фразу, сказанную учителем: она показалась ему обидной. Мама написала об этом в чат. Мы, родители, дома спросили своих детей, как звучала фраза на самом деле. Оказалось, ничего некорректного в ней не было.

Дарья Лисиченко с мужем Стасом, дочерью Еленой и сыном Глебом.

Дарья Лисиченко с мужем Стасом, дочерью Еленой и сыном Глебом.

Ким Белов

Директор по стратегическим коммуникациям «СТС Медиа», отец троих детей.

Родительские чаты – это великое изобретение эпохи цифровой трансформации, идеальный пример саморегулирующейся горизонтальной общественной структуры. Это одновременно форум, стенгазета, доска объявлений и регулярный источник комического контента (как говорят в этих самых чатах, «извините, не туда»).

Мои дети, близнецы Лука, Филипп и Лиза (им одиннадцать), ходят в один класс школы № 1239. У класса – два чата. А у как минимум тридцати родителей – самый разный жизненный и рабочий график, который невозможно синхронизировать. Вот почему я нормально отношусь к тому, что вотсап не умолкает и по ночам. Даже летние каникулы периодически прерывают сообщения вроде «Дорогие мамы и папы! Завтра привозят учебники в 17:00. Кто готов помочь разгрузить?».

Бывает, чат сильно выручает. Весной в нашей школе сработали детекторы дыма. Объявили пожарную тревогу, детей вывели на улицу. В родительском чате за пару минут удалось найти маму, которой уже отзвонился сын и сообщил, что никакого пожара нет. Это сэкономило нам немало нервных клеток.

Ким Белов с сыновьями Лукой и Филиппом и дочерью Елизаветой.

Ким Белов с сыновьями Лукой и Филиппом и дочерью Елизаветой.

Смотрите и читайте Tatler там, где вам удобно: у нас есть YouTube, Instagram, Facebook, VKontakte, Twitter и Яндекс.Дзен.

Чтобы не потерять нас в потоке информации, подпишитесь на нашу персонализированную email-рассылку.

Фото:giphy.com/ИЗ ЛИЧНЫХ АРХИВОВ

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует