1. Главная
  2. Герои
Герои

Омид Скоби — автор биографии Меган и Гарри, которому известны многие тайны королевской семьи

Журналист, чья собственная жизнь достойна если не книги, то хотя бы заметки в «Татлере».
реклама
№12 Декабрь 2020
Материал
из журнала
8 Января 2021

В тот день Меган Маркл в последний раз появилась на публике в статусе «королевской особы». Она была одна, без мужа. Из числа журналистов присутствовали лишь трое. В том числе Омид Скоби, соавтор книги Finding Freedom — бестселлера прошедшей осени, биографии герцога и герцогини Сассекских. Неофициальной, но вроде бы как санкционированной героями и высмеянной критиками. Под малахитовыми канделябрами гостиной 1844 года в Букингемском дворце Меган, расчувствовавшись, крепко обняла Омида. И сказала: «Как-то все неправильно происходит».

«Я думаю, ей было нужно с кем-то разделить этот момент, потому что он войдет в историю, — комментирует сейчас журналист. — Но одновременно ей хотелось и чувствовать себя в безопасности». Почему герцогиня была уверена, что именно ему можно доверять? «Я считаю, моя работа (Скоби — аккредитованный при дворе редактор американского Harper’s Bazaar. — Прим. «Татлера») говорит сама за себя. Я всегда был осторожен в высказываниях. Многие говорят, что я пишу о Сассексах только в положительном ключе. Но попробуйте найти хоть одно плохое слово, которое я написал о королевской семье с самого начала своей карьеры».

Герцог и герцогиня Кембриджские (они же принц Уильям и Кейт Миддлтон) после выхода Finding Freedom, вероятно, могут с этим поспорить. Но читателям нравится. Тридцать одну тысячу экземпляров книги смели с полок за первые пять дней продаж, The Times целый уик-энд публиковала отрывки. Ажиотаж был такой, что Скоби пришлось скрыться у родителей в Оксфордшире. «Мы (с соавтором Каролин Дюран. — Прим. «Татлера»), конечно, понимали, какие козыри у нас на руках, но никак не ожидали, что в первые же пять дней появится сто семьдесят статей об этой книге, — рассказывает журналист. — У Сассексов очень много поклонников, и они с восторгом приняли книгу, в которой Меган, вероятно, впервые представлена настолько человечной».

реклама

Но нашлись и критики. Слово «карьерист» было самым мягким в их лексиконе. Скоби пришлось обращаться в полицию из-за расистских высказываний. Угрожали даже сжечь дом. «Издатель предоставил родителям охрану, потому что к ним стали наведываться незваные гости. Вообще ситуация вышла из-под контроля».

Должно быть, все это произвело на папу с мамой впечатление. Отец владеет маркетинговой фирмой, мать работает в отделе соцзащиты детей (журналист предпочитает не называть их имена). Омид — старший из двух братьев. Воспитывался в Оксфорде: сначала учился в Magdalen College School, а в шестом классе перешел в государственную школу Cherwell и до сих пор поддерживает связь со многими друзьями оттуда. По маминой линии он, как формулирует сам, «перс и немного аристократ». Ему очень нравится, что я использую слово «персидский», а не «иранский»: «Для персов это огромная разница. Семья моей мамы не мусульманская и не имеет никакого отношения к Исламской Республике Иран. Я помню первую фразу в материале Daily Mail о нашей книге, где меня назвали «британско-иранский автор». Я сразу понял, к чему они клонят».

Журналист Омид Скоби со своим французским бульдогом Йоши. Шелковый халат, костюм из хлопка и шелка, все daks; хлопковая рубашка, шелковый галстук-бабочка, все budd london

Журналист Омид Скоби со своим французским бульдогом Йоши. Шелковый халат, костюм из хлопка и шелка, все daks; хлопковая рубашка, шелковый галстук-бабочка, все budd london

Сам столкнувшись с расизмом, стал ли он еще больше сопереживать Сассексам? «Зная, через что они прошли, я и раньше им сочувствовал, — отвечает Скоби. — Но теперь я отчасти ощутил, каково на самом деле побывать в их шкуре».

Речь идет в том числе и о насмешках насчет его возраста. В статье Эндрю Биллена, вышедшей в The Times, говорилось, что Скоби только что исполнилось тридцать три. Знатоки в интернете тут же сообщили, что на самом деле ему тридцать восемь, тридцать девять и вообще бог знает сколько лет. «Лучше бы сначала спросили меня самого, — комментирует журналист. — Мне тридцать восемь, а не тридцать три. Хотя на одном сайте о знаменитостях написано, что мне тридцать, на другом — что тридцать четыре, а на третьем — что вообще двадцать».

Меж тем на официальной странице Биллена приведена расшифровка интервью со Скоби. Биллен спрашивает: «Сколько вам лет?» Скоби отвечает: «Мне только что исполнилось тридцать три». На что Биллен говорит: «Вау, Омид... Поздравляю, тридцать три года. Я как раз только что проверил: когда Эндрю Мортон опубликовал свою книгу о Диане...» (речь идет о книге «Диана: Ее правдивая история», которая в свое время тоже вызвала в Британии большой резонанс. — Прим. «Татлера»). Скоби перебивает: «Ну и сколько ему было?» — «Сорок». — «Окей. Но у нас же тут не соревнование. Я вообще большой поклонник его книги».

Конечно, как говорилось в незабвенном фильме «Некоторые любят погорячее», у каждого свои недостатки. Однако странно, что Скоби путается в показаниях. Тем более что он категорически настаивает на абсолютной достоверности Finding Freedom. При этом и Скоби, и его соавтор Каролин Дюран утверждают, что Гарри с Меган никак не участвовали в работе над книгой. Это, вероятно, правда: в книге, отмечают критики, много не всегда лестных подробностей жизни герцога и герцогини, а те болезненно относятся к своей частной жизни, так что вряд ли были в сговоре с авторами.

Вообще-то, признается Скоби, когда они с Дюран впервые, «чисто из вежливости», уведомили Кенсингтонский дворец о том, что собираются написать о романе Меган и Гарри, их бракосочетании и семейной жизни, они планировали гораздо более жантильную книгу. «Мы уже заканчивали работу над текстом, ждали лишь рождения Арчи, чтобы написать о его первых днях, проведенных дома, и мечтали: «Это будет просто красивая история любви, которая согреет сердца всех читателей». Но в итоге, конечно, все вышло совсем по-другому».

Нашлись и критики книги. Угрожали, например, сжечь дом родителей Скоби.

Концепция поменялась как раз из-за рождения малыша. Точнее, из-за того, как оно было обставлено. На опубликованных фотографиях лицо младенца едва можно было рассмотреть, крещение, вопреки принятой в королевской семье традиции, прошло в частном порядке, общественности не сообщили даже имена крестных. «После рождения Арчи я не могу вспомнить ни одного поступка Меган, который был бы правильным, — говорит Скоби. — Когда они увольняли кого-то из персонала, все говорили только о том, что именно герцогиня — причина ухода этого человека. Как бы она ни старалась наладить общение с прессой, всегда находилось что-то, что бросало на нее тень. Я думаю, примерно в то время, когда родился Арчи, и она, и Гарри поняли, что зашли в тупик».

Зато биографы нашли золотую жилу: друзья Меган, как старые, так и нынешние, по-настоящему сочувствовали ей и были обеспокоены тем, в каком свете пресса изображает человека, которого они хорошо знают. «Те, кто вначале отказался с нами сотрудничать, но наблюдал, как ситуация постепенно ухудшается, вдруг отвечали нам на имейл, который мы отправили шесть-семь месяцев назад». Так, в книге цитируется разговор Меган с подругой: «Те же самые люди, которые издевались надо мной, теперь хотят, чтобы я преподнесла им своего ребенка на блюдечке с голубой каемочкой? Ребенка, который абсолютно беззащитен и у которого никогда не будет титула? Какой мне смысл показывать его? Любая мать в мире на моем месте поступила бы так же».

Все это придворный биограф рассказывает мне за чашкой кофе с миндальным молоком. Он одет в застиранные светло-голубые джинсы и желтовато-коричневую футболку Represent: только что вернулся из национального парка Брекон-Биконс в Уэльсе (поход с друзьями для него — это лучший способ провести уик-энд). На шее — цепочка Thomas Sabo, на руках — кольца: одно — Chrome Hearts, другое, с ониксом, — David Yurman. Зубы сияют той ослепительной белизной, которая необходима человеку, часто появляющемуся в телешоу Good Morning America. У ног лежит французский бульдог Йоши, названный в честь динозавра из игры «Супер Марио». Йоши лакает воду из миски, которую его хозяин заботливо принес с собой в сумке Burberry.

Скоби живет в «не очень приятной» части Восточного Лондона и обожает проводить время в бассейне и тренажерном зале. Он изучал журналистику в Лондонском колледже коммуникаций, восемь месяцев проработал в журнале Heat и понял, что ему там не место (плюс начальник оказался расистом). Потом Скоби участвовал в запуске женского журнала, затем устроился в US Weekly, стал одним из организаторов его лондонского бюро. Примерно в то время, когда состоялась свадьба герцога и герцогини Кембриджских, молодой человек ясно осознал: US Weekly просто обязан писать о молодых членах королевской семьи, но у редакции нет никаких контактов во дворце. «Жизнь королевских особ — богатая делянка для американской прессы, — рассказывает Скоби. — Хотя и US Weekly, второй из самых читаемых еженедельников в США, был со своей стороны тоже привлекателен для королевской семьи».

Выход книги и личность самого Омида Скоби вызвали бурю откликов в массмедиа.

Выход книги и личность самого Омида Скоби вызвали бурю откликов в массмедиа.

Скоби присоединился к королевскому пулу журналистов. И быстро заработал хорошую репутацию благодаря своей наблюдательности, а также способности читать по губам, которая помогла ему добывать эксклюзивные цитаты. Читать по губам Скоби научился на красных дорожках, которые посещал по заданию US Weekly. Тогда же он понял, как важно уметь добывать инсайдерскую информацию у обслуживающего персонала. «Когда мы писали о свадьбе Ким Кардашьян и Канье Уэста, неужели вы думаете, что они сами предоставили нам все подробности? — говорит журналист. — Конечно, нет. Это обслуга рассказала все в деталях». Теперь понятно, откуда в книге Finding Freedom могли появиться фразы вроде: «Их любовь зародилась в Африке, и теперь гибкое тело Меган словно приняло идеальную позу воина африканского племени».

Сам Скоби не уверен, действительно ли Гарри с Меган так уж ему симпатизируют: «Журналисты есть журналисты, между прессой и Сассексами всегда будет дистанция. Во всяком случае, их отношения с таблоидами себя исчерпали».

Что же до книги, она, как надеется автор, «послужит катализатором определенных перемен, и мы перестанем наконец обсуждать эти чертовы вещи вроде примерки платья, из-за которой расплакалась герцогиня Кейт. Все это уже смертельно надоело».

Вам может быть также интересно:

Главные успехи и неудачи Меган Маркл в качестве герцогини Сассекской

«Я отдала всю свою жизнь этой семье»: опубликован первый отрывок из биографии Меган Маркл и принца Гарри

Хронология отношений принца Гарри и Меган Маркл

Самые трогательные фото Арчи Маунтбеттен-Виндзора, сына принца Гарри и Меган Маркл

Фото:chalrie gray; архив пресс-службы. ГруминГ: Daniel Dyer/David Artists. Ассистент фотоГрафа: Edgar Chudoba. Продюсер: Poppy Evans. Стиль: David Nolan.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует