Новые рестораны Москвы: городские кафе, кондитерская, изакая и ресторан-лабиринт

Знакомим вас с местами, которые громче остальных заявили о себе на ресторанном рынке столицы.
Новые рестораны Москвы городские кафе кондитерская изакая и ресторанлабиринт

Sybarite

В конце прошлого года на карте Москвы появилось еще одно городское кафе. Sybarite открылся в помещении, в котором в свое время блистал знаменитый Glenuill. При этом новое заведение заняло сразу два зала — во втором располагалась Zupperia, после — часть Glenuill, а затем итальянское кафе From Rome to Home.

Главный в Sybarite — шеф и идеолог проекта Марк Шах Акбари. Будучи наполовину иранцем, шеф родился в Сибири, откуда потом уехал в Сочи, где работал при отелях и на туристических объектах Газпрома. Пройдя региональный уровень, шеф засобирался в Москву, хотел работать на Патриках, но не сложилось. Зато сложился его авторский проект, и тоже в центре столицы.

Начинается здесь всё с завтраков, которые сервируют с 10 утра. В меню: шакшука с фетой (450 рублей), иранская яичница (450 рублей) и «кремлёвская» каша из натурального овса (400 рублей). В основном меню акцент сделан на мезе (хумус, дзадзики, бабагануш) и другой микс европейской кухни с восточной. Заказывать обязательно нужно тартар из говядины с кремом из батата и черной икрой (690 рублей) и осьминога с обожженным картофелем под трюфельным соусом (690 рублей). Большое количество рыбы и морепродуктов в меню уравновешивают стейки и блюда из дичи. Шеф активно использует хоспер, куда отправляет овощи и стейки, окуривает дымом бургеры и коптит сметану. Завершает знакомство с кухней внушительный набор десертов (около 10 позиций).

LILA Pastry

Галактион и Элина Табидзе продолжают обустраивать свой особняк на Сретенке. Сперва открылось азиатское бистро, затем бар-лаборатория Insider. Теперь двери распахнула кондитерская.

Рестораторы уже зарекомендовали себя на сладком поприще, открыв на Патриарших Atelier de Tartelettes. Теперь размах больше — и шеф-кондитеру Алексею Браташову уже помогает приглашенный бренд-шеф, француз Грегори Дуайен («Кофемания»). Главная здесь витрина, под которой красуются десерты, созданные по французской технологии, в том числе веганские и безлактозные. Акцент сделан на натуральный вкус и сезонность (к лету будет больше ягод и фруктов). Десерты делятся на авторские (например, «картошка» с начинкой из апельсина/мандарина и слоем сгущенки — 450 рублей) и домашние (пироги и тарты), есть также выпечка в виде круассанов, профитролей, кексов, печенья "мадлен" и сицилийских трубочек канноли.

Десертами дело не ограничилось: Pastry заявляет о себе и как о городском кафе (снова) с завтраками и основным меню. Открывается заведение (дизайн, как и остальных проектов в LILA, проектировала Женя Ужегова) в 8 утра с достаточно обширным выбором: блюда из яиц, крок-мадам/месье, сырные вафли, каши, сырники и даже хумус с ванильной сметаной (420 рублей).

Основное меню получилось компактным со стандартным набором блюд, минимально отвлекающим гостей от ассортимента витрины. Здесь обратить внимание стоит на брускетту с двумя видами лосося и авокадо (420 рублей), паштет из турецкого гороха с вялеными томатами (390 рублей) и морскую сосиску с пюре из копченой тыквы и соусом из белого вина (910 рублей). Кухню Pastry, как и всего проекта целиком, курирует другой француз Режис Тригель, у которого впереди запуск последней части LILA — ресторана авторской кухни на втором этаже.

Red Point

Самое нестабильное место в Депо, похоже, наконец-то обзавелось удачным проектом. На месте вызывавшего вопросы (как минимум своим названием) Oyabun, а до этого Simple Wine&Kitchen, открылся другой совместный проект компании Simple и 354 Group — Red Point. Кстати, это не первая коллаборация Максима Каширина и братьев Васильчуков — прошлым летом еще один Simple (только Wine&Bar — с винотекой) переоделся в авторский Ray (созданный под шефа Александра Райляна), не считая не пошедшего Oyabun (неудачу объясняют реалиями пандемии).

На этот раз для проекта выбрали формат популярной в Москве изакая (японское питейное заведение). При этом для Red Point придумали концепцию — все блюда в меню получили одинаковую цену. Любители цифр (354 Exclusive Height) вложили в свой fix price смысл: 573 (именно по такой цене можно заказывать все от супа до десерта) является неслучайным набором цифр и напоминает о богах счастья, которых почитают в восточной культуре.

Блюда готовят из премиального продукта, а меню сделали с акцентом на рыбу и японскую кухню (в авторском исполнении). Подобные эксперименты начали делать еще в видовом проекте Insight в Москва-Сити, который сейчас называется Birds. Кухней в Red Point заправляет Дмитрий Лим с опытом работы в ресторанах Японии и Кореи, а в Москве — в Megu и "Хаятте". Заказывать рекомендуем: икру морского ежа с муссом из тыквы и икрой летучей рыбы, роллы с лососем и креветкой, авокадо и красным луком, лапшу рамен с креветками и карри, а также тирамису матча с малиной. Каждое блюдо, напомним, стоит 573 рубля, за исключением мисо-супа, который и вовсе стоит 15 рублей. Есть и specialities по стандартным рыночным ценам.

Запивают все коктейлями от Петра Сороковова (Ray) и вином (200 позиций) по цене магазина.

Maze

Создатель барного пространства PAPA Barvillage (Москва и Дубай) Юрий Блоцкий открыл новый проект на месте закрывшегося закрытого (символично) клуба SPY. Заведение получило название Maze (в переводе — лабиринт), но заблудиться здесь у вас вряд ли получится.

При этом проект состоит из трех равнозначных частей. Сперва гостей встречает лобби-бар (как в бутик-отеле). И главные здесь коктейли — 12 миксов, названных в честь лондонских улиц по пути от аэропорта Heathrow до пятизвездочного отеля The Savoy. Все напитки — авторские, но с претензией на попадание в зал славы мировой или хотя бы московской классики. При этом в Maze ввели новую штатную единицу — коктейльный сомелье (раньше такие были при казино), которым стал Вадим Наумов (Wino Bar, Papa Barvillage). В лобби есть и закуски под коктейли: сыры и мясные деликатесы, тартар, сэндвич и пара десертов.

Далее предстоит встреча с коктейльным залом, где можно пробовать шесть, как отмечают, иммерсивных коктейлей и укороченное меню ресторана. Здесь-то и пригодится помощь сомелье, который подберет к еде подходящий напиток. Этажом ниже расположился ресторан, кухню которого ознаменовали как средиземноморскую, а готовит ее Сергей Андрейченко — ученик Уиллиама Ламберти (Montifiori и Sartoria Lamberti). Шеф активно использует технологии и экспериментирует с подачей: например, буррату с кремом из базилика шеф накрывает куполом из козьего сыра (750 рублей). В меню много Италии, большой раздел Raw и акцент на рыбные позиции. При этом меню пока не хватает концептуальности, блюд-аттракционов на компанию и индивидуальности шефа. Что несомненно должно произойти со временем, памятуя работоспособность Андрейченко по другим проектам. Стимулировать кухню также должна винная карта, которую составил Андрей Ларин (Big Wine Freaks, Lucky Group).

МореКофеОкеан by Erwin

Александр Раппопорт продолжает наращивать холдинг новыми проектами. В течение года группа ресторанов пополнилась корнерами на рынке (экспериментальный формат для ресторатора). После «Фобии» на Центральном рынке и «Индокитая» в Депо пришло время переформатировать неоднозначный «Гранд Европейский Экспресс» в ТРЦ «Европейский». С поездами не вышло (до этого «не поехал» здесь же «Восточный экспресс»), поэтому заведение у фонтана превратилось в популярный ныне формат городского кафе. Над названием долго не думали и обыграли уже работающий на набережной Erwin (ресторан и лодка). Из интерьера убрали все упоминания о поездах, а пространство снабдили 4 входами и 118 посадками.

И если одно слово (акцент на кофе и десерты — их тут больше 20) в названии заведения оправдано, то при чем тут «море» и «океан», не совсем понятно. Видимо, для узнаваемости бренда.

Состав меню определяют как «срез гастрономических интересов москвича», но скорее это микс из меню других ресторанов Раппопорта. Здесь и Азия, и паста, и хумус с голубцами. Есть и нововведения вроде «лавашроллов», например, с уткой по-пекински (470 рублей). Имя шефа (или его наличие) раскрывать не стали. Поэтому кто готовит местные котлеты, отбивные и вареники, остается загадкой.

Фото: архивы пресс-служб