Наиля Аскер-заде: «Как только появились анонсы, на меня посыпались угрозы за то, что я разговаривала с Лукашенко»

10 января в 21:30 на канале «Россия 1» выйдет авторская программа Наили Аскер-заде «Действующие лица», героем которой стал Александр Лукашенко. В беседе с «Татлером» наша героиня рассказала о том, почему считает это интервью большой журналистской удачей, как готовилась ко встрече и чем ее покорил 16-летний сын Лукашенко Николай.
Наиля Аскерзаде — об интервью с Александром Лукашенко

— Это ваше первое интервью с Лукашенко?

— Да, с Лукашенко это первое интервью. Но пообщаться с президентами удавалось и раньше. В основном на экономическом форуме в Давосе.

— Сколько времени вам понадобилось на то, чтобы договориться о встрече?

— Больше года. Мы отправили запрос в октябре 2019-го. Тогда даже началось предметное обсуждение съемки. Но потом переговоры прекратились. После выборов прошлого года мы направили новый запрос. В начале декабря получили подтверждение. Уже были назначены даты съемок, но за два дня до нашего приезда белорусская сторона предложила снова перенести их, уже на 2021 год. Все же удалось договориться, и в итоге съемки состоялись. Хотя в Москву мы вернулись за день до Нового года.

— Сколько длилось интервью?

— Эфирная версия программы будет длиться не больше часа. Но мы до сих пор монтируем, и неизвестно, какой тайминг получится в итоге.

— Почему вам было важно сделать это интервью именно сейчас?

— Мне кажется, в политике, несмотря на то что эпоха великих героев и злодеев закончилась, существуют два типа государственных лидеров: те, кто отражает существующие политические порядок и культуру, и те, кто их формирует. Это не значит, что вторые лучше, а первые хуже или наоборот, так как это вопрос, не связанный с демократией, свободой или процветанием. И если мы хотим понять, что определяет их действия, такие фигуры нельзя игнорировать. Можно относиться по-разному, но игнорировать нельзя. В связи с известными событиями сейчас интерес к личности Лукашенко максимальный, и, конечно, это большая журналистская удача – снять программу с ним именно в такой момент. Массовые протесты прошли свою критическую фазу, этот год может определить, что будет происходить дальше.

— Как вы лично относитесь к протестным событиям в Беларуси?

— Любой протест — он всегда про недовольство. Довольные люди, как правило, не протестуют. Я как журналист старалась быть максимально беспристрастной и хотела вывести Лукашенко из-под официоза, за пределы рабочего кабинета. Поэтому мы настояли на том, чтобы съемки проходили не только во Дворце Независимости, где проводятся все встречи и совещания, но и на хоккейной площадке, с сыном за чайным столом. Мне казалось важным побеседовать с сыном президента — Николаем. Это тоже удалось, и он согласился пообщаться.

— Совпали ли ваши ожидания от встречи с героем с реальностью? Легко ли было общаться?

— Практически всегда в таких случаях ощущаешь разницу между образом и человеком. И практически всегда поначалу это шокирует. От такого шока, когда ты журналист, нужно быстро оправиться, иначе собеседник воспользуется твоей слабостью. Так что, когда идешь на интервью, нужно продумать несколько сценариев разговора, чтобы не растеряться, если новое впечатление о герое окажется неожиданным.

— Что для вас было самым сложным в этом интервью?

— Работать в таком обостренном контексте — это всегда непросто. В данном случае вдвойне: происходящее в республике с одной стороны, с другой — формат моей программы, где интервьюируемые показаны не только за рабочим столом. Как только анонсы программы появились в эфире, на меня посыпались упреки, оскорбления и даже угрозы за то, что я разговаривала с Лукашенко, что я, мол, улыбаюсь тирану и так далее. Но я журналист — даю картинку как есть, задаю вопросы и получаю ответы, а судить зрителям. По комментариям в своих соцсетях вижу, что многие мои подписчики ценят эту позицию.

— Расскажите, как учились стоять на коньках.

— На коньках я катаюсь давно, хотя и не очень хорошо. А клюшку держала в руках всего пару раз: выходила на лед во время съемок с Аркадием Ротенбергом. Изначально мы планировали отработать с Лукашенко несколько ракурсов без официоза, нам предлагали съемки на трассе для беговых лыж, а не в хоккейной коробке. Но пошел ледяной дождь, и пришлось сменить лыжи на коньки. Я привезла с собой лыжные ботинки, а вот хоккейного обмундирования не было. Но Николай поделился своими щитками и перчатками, помог мне это все надеть.

— У Николая сейчас огромное количество поклонниц среди юных девушек, он завидный жених. Какое впечатление он на вас произвел?

— Николай и правда очень приятный молодой человек. Сейчас мы, как цивилизованные люди, очень стараемся отрицать шаблоны и нормы красоты, но почему-то все равно радуемся, когда видим красивого человека. Потом уже начинаем слушать, что он скажет и как. Понимаю молодых девушек, которые сходят по Николаю с ума. Кстати, в интервью он ответил на самый волнующий для поклонниц вопрос. Николай производит впечатление неизбалованного, скромного, думающего человека. Помимо интервью, мы очень много с ним общались о разном off the records в перерывах между съемками с его отцом.

— Во время интервью вы смело жмете руку и вообще находитесь без маски. Не было ли обговорено мер безопасности?

— Я уже переболела, но все равно стараюсь соблюдать меры предосторожности. Перед поездкой вся съемочная группа сдавала ПЦР-тесты на ковид.

— А как вам Минск?

— Я не первый раз была в Минске, но во время этой командировки, к сожалению, город мы почти не видели. График был напряженный: мы могли себе позволить лишь короткие перерывы на сон и еду.

— В последнее время появилась информация о том, что вы можете сменить работу и перейти на «Первый канал».

— Это все слухи, которые ничего под собой не имеют. Мой переход на «Первый канал» ни с кем и никогда не обсуждался. Я в определенной степени патриот нашего канала, десятый год работаю на ВГТРК, у меня есть своя программа, в прошлом году вышел цикл фильмов, я работаю обозревателем в вечерних «Вестях». Команда, которая работает со мной над фильмами и программами, собиралась не один год. Мне очень комфортно с ними. Они у меня — самые лучшие: и операторы, и режиссеры, и редакторы, и продюсер, и шеф-редактор Наталья Конюхова. Уходить на «Первый» я точно не планирую.

— Каков, на ваш взгляд, главный телевизионный тренд ушедшего года?

— Минувший год обозначил главный вызов для многих видов деятельности и бизнеса. Привычные, казалось бы, формы начинают перестраиваться с учетом вновь сформулированных и даже переформулированных вызовов, в том числе цифровизации. Телевидение — один из форматов, который находится в процессе мощной трансформации. Традиционные вещатели сейчас много сил уделяют этим процессам, чтобы оставаться востребованными у аудитории и рекламодателей.

Ну а основная тема в СМИ, конечно, пандемия и освещение проблем, возникших из-за распространения Covid-19 во всем мире.

— Ваша главная журналистская победа в 2020-м?

— Наверное, такой «победой» можно считать то, что удалось сделать цикл из 10 фильмов «Опасный вирус», которые имели очень высокие рейтинги и по подсчетам зрительской аудитории этот фильм был признан лучшим среди документальных. Но, конечно, этого невозможно было бы добиться без моих коллег, которые работали над фильмами, иногда жертвуя выходными. Особые слова благодарности хочу выразить операторам, которые не побоялись быть со мной в красной зоне ковидных госпиталей. Помню нашу первую съемку весной, когда мы еще не знали, что увидим, как правильно надеть защитные костюмы, как обработать камеру и все оборудование. Но потом уже пошло по накатанной.

— Кто был самым мудрым вашим собеседником в этом году?

— Обычно собеседники, у которых я беру интервью, это люди, достигшие определенных вершин и результатов в своем деле. Про каждого можно сказать, что он мудрый. В этом году главными спикерами в моих фильмах и программах были люди, которые занимались решением проблем, возникших из-за пандемии коронавируса. В первую очередь это гендиректор центра «Вектор» Ринат Максютов и глава Роспотребнадзора Анна Попова. К ним всегда можно было обратиться за советом и пояснениями по любым вопросам.

— Какие выводы сделали об удаленной работе?

— В 2020 году специфика работы сильно не изменилась. Я и раньше многое делала удаленно — дома с ноутбуком. Кроме того, даже во время локдауна мы продолжали работать и снимать, в том числе в больницах. Некоторые интервью пришлось брать дистанционно, и, если честно, мне это не понравилось. Я старалась минимизировать такого рода форматы, но иногда этого было не избежать.

— Летом вы заболели коронавирусом. Как себя чувствуете сейчас? Ощущаете ли последствия?

— Чувствую себя отлично. Сейчас уже никаких последствий нет.

— Собираетесь ли делать прививку?

— Некоторые специалисты считают, что второй раз заболеть невозможно. Но когда снижается уровень антител, стоит задуматься о прививке. Врачи пока не рекомендуют мне вакцинироваться.

— Имеете ли вы привычку давать новогодние обещания?

— Если честно, из-за работы просто не было времени задуматься над new year resolutions. Обычно в начале января я составляю рабочие планы на год вперед и обсуждаю их со своим руководителем. Надеюсь, что успею сделать это до конца первого месяца зимы.

— Где отмечали Новый год? Есть ли в вашей семье какие-то незыблемые традиции?

— Новый год я отмечала дома в Москве с семьей. Есть традиция в конце года ходить всей семьей в театр на балет. В этом году сходить на «Щелкунчика» получилось только 31-го числа из-за поездки в Минск. Ну и, конечно, когда часы бьют полночь, загадываем желание. На столе всегда бывают салат "оливье", мандарины и шампанское.

— Помните какие-то новогодние традиции из детства?

— Всегда наряжали с родителями елку. Очень люблю сама выбирать новогодние игрушки. Когда раньше была возможность ездить за границу, старалась привозить их из турпоездок или командировок.

— Чему вас научил 2020 год?

— Научил тому, что ничего нельзя планировать. Как говорят, человек предполагает, а бог располагает. Надо ценить жизнь и проводить каждую минуту с пользой.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Вам может быть также интересно:

Наиля Аскер-заде — о своем новом фильме «Опасный вирус» и том, как изменилась ее жизнь с началом пандемии

Наиля Аскер-заде впервые рассказывает о себе: эксклюзив Tatler

Наиля Аскер-заде на двух обложках июльского Tatler

Фото: АРХИВЫ ПРЕСС-СЛУЖБ