1. Главная
  2. Герои
Герои

Героини Tatler — о том, как изменилась их жизнь на самоизоляции

Светская хроника из кухонь, конюшен и двуспальных кроватей.
реклама
№5 Май 2020
Материал
из журнала
19 Мая 2020

«Предвкушаю сидение дома. Подумала, может, для вас написать какие-нибудь тексты?» – предложила вдруг «Татлеру» вечно занятая Надя Оболен­цева. Она ведь первый светский хро­никер журнала (работала с нами еще в 2008-­м), но все эти годы джетсет но­сил Надю вокруг да около письменного стола. Зато в карантине у наших геро­ев появилось неожиданно много вре­мени – и они до сих пор мучаются, как распорядиться ценнейшим ресурсом, которого раньше не хватало.

реклама

Надя, пишущая тексты, как Пуш­кин в Болдинскую осень, могла бы здо­рово украсить сюжет какой-­нибудь антиутопии. В которой Наташа Яким­чик в непотопляемых купальниках Natayakim занялась бы прыжками в во­ду и достигла в надувном бассейне (Мо­нако временно недоступно) олимпий­ских результатов. Застрявшая в Марбелье Инга Берман посадила бы на бал­коне виноград и гнала биодинамиче­ское розе с доставкой на дом. Яна Руд­ковская превратила бы свое телешоу в ютьюб-­шоу – в ее сундуках Louis­ Vuitton еще достаточно контента, на одном unpacking можно собирать ста­дионы. Виктория Шелягова научилась бы плести кружево и окончательно рас­писала себя под хохлому. Тина Канде­лаки произвела бы патчи для конфе­ренций в Zoom с эффектом «неделя на Капри». Ксения Собчак снимала бы «ДокТоки» про убийства и прочие ужа­сы у себя в будуаре – благо режиссер у нее не на аутсорсе, официальные от­ношения оформлены еще до кризиса. @tetyamotya в своем Welps вела бы онлайн-­церемонии с аяуаской. У Улья­ны Сергеенко не было бы ни одного нарушения режима самоизоляции – у нее дома в Горках свой luxury village: сама производит, сама носит. И для нее ни­чего не изменилось. Она как была на самоизоляции, так и осталась – это другие бегали в гости и за котлетами в «Царскую охоту». Ольга Карпуть, ко­торая в эти дни впервые обошла весь свой замок в Кузнечиково, натаскала бы своего джекрассела Тыкву на сморчки и ввела десять грибных пози­ций в меню доставки КМ20. А мальчи­кам она уже наняла тренера по бильяр­ду, чтобы папе было с кем забивать от борта в лузу. Илона Столье в сложив­шихся условиях просто обязана возоб­новить певческую карьеру, и ее проро­ческая песня «Икра» («Я живу здесь как в пробирке, иногда мне развеяться надо: я возьму с собой сумку «Биркин», надену на палец двадцать три карата... Я поймала золотую рыбку, но загада­ла не то, что надо») победит в айтюнс даже «Я знаю, у красотки есть сторож у крыльца» Надежды Кадышевой.

«У меня нет времени на соцсети. Я никогда не была так занята, как в дни карантина».

Пока все готовились к апокалипсису, запасаясь гречкой и бургундским, при­шло просветление. Инга Берман по те­лефону мне плакалась: «Нам сверху по­казали, кто в доме хозяин, указав на наше место. Это обнуление каждого. Жизнь уже не будет прежней. Для каж­дого она будет делиться на «до» и «по­сле». Люди теперь будут оглядывать­ся на прошлое и вести себя совершен­но по-­другому. Сколько бы ни говори­ли, какие мы крутые, на самом деле все не так. Я думаю, каждый переосмыс­лил свое поведение и жизнь, как про­шлую, так и нынешнюю и тем более бу­дущую». Впрочем, Инга сейчас радует­ся, что у нее есть время на полноценное общение с детьми.

А Снежанна Георгиева на Но­вой Риге не плачет, у нее вре­мя проходит пасторально. «Я думала, что сидеть на да­че будет скучно, но оказалось, тут куча дел, которые приносят удовольствие, а главное – пользу семье. Раньше они откладывались на потом. Сейчас я ви­жу, насколько суета «прошлой жизни» сместила мои приоритеты. Я тут сама готовлю, слежу за садом – мне в кайф все это. Не бегу перед офисом на мас­саж и укладку, к косметологу. У меня почти нет времени и желания посещать соцсети. Я никогда не была так занята, как в дни карантина! А раньше говори­ла, что никогда не бываю так занята, как в часы досуга».

Яну Яновскому жена-­психолог Лена Фейгин сказала, что страх изоляции у него сильнее страха заболеть, и теперь они все время гуляют с друзья­ми на дистанции в полтора метра. «В Лужниках, по переулкам Патриар­ших натикало двадцать тысяч шагов, хотя я не самый спортивный светский человек этого города» – Ян всегда най­дет выход из безвыходной ситуации.

Другой связной всех со всеми Евге­ний Заболотный, наоборот, принял ситуацию и выдохнул. В полупустом «Техникуме» с укороченным меню он объяснил мне: «Я впервые сплю как младенец. Все эти бесконечные встречи ради встреч в последнее время создава­ли стресс. Здорово, что можно по чужо­му распоряжению поставить жизнь на паузу. Сам бы я такое не провернул, си­лы воли не хватило бы».

Виктория Шелягова, пока полоска­ла руки и горло водкой (ей, матушке, она доверяет больше, чем антисепти­кам), поняла следующее: «На каран­тине хорошо думается о том, что цен­нее жизни ничего нет. Можно взять те­лефон, отлистать свои фотографии на­зад и увидеть, какую чудесную жизнь мы проживали и совсем не ценили ее как нечто уникальное. А она такая и есть! Каждый день в свободе пере­движений и без страха – это огром­ное счастье».

Оксане Бондаренко самоизолиро­ваться пришлось на краю света – она застряла на Сен-­Барте в позе планки у бассейна. «Мы очень рады, что все вместе переживаем эти непростые вре­мена. Нам хорошо семьей, тем более что мы с Вовой давно уже не были так долго со старшими детьми. Это боль­шое счастье. Каждый день спорт: у нас по очереди йога, кардио, серфинг. Миа занимается музыкой, рисованием, тан­цами. По вечерам Владимир устраива­ет домашние концерты, я дежурю на кухне. Научила Алину готовить».

А Борисевичи развели бешеную ак­тивность дома: «Прогенералили дет­ские комнаты, выкинули хлам. Устраи­ваем соревнования: кто лучше застелит кровать, кто быстрее разберет ящики. Дети кайфуют. Очень много рисуем – на разные темы». Вика отменила тре­нировки и вместо спорта по два часа гу­ляет с собакой: «Как же мне не хватало всего этого! Даже мой старший успоко­ился. У него сейчас непростой период».

Многое на своем веку повидавшая Дарья Коновалова к ситуации адапти­ровалась быстро – она во всем привык­ла искать положительный момент. «И вот я вглядываюсь, вглядываюсь, чтобы увидеть хоть что-­то позитив­ное во всем этом... Так вот оно – счаст­ливый муж! Он же мечтал, чтобы я пе­рестала вилять хвостом по светским мероприятиям и встала у плиты. Уже начинаю думать, что это Кирилл со­здал биологическое оружие. Он мне да­же сказал – шутя: «Теперь ты, я и ника­кой ревности!»

«Здорово, что можно поставить жизнь на паузу. Сам бы я такое не провернул».

«Я занялась верховой ездой», – гале­ристка Полина Аскери­-Белоцерковская тоже нашла в коронавирусе положи­тельный момент. Его зовут Аполлон. «Он красивый и добрый конь, который помогает мне отключиться от проблем и мыслей. И насладиться временем, которое я теперь уделяю себе и свое­му развитию». Ольга Панченко твердо намерена расчехлить былые таланты: «В свое время я вела кулинарное шоу на ТВ и планирую вернуться к гаспачо с крабом и к спагетти алла водка». Диа­на Манасир тоже «внезапно обнаружи­ла, что ригатони готовит вкуснее, чем в ресторанах».

Многие ударились в магиче­скую уборку, не дожидаясь, пока жизнь сама расста­вит все на свои места. Ста­тья про клинфлюенсеров на Tatler.ru собирает стабильно высокий трафик. «В дни, когда настроение поднимает только вкусная еда и программа «Да­вай поженимся», когда просыпаешься, а тебе никуда не нужно идти, начина­ешь дуреть от безделья и в голову лезет всякая ерунда, – брусникинец Никита Ковтунов тяжело переживает отменен­ные спектакли. – Я отмыл всю сантех­нику, полы, окна, разобрал все шкафы, выбросил лишнее и перестирал одеж­ду». Разбирая подвал дачи, Катя Ланц­ман обнаружила заначку винтажного алкоголя. Ну как заначку – роскошную коллекцию: от «Рюинара» до греческих настоек. Не исключено, что ее мужу Игорю придется открыть на участке среди сосен бар – зоне отдыха Передел­кино категорически не хватает своего Rolling Stone.

Элен Манасир решила переобору­довать гардеробную, но чувствует, что ремонт может выйти за ее пределы: «Смена декораций – это очень важно. В обозримом будущем их можно будет сменить только с помощью ремонта». Грачи прилетели, но их не услышали – в ее доме в Барвихе теперь шумит пер­форатор. Под его аккомпанемент Элен с дочерью Бориса Краснова Дариной от­крыли сбор на продовольственные кор­зины старикам – за пару дней подруги аккумулировали полмиллиона рублей. «Сейчас особенно важно не быть равнодушными и объединяться», – излучает высокие вибрации Элен.

Понятно, что вечно штробить стены и варить пасту с водкой невозможно – герои русского «Татлера», в отличие от «Татлера» британского, не имеют в сво­ей ДНК страсти бесконечно занимать­ся хозяйством в фамильных замках. Я попросил предсказать будущее нашу читательницу Ольгу Карпуть из Кузне­чиково. Она попробовала: «Очевидно, что изменятся наши повседневные привычки, отношение к здоровью и ра­циону. Некоторые дважды подумают, стоит ли брать джет, чтобы слетать од­ним днем в Париж ради фэшн­-шоу. Дру­гие из­-за нехватки инфоповодов для светской хроники наконец­-то займут­ся чем-­то полезным – и вам будет инте­реснее про них писать».

Да мне уже интересно – ваш кутюр я уже видел, а тут вдруг опера, сосны, Аполлоны, у кого-­то даже румынский язык (сразу по окончании карантина, видимо, рванет к графу Дракуле). Сра­зу столько поворотов сюжета! «После всего этого я с трудом представляю себе контекст, в котором будет умест­но появление Шарлиз Терон в кутю­ре и бриллиантах на красной дорож­ке», – пугает меня Михаил Друян. Ну, не знаю. Винтажные развлечения мне тоже нравятся, в них есть класс.

Фото:Richard Phibbs/Trunk archive/Photosenso

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует