1. Главная
  2. Герои
Герои

Самое время подписаться на клинфлюенсеров в инстаграме

Кто такие клинфлюенсеры? Эти девушки делают селфи не в дизайнерских платьях, а с тряпками из микрофибры и вместо фейстюна пользуются средствами для удаления известкового налета. Если вместе с весной вам захотелось попробовать что-то новое, самое время вдохновиться и навести порядок.
реклама
№4 Апрель 2020
Материал
из журнала
11 Марта 2021

Добрая фея каждой татлеровской Золушки, автор нескольких бестселлеров о высоком искусстве уборки Мари Кондо запустила свой онлайн-магазин товаров для дома. В ассортименте – держатель для ароматической палочки за $68, льняные крышки для контейнеров с крупами за $34. Бамбуковый венчик, без которого нельзя и подумать о размешивании чая маття, оценен в $30. В $75 обойдутся наборы из кристаллов с камертоном, необходимые для «корректировки энергии пространства». В день запуска The Shop at KonMari только ленивый не пошутил в интернете о том, что одна из самых влиятельных личностей на планете по версии Times (и очевидно, гений маркетинга) сначала заставила нас расстаться с ненужным хламом, а теперь заставляет завести новый.

Девять лет назад японка Кондо опубликовала книгу «Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни» и возглавила нарождающуюся касту клинфлюенсеров. Теперь у нее самой в инстаграме почти четыре миллиона благодарных подписчиков, а сколько последователей на просторах социальных сетей – не считал никто. Клинфлюенсеры не похожи на обычных инфлюенсеров: в их лентах не найдешь фоторепортажей с модных показов, селфи с дубайских пляжей, отчетов об очередном детокс-уик-энде в Мерано или еще какой-нибудь Габале. Зато там бескрайние моря коробок для хранения, разложенных по цветам и размерам, новые коллекции кипенно-белых простыней. Подушки хвастают фамильной вышивкой, как лица девушек-миллионщиц – косметикой Кайли Дженнер. Контейнеры с бататом и кейлом расставлены в холодильнике настолько ровно, что невозможно отделаться от вопроса: неужели и для холодильников уже придуман свой фейстюн?

Самая соль у клинфлюенсеров хранится в сторис (им хозяйки аккаунтов не дают самоуничтожиться и, конечно, скрупулезно раскладывают по папочкам в хайлайтах). Там – завораживающие тьюториалы о том, как до блеска отполировать стеклянные перегородки в душе. Как убрать налет с невидимого глазу фильтра посудомоечной машины. Как отдраить до первородной белизны шнурки любимых Reebok Classics. Одним словом, лучшие друзья девушек в начале 2020-х – это бриллиантовый блеск внутренностей чайника и вечное сияние начищенного хрусталя Baccarat.

реклама

«Популярность клинфлюенсеров – показатель того, что пора наводить порядок в глобальных процессах».

Желание чувствовать себя равным с тем, на кого ты подписан, возникло у людей нашего времени задолго до того, как они пресытились кроссовками Канье Уэста и духами Ким Кардашьян. До выхода в свет «Магической уборки» Мари Кондо все повально постигали датское искусство счастья хюгге. Потом зачитывались книгой Маргареты Магнуссон о шведском методе предсмертной уборки, то есть такой, которая, случись что, облегчила бы наведение порядка в вашем доме родственникам. Чуть позже в моду вошел кайдзен – японская философия постоянного усовершенствования.

Из шинели кайдзена вышла, к примеру, та самая ютьюб-фея чистоты Мелисса Мейкер. Ее кредо – домашними делами можно заниматься безболезненно. В 2006-м Мейкер открыла в Торонто клининговую компанию, тогда же стала загружать в сеть обучающие видео, чтобы привлечь внимание будущих клиентов, – стандартный SMM, таким же занимаемся мы в «Татлере». Теперь же блогер каждую неделю делится лайфхаками о том, как навести порядок в доме, если ненавидишь уборку. «Из тех сообщений, что я получаю в директ и на почту, я поняла: мои видео дают людям возможность научиться заботиться о себе в своем же собственном доме, – объясняет свой подход Мейкер. – Они могут научиться тем вещам, о которых, возможно, стеснялись спросить у кого-то еще».

На данный момент Мейкер владеет тремя клининговыми компаниями, написала книгу (куда же без нее) и запустила собственную линию тряпок из микрофибры. Сама она, по иронии судьбы, уборку ненавидит. «Есть люди, для которых уборка – это способ самотерапии, – говорит звезда ютьюба. – Так вот у меня все наоборот: стоит только подумать о наведении порядка, как я чувствую себя жалкой».

Ее коллега по цеху, автор инстаграм-блога @cleaning_my_anxiety_away Шарлотт Осборн использует уборку как раз для борьбы с собственными демонами. «В каком-то журнале я прочитала интервью Софи Хинчлифф, она рассказывала, как процесс наведения порядка помог ей справиться с тревожностью, – говорит Осборн. – Я подумала: почему бы и мне не превратить этот рутинный процесс в психотерапию».

В анамнезе у Осборн помимо троих детей – деструктивная тревога, фибромиалгия и посттравматическое расстройство личности. Своим двадцати пяти тысячам подписчиков она рассказывает об этом совершенно открыто: «Уборка не избавляет меня от болезней, зато здорово помогает снять напряжение. К тому же я понимаю, что я такая не одна – каждый день почтовый ящик разрывается от количества писем. Фолловеры интересуются не только маркой очищающего средства для окон, но и делятся своими проблемами. Мне иногда кажется, что пора создавать отдельный блог с лайфхаками по психотерапии. Подписчики и без того знают все о моем распорядке, но им хочется знать еще больше».

Софи хватило шести месяцев, чтобы подняться с тысячи фолловеров до миллиона.

Откуда в эпоху уберизации всего на свете, включая клининг-службы, в серьезных людях вдруг проснулась тяга к собственноручной уборке? Закон о массовом выдворении из России гражданок филиппинской национальности тоже вроде бы не принимали. Все дело в тренде на JOMO – joy of missing out, радость от того, что пропустил светское мероприятие и остался дома. «Отсюда и такой интерес к организации домашних дел, – комментирует Люси Лавридж, директор департамента Talent Management одного из крупнейших лондонских агентств Gleam Futures, которое занимается раскруткой бьюти-влогера Зои Сагг, больше известной под ником Zoella, и других кумиров поколения. – Вдобавок, как показывает статистика, людей начало подташнивать от классических инфлюенсеров».

Клинфлюенсеры, добавляет Лавридж, так быстро набирают популярность еще и потому, что не боятся при всем честном народе забраться в самые сокровенные (читай – грязные) уголки своего жилища и показать, как борются, скажем, со ржавчиной в унитазе. «Это интимный процесс», – говорит маркетолог из Gleam Futures. А подглядывать в замочную скважину приятно хоть за тем, как отдыхает в Версале Тетя Мотя, хоть за тем, как миссис Хинч стирает в носках свои грязные спонжи. У этой двадцатидевятилетней эталонной блондинки из Эссекса в инстаграме, к слову, – четыре миллиона фолловеров. «Так или иначе уборка – это то, что касается каждого из нас, даже при наличии дома обслуживающего персонала, – продолжает Люси Лавридж. – Когда ты на экране смартфона видишь, как блогер доводит свой дом до блеска, ты волей-неволей сочувствуешь ему, начинаешь ощущать единение с ним. И вряд ли уже от него отпишешься. По крайней мере, в ближайшее время».

Миссис Хинч, она же Софи Хинчлифф, – самый яркий деятель британского рынка клинфлюенсеров, а он сейчас самый быстрорастущий. Два года назад одним прекрасным мартовским днем парикмахерша из Сассекса завела аккаунт @MrsHinchHome. Сейчас миллионы ее подписчиков называют себя армией «хинчеров» и знают по именам всех друзей Софи: половую тряпку Дэйва, тряпку для пыли Клэренс, губку Минки и швабру Веру. Драить полы и вычищать раковину Софи любит под попсовые треки нулевых, из которых «хинчеры» составляют плейлисты на Spotify. «Помню, как два года назад ко мне подошла помощница и говорит: «Люси, мы должны позвонить этой женщине. Только посмотри на ее инстаграм!» – вспоминает Люси Лавридж. – Я посмотрела. Но сначала совершенно не поняла, чем там восторгаться. А потом залезла в сторис и уже не смогла остановиться».

Лавридж предложила Хинчлифф сотрудничество и не прогадала: «Это был чистой воды эксперимент. И первый случай в моей практике, когда от сторис выхлопа было больше, чем от постов в ленте. Софи хватило шести месяцев, чтобы подняться с тысячи фолловеров до миллиона. Все вокруг будто помешались. Даже наш офис только и говорил о том, как сделать своими руками моющее средство без химии по рецепту миссис Хинч и как по ее же методу навести порядок в гараже».

Всего несколько месяцев назад Хинчлифф опубликовала свою первую книгу – Hinch Yourself Happy: All The Best Cleaning Tips To Shine Your Sink And Soothe Your Soul, что с поправкой на игру слов в переводе значит «Обеспечь свое счастье: лучшие советы по уборке, чтобы ваша раковина блестела чистотой, а душа успокоилась». На момент сдачи номера в печать рейтинг книги на «Амазоне» был 4,7 – столько же, сколько у бестселлера месяца номер один, мемуаров погибшего баскетболиста Коби Брайанта.

«Сила клинфлюенсеров – в способности вызвать эмоциональный отклик, – убеждена Мелисса Мейкер, создательница ютьюб-канала с лайфхаками по уборке (один миллион двести тысяч подписчиков). – Я хочу, чтобы люди смотрели на то, как у меня дома все устроено, и чувствовали себя комфортно. Потому что лично я часто расстраиваюсь, когда захожу в инстаграм и вижу «идеальную» жизнь среднестатистического лайфстайл-блогера. Мне кажется, люди стремятся освоить навыки по уходу за домом, потому что это добавляет ощущения собственной значимости».

России ниша клинфлюенсеров пока пустует. Общественность, взахлеб обсуждавшая в свое время «Магическую уборку» в ресторане Bolshoi, медитирует тихими рублевскими вечерами под нетфликсовский сериал Tidying Up with Marie Condo (его в позапрошлом году вместе с самой Мари номинировали на «Эмми»). Однако даже нам трудно представить себе Ксению Собчак, ведущую неравную борьбу со ржавчиной в унитазе, или Викторию Шелягову, демонстрирующую новейшее приобретение – ветошь для полировки стекол своего «роллс-ройса».

С другой стороны, еще десять лет назад нельзя было представить себе, что Ксения Собчак будет вести неравную борьбу с политическим режимом. «Подъем движения клинфлюенсеров в социальных сетях – это показатель того, что пора наводить порядок в глобальных вопросах в наше неспокойное время», – считает преподаватель социологии Университета Лондона Стефани Бейкер. «Тренд на книги про порядок и уборку в Японии (и в том числе феномен Мари Кондо) зародился после цунами в Японии, за которым последовала авария на АЭС», – напоминает профессор истории массачусетского Williams College Эйко Маруко Синиавер. В общем, нам из этого дома теперь два пути: либо на баррикады вместе с Гретой Тунберг, либо под знамена из микрофибры.

Теги

Фото:Instagram; Julia Kennedy/Trunk Archive/Photosenso

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует