Как тетя и кузина Жаклин Кеннеди превратили самоизоляцию в искусство

Сейчас, когда многие предпочитают добровольно изолироваться, самое время вспомнить, что похожий сюжет лег в основу одной из самых знаменитых фэшн-документалок «Серые сады».
Как тетя и кузина Жаклин Кеннеди превратили самоизоляцию в искусство

«Тетя и кузина Жаклин Кеннеди проживают на Лонг-Айленде в заваленном мусором 28-комнатном доме с восемью котами, блохами, паутиной и без водопровода. В условиях настолько антисанитарных, что Департамент здравоохранения Саффолка постановил привести дом в порядок — либо их выселят» — такими заметками пестрела пресса в октябре 1971 года. Речь шла об американской аристократке Эдит Бувье Бил и ее дочери Эдит Бил, которые на долгие годы самоизолировались в усадьбе «Серые сады» в Ист-Хэмптоне, — подальше от сломанных надежд и светского общества, членство в котором им обеспечивала фамилия Бувье и связь с любимой первой леди США. К слову, от выселения в том году их спас второй муж Джеки, греческий миллиардер Аристотель Онассис, выделив на ремонт и дезинфекцию дома в районе $30 000. В остальном «большая» и «маленькая» Эдди существенной финансовой помощи от именитых родственников не получали и жили в своем огромном доме на выплаты трастового фонда. Месячный бюджет размером в $300 временами вынуждал их включать в собственную диету кошачье питание.

Антисанитария, мусор, бедность и легкое сумасшествие — две Эдди могли бы быть очень отталкивающими персонажами, если бы не их обаяние, сильный характер и эксцентричная манера одеваться, запечатленная в документальном фильме 1975 года, названном в честь их усадьбы — «Серые сады». Братьев-режиссеров Альберта и Дэвида Мэйслеса, прославившихся благодаря фильму о группе The Rolling Stones «Дай мне кров» (1970), в дом к двум Эдди пригласила их кузина Ли Радзивилл. «Серые сады» должны были стать лишь эпизодом в ленте о роде Бувье, но режиссеры увлеклись и Радзивилл в возмущении отказалась от своего заказа, а они со спокойной душой продолжили снимать удивительных обитательниц полузаброшенной усадьбы.

Эдит Юинг Бувье Бил принадлежала к сливкам американского высшего общества. Переехав из Новой Англии в Нью-Йорк, она удачно вышла замуж за перспективного молодого юриста Филана Била. Венчание прошло с помпой в нью-йоркском соборе Святого Патрика, всего на свадьбу было приглашено 2000 человек. Дальше все шло как по маслу: Бил стал партнером в юридической компании отца Эдит, они купили усадьбу на Лонг-Айленде с одним из самых красивых садов в США и начали воспитывать двух мальчиков и красавицу-дочь, названную в честь матери. Единственная сложность заключалась в том, что Эдит Бувье Бил не собиралась становиться прилежной домохозяйкой — она хотела петь. Помимо мьюзик-холлов, она выступала еще и в клубах, со всей сопутствующей атрибутикой — вызывающими нарядами и ярким макияжем, — что очень не нравилось ее супругу. Их брак закончился телеграммой Филана из Мексики с сообщением о разводе. Усадьба и небольшие алименты — все, что получила от него «большая» Эдди. После этого она уже почти не покидала «Серые сады». Первое время репетировала, потом — преимущественно выживала.

Дочь Эдит Бил Эдди слыла одной из главных американских красавиц. По слухам, молодой модели делали предложения Пол Гетти, граф Тышкевич, Говард Хьюз и Джозеф Кеннеди. Эдди всегда при случае припоминала, что если бы Джо не разбился на самолете во время войны, то она, а не ее кузина Жаклин, стала бы первой леди. Как и мать, «маленькая» Эдди была больше заинтересована в славе, чем в удачном браке. Поэтому, отказав всем завидным женихам, она поселилась в Барбизон-отеле и начала усердно заниматься танцами. Она даже нашла продюсера Макса Гордона, который пообещал сделать из нее звезду, но от амбициозных планов пришлось отказаться — Эдди получила письмо от стареющей в полузаброшенной усадьбе матери и переехала в «Серые сады» ухаживать за ней. Вместе они прожили там более 25 лет. «В жизни меня волнуют только три вещи: католическая церковь, плавание и танцы. И ото всего мне пришлось отказаться», — резюмировала свой путь «маленькая» Эдди.

Славу, о которой обе мечтали всю жизнь, мать и дочь получили уже в преклонном возрасте. На момент премьеры документальной ленты «маленькой» Эдди было 58 лет, «большой» — 80. Будучи в крайне стесненных обстоятельствах, они все равно огромное внимание уделяли своему внешнему виду. «Мама хотела, чтобы я вышла в кимоно, из-за этого у нас вышла размолвка» — с этой фразы начинается первая сцена в фильме. Вместо кимоно «маленькая» Эдди предстала перед камерой в свитере, панталонах, колготках (не ради красоты, а против блох) и импровизированной юбке, которую предполагалось носить еще и как накидку. На голове у нее был тюрбан — так она скрывала отсутствие волос на голове (говорят, что у нее была алопеция). Мать к этому времени уже с трудом ходила, но по-прежнему любила покрасоваться в широкополых шляпках — хотя бы и у себя в кровати. Впоследствии эти образы были процитированы на подиумах десятки раз, а история двух Эдди была разыграна Дрю Бэрримор и Джессикой Лэнг.

Вам также может быть интересно:

Аристотель Онассис: любимые женщины главного миллиардера XX века

Джон и Жаклин Кеннеди: история любви

История жизни Ли Радзивилл: светская слава, мужья и знаменитые друзья

Фото: YouTube