1. Главная
  2. Мода
Мода

Что стоит знать о Сесиле Битоне, главном светском фотографе ХХ века

Исследователь моды Тим Ильясов написал для Tatler текст о любимом фотографе королевской семьи Великобритании и голливудских див — советуем выделить 14 января, в день рождения маэстро, время на неспешное чтение этого материала.
реклама
14 Января 2021

Помните сцену с созданием парадных фотографий Елизаветы II в сериале «Корона»? Автором большинства ранних портретов королевы был Сесил Битон — один из главных светских героев ХХ века, мастер глянцевой фотографии, остававшийся на вершине моды более сорока лет. 9 декабря 2020 года в Государственном Эрмитаже открылась экспозиция «Сесил Битон и культ звезд». Выставка продлится до 14 марта, так что у вас есть все шансы увидеть редкие кадры мастера и сделать фото на фоне занавеса из ста пятидесяти тысяч (!) страз. А пока предлагаем подтянуть теоретическую часть.

В 1939 году Сесилу Битону позвонила фрейлина королевы Елизаветы, супруги Георга VI и матери будущей королевы Елизаветы II, с предложением сделать портреты Ее Величества. Сесила, мягко говоря, удивило это приглашение, ведь его стиль считался достаточно неординарным и был далек от эстетики парадных портретов монархов. Тем не менее съемка вышла столь удачной, что на следующие несколько десятилетий Сесил стал основным фотографом королевской семьи. Тогда шли первые месяцы войны, и жизнеутверждающие, сияющие (особенность работы мастера со светом) фотографии показывали непоколебимость монархии. В 1942 году перед объективом Битона появилась юная принцесса Елизавета, а в 1953-м именно Сесил стал автором ее официальных коронационных портретов уже в статусе королевы. Оригинал легендарного фото можно будет увидеть в Эрмитаже. «Коронационный портрет Елизаветы II находится в сердце экспозиции — как и все остальные, она, конечно, селебрити в полном смысле этого слова. Назвать Сесила Битона главным виновником такого положения вещей, конечно, было бы преувеличением. Но это он в XX веке создал узнаваемый образ британской монархии — настолько хрестоматийный, что панки Sex Pistols взяли именно битоновский портрет на обложку своего сингла God Save the Queen», — говорит куратор выставки Дарья Панайотти.

Самые первые снимки младенца принца Чарльза, как, впрочем, и остальных детей королевы — принцессы Анны, принцев Эдварда и Эндрю, — тоже сделал Битон. Однако важно отметить, что перед тем, как получить предложение из Букингемского дворца, он прошел большой путь и к 1939 году был уже всемирно известным фотографом с солидным весом в светском обществе по обе стороны океана.

Принцесса Елизавета в Букингемском дворце, 1946

Принцесса Елизавета в Букингемском дворце, 1946

реклама

Ранние годы

Сесил Битон родился в 1904 году в буржуазной обеспеченной семье и с модой столкнулся очень рано — в первые же месяцы жизни, когда над его колыбелью склонялась крестная тетя Джесси в тонких перчатках и большой нарядной шляпке. «Именно тетя Джесси впервые позволила мне заглянуть в царство моды, ключ от которого имеет лишь взрослый, а ребенку, как Алисе, нужно сначала дорасти до столика, на котором этот ключ лежит», — писал Сесил. Мать фотографа также следовала всем веяниям моды и оставляла сына очарованным, заходя поцеловать его перед сном, окутанная тонким шелком.

С фотографией Сесил познакомился благодаря няне, у которой была крайне удобная модель Kodak, идеально подходящая для новичков. Именно няня обучила мальчика основам фотографии, а его первыми моделями были мать и сестры. Детство Битона пришлось на беззаботный Эдвардианский период, с его огромными шляпами, манерными обедами и светскими ритуалами. «Чем-то эта эпоха напоминала тяжелый жирный пирог, в который, к счастью, добавили достаточно дрожжей, чтобы он сделался съедобным. Этикет и нравы во многом оставались строгими, а в чем-то сделались мягче; к великосветской пышности вдруг добавилась какая-то перчинка…»  — так сам Сесил описывал время своего детства.

К школьным предметам Битон интереса практически не проявлял, как, впрочем, и позже к учебе в Кембридже, где он изучал историю, искусство и архитектуру. Свое время он по большей части посвящал фотографии, костюмированным балам и артистическим вечеринкам.

Автопортрет, 1930-е годы

Автопортрет, 1930-е годы

Первые успехи

Глянцевая карьера Битона началась с журнала Tatler. В начале двадцатых, еще будучи студентом, Сесил убедил редакцию опубликовать две сделанные им фотографии своей сестры Нэнси. Вскоре после этого его познакомили с редактором Vogue Дороти Тодд. Знакомство оказалось очень полезным, ведь в Condé Nast уже тогда уделяли фотографии не меньше внимания, чем иллюстрации, и находились в постоянном поиске новых фотографов со свежим и необычным взглядом.

Сесил впорхнул в молодежную светско-артистическую среду 1920-х. Легкий в общении, обаятельный, талантливый, он быстро стал известным и всюду принимаемым светским героем, что, кстати, помогало его карьере фотографа. Журналы мод нуждались в фотографиях звезд и знаменитостей высшего света — Сесил же был вхож в их круг, его любили, ему доверяли. Карьера молодого дарования развивалась стремительно. Уже в 1927 году состоялась первая персональная выставка Битона. На тот момент ему было 23 года.

Сесил Битон — главный фотолетописец светской жизни ревущих двадцатых

Нэнси Битон в образе падающей звезды, 1929

Нэнси Битон в образе падающей звезды, 1929

Слава

Вторая половина 1920-х и 1930-е годы — время невероятного подъема и творческого расцвета Сесила. Культ звезд начался в это время — и во многом именно благодаря фотографии. Битону удалось запечатлеть бурное время между войнами, период вечеринок и нарядных светских событий, участники которых пытались забыть прошлое и не думать о будущем. То была эра гламура, блеска, ар-деко, период голливудского шика и звезд уровня Марлен Дитрих, Джоан Кроуфорд и Греты Гарбо. Сесил дружил со многими дивами экрана и — несмотря на малоскрываемую гомосексуальность — имел яркие романы с некоторыми из них. Правда, они были скорее творческими, чем романтическими, но это не мешало сплетникам их бурно обсуждать.

Фотографии Битона этого периода — зафиксированный в картинных композициях гламур эпохи. Атмосферу блеска золотого века Голливуда постарались передать авторы выставки в Эрмитаже. При входе гостей встречает сверкающий занавес из страз. «"Девушки–“мыльная пена”», одна из самых известных фотографий Битона, выполнена в формате “ожившего полотна”. Этот прием был популярен в 20-е у золотой молодежи и завсегдатаев светских балов. Головные уборы девушек выполнены из объемного стекляруса. Именно этот образ подсказал нам художественное решение центральной инсталляции из стекляруса и страз — блестящей, дерзкой и роскошной»,  — рассказала Юлия Наполова, архитектор выставки.

Девушки-«мыльная пена»: Барбара (Баба) Битон, Ванда Бэйль-Гамильтон и леди Бриджет Пулетт на Балу оживших картин, 1930

Девушки-«мыльная пена»: Барбара (Баба) Битон, Ванда Бэйль-Гамильтон и леди Бриджет Пулетт на Балу оживших картин, 1930

Художник по костюмам

Обладатель тонкого вкуса и знаток истории моды, Сесил Битон прославился не только как фотограф, но и как художник по костюмам. Первый фильм, костюмы к которому он подготовил, вышел в 1941 году и назывался «Опасный лунный свет». Дальше — больше. «Моя прекрасная леди» с трогательной Одри Хепберн (за эту работу Битон получил «Оскар», а костюм Элизы Дулиттл со скачек в 2011 году был продан на аукционе за $3,7 миллиона), мюзикл «Жижи» 1958-го и «Анна Каренина» 1948-го с Вивьен Ли.

Одри Хепберн на съемках фильма «Моя прекрасная леди» в костюме дизайна Сесила Битона, 1963

Одри Хепберн на съемках фильма «Моя прекрасная леди» в костюме дизайна Сесила Битона, 1963

Биограф моды

В 1954 году Сесил Битон выпустил книгу «Зеркало моды» (она, кстати, переведена и издана в России), где сокрушался о том, что великим деятелям искусства посвящены многие тома, а о создателях и героях моды написано крайне мало. Сесил взялся исправить эту несправедливость и написал о тех, кто создавал стиль его эпохи. О светских дамах и артистках начала ХХ века, о Шанель, Диоре, Баленсиаге и многих других.

Модель в белой панаме от Suzy, 1934

Модель в белой панаме от Suzy, 1934

Сесил Битон и Россия

Персональная выставка Сесила Битона проводится в России впервые, и сразу с небывалым размахом. Более ста работ, включая очень редкие — из архива студии фотографа, Музея Виктории и Альберта, архивов журнала Vogue и Vanity Fair, — необычная застройка, стразовый занавес в сто пятьдесят квадратных метров и ДЛТ в качестве генерального партнера.

При этом легендарного фотографа многое связывало с Россией. С юности он находился под эстетическим влиянием «Русских сезонов» Дягилева и художников его круга, особенно Сесила впечатлял Бакст. В 1926 году Битон лично познакомился с Дягилевым в Венеции. Среди людей, сыгравших в жизни Сесила важную роль, было немало русских эмигрантов. Это и Александр Либерман, креативный директор Condé Nast, и княжна Натали Палей (кузина Николая II, знаменитая манекенщица, актриса и жена кутюрье Люсьена Лелонга), и модельер Валентина Санина-Шлее (подруга Греты Гарбо, одевавшая весь свет Нью-Йорка).

В 1935 году Битон совершил путешествие в Советский Союз. Он был впечатлен бедностью людей и запустением в магазинах, обилием статуй Ленина и его мавзолеем. Посетив Москву, Сесил отправился в Ленинград, где был поражен величием дворцов — «печальных реликтов прошлого, смотрящих на замерзшую Неву», как записал он в своем дневнике. С тех пор многое изменилось, и Эрмитаж вновь встречает Сесила Битона — но уже не «печальным реликтом», а будучи полным блеска, несмотря ни на что.

Фото:Condé Nast/Архив пресс-службы Эрмитажа/Getty Images

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует