1. Главная
  2. Красота
Красота

Сара Фергюсон рассказала о своих пластических операциях

Удивительная откровенность для человека, столь близкого к королевской семье.
реклама
10 Октября 2019

На следующей неделе герцогине Йоркской Саре Фергюсон исполнится 60 лет. Накануне юбилея она согласилась честно рассказать о том, к каким процедурам прибегала, чтобы на свадьбе своей младшей дочери Евгении в октябре прошлого года выглядеть наилучшим образом. По словам бывшей невестки Елизаветы II (с принцем Эндрю Сара официально развелась в 1996 году), счастье за дочь заставляло сиять ее глаза, а светиться коже помогло лазерное омоложение. Об этом герцогиня рассказала в эксклюзивном интервью изданию Daily Mail.

Своему косметологу, доктору Габриэле Мерсик, Сара верна с 1992 года. Они познакомились в Польше, где Фергюсон навещала онкобольных, а Мерсик, еще будучи студенткой, помогала проводить лечение. Позже, когда Габриэла открыла свою клинику эстетической медицины сначала в Северной Ирландии, а затем и в Англии, герцогиня стала одной из первых ее клиенток.

Саре Фергюсон нечего скрывать – она открыто рассказала, что раньше часто прибегала к ботоксу, но его эффект перестал ее устраивать: «Мне не нравится застывший вид. У меня очень активная мимика, и мне нравится быть собой. Я боюсь даже думать об иглах, но я рада, если выгляжу хорошо».

реклама

После ботокса в ход пошли сыворотки и серумы, мезотеропия, а затем и подтягивающие нити. При этом Сара признается, что как пациент она доставляет доктору немало сложностей: «Я всегда на нервах. Всегда сконцентрирована, всегда напряжена. Я живу на высокой скорости. Я не могу долго сидеть на месте. Я всегда говорю доктору: "Давай, давай! Скорее!" Я худший пациент».

Также Сара признается, что раньше практически не могла носить высокие каблуки — ноги быстро уставали, а вся обувь казалась неудобной. В марте этого года она отправилась на Багамы, чтобы пройти курс регенеративной терапии стволовыми клетками. «Мои пальцы были испорчены верховой ездой, которой я увлекалась в молодости. На процедуре мне стесали кость и вживили стволовые клетки в мои ноги, чтобы создать новый хрящ. На заживление уходит около шести месяцев, зато теперь я могу ходить на каблуках!»

Еще один аспект, который вызывает у герцогини беспокойство,  — это ее светлая, чрезвычайно чувствительная кожа: «Когда я была маленькой, моя мама считала, что увлажняющий крем Nivea — это солнцезащитный крем. Конечно, это не так. Вот тогда и начался ущерб. У моего отца, который умер в 2003 году, была меланома, и моя лучшая подруга Кэролин Коттерелл также умерла от злокачественной меланомы. Ей было 43 года. Это заставило меня понять, что нужно заботиться о коже так же, как и о других органах. Речь не об эстетике. Мы должны думать о здоровье. Вот почему сейчас я не загораю. Мой загар из бутылки. Это подделка. Мне нужно исправлять ущерб, нанесенный мне еще в детстве. Я начала лазерное лечение, но оно еще не закончено. Коллаген необходимо восстанавливать. Надеюсь, все будет готово к моему дню рождения».

Фото:Getty Images

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует