1. Главная
  2. Красота
Красота

Как бороться с шеймингом в соцсетях

В инстаграме — как на войне. Особенно теперь, когда у всех резко прибавилось времени в самоизоляции. С одной стороны наступают бодипозитивисты. С другой активизировались шеймеры. Мария Чекалина поговорила с героинями «Татлера» и составила инструкцию, как грамотно отражать удары.
реклама
№2 Февраль 2020
Материал
из журнала
28 Февраля 2021

У меня есть друг, очень известный человек, за которого средства массовой информации меня периодически выдают замуж, но ошибаются. Бонусов мне от этой славы никаких, кроме подписчиц из числа его поклонниц, среди которых есть совсем неадекватные личности. Одна обстреливала мой инстаграм комментариями «курица ты ощипанная», «что это за верблюжья ножка?», «где твой пресс? что ты там на свой сайклинг ходишь?». Делала она это с разных аккаунтов. Я помню свою первую реакцию – резкое чувство обиды и страха, каждый коммент как удар в область солнечного сплетения. Когда ее вспышки ярости стали регулярными, у меня наступила стадия принятия. И сострадания к тем, кто гораздо популярнее меня – их внешность оскорбляют по сто раз на дню. Раз они идут по тернистому пути блогерства, наверняка выработали психотерапевтические фразы для себя и стоп-слова для хейтеров.

Вера Брежнева выложила в инстаграм свою съемку для обложки бьюти-приложения Vogue – и тут же посыпались комментарии вроде «боже, сколько морщин!». В телеграме живо обсудили сюжет «Надежда Оболенцева с губами переборщила». Под фотографиями с вечеринки запуска приложения Welps фитнес-блогера Натальи Давыдовой написали: «вены на руках как у мужчины», «сколько ни приседай, а старость не переприседаешь». Я, конечно, не думала, что эйджизм уже полностью побежден, как и любой другой шейминг. Да, передовая фэшн-индустрия объявляет персонами нон грата всех оскорбляющих по возрастному, половому, какому угодно другому признаку. Но это в моем мире шейминг уже out, а в широкой реальности вполне себе in.

реклама

«Хорошо жить в своем замкнутом мире, где тебя окружают только хорошие люди, – сказала мне Наталья Давыдова. – А когда выходишь из дружеской зоны, не понимаешь, почему люди начинают выискивать в тебе недостатки и писать в инстаграм комментарии вроде «ни фига у тебя нога здоровая какая!». Сначала мне хотелось им что-то доказать, и это было колоссальной глупостью с моей стороны. Они пишут не для того, чтобы выслушать и принять мои контраргументы. Это эмоционально зависимый тип людей, им нужно, чтобы ты и твои подписчики обратили на них внимание, тогда они получат свою «дозу». Они сидят на гормонах стресса, из любой перепалки получают заряд энергии. Раньше я реагировала. А теперь поняла, что цепочку оскорблений под конкретным постом может остановить только отсутствие ответной реакции». «Хейтеры – это энергетические тролли, – анализирует ситуацию директор отдела моды «Татлера» Рената Харькова. – Одна девушка начала писать мне по ночам в директ: «пышка», «мужеподобная», «что ты строишь тут из себя диву». Я молча ее блокировала. Она за одни сутки регистрировалась заново четыре раза, чтобы написать мне очередную гадость. В конце концов ей это надоело».

«Я не читаю комменты, у меня на это совсем нет времени. Комментов ведь может быть несколько тысяч на один пост, – нашла выход из положения Яна Рудковская, отважно снимающая реалити-шоу о себе, муже и детях. – Но, в отличие от многих светских героев, я среди своих реальных двух с половиной миллионов подписчиков не блокирую кучку недовольных. Если я не нравлюсь пятидесяти из двух с половиной миллионов, это совсем не плохо, я не обязана нравиться всем!» Прагматичная Яна с ее статистикой и алгоритмами решает проблемы хейтеров оптом, посвящая им иногда отдельные посты: «Специально для тех, кому так важны мои ноги, их длина и ширина, размер ног и мои коленки! Берите лупу, наденьте линзы и пристально начинайте искать ту самую соломинку. Нашли? Отлично. А теперь бегом к своему зеркалу и смотрим на себя любимую. Бревно увидели? Нет? Тогда шансов совсем мало».

Проблема в том, что женщинам с двумя с половиной миллионами гораздо труднее, чем простым смертным, «не обращать внимания». «Негативные комментарии сильнее влияют на человека, если он придерживается перфекционистских взглядов, – объяснила мне психотерапевт Европейского медицинского центра Эмма Агасарян. – Перфекционист предъявляет к себе высокие требования во всем, в том числе к внешнему виду. И написанное бьет по его больным точкам. Но часто именно перфекционисты становятся успешными и популярными. И их публичность – причина высокого уровня их тревоги. Замкнутый круг. Они не только должны выглядеть идеально, но и быть уверенными, что все без исключения так считают. Лучшая прививка в этом случае – допустить несовершенство и простить его себе».

«Меня расстраивает, когда мои подруги-селебрити делают посты специально для хейтеров, – говорит Наталья Давыдова. – Я даже написала как-то Рудковской: «Яна, зачем ты обращаешь внимание на негативных людей? Обращай внимание на хороших». У нее в комментариях очень много классных девушек, которые ею восхищаются: «Яночка, вы такая молодец, вы такая трудяга!» Мне стало обидно за них. Я считаю, что отдельными постами надо поощрять поклонниц, а не тех, у кого плохое настроение, кто на всех бросается, чтобы вылить обиду и боль, что у них внутри. Но я думала так не всегда – только последние два года. После того, как одна девушка мне написала: «Наталья, почему вы отвечаете на негативные комментарии и не отвечаете на те, где люди выражают вам свою симпатию и любовь?» Я принимаю, что у кого-то может быть взгляд, отличный от моего. Это называется толерантность. Но если эмоционировать на мнение каждого, кто высказался, можно сойти с ума. Сейчас моя реакция на негатив другая, мне хочется написать в ответ: «Милая, что же в твоей жизни идет не так, если ты сидишь и пишешь гадости?» Я так только думаю, но ничего не пишу – хейтерам отвечать нельзя. А вот поклонникам – можно, и лучше при этом обращаться по имени. Им это очень приятно».

«Моя внешность никогда не оставляла людей равнодушными, – признает Екатерина Варнава из Comedy Woman. – Сама я не заявляла, что сексуальная и красивая. Мы создали утрированный образ в рамках шоу и высмеивали его. Речь не шла обо мне лично, о Екатерине Варнаве. В свое время это вызвало бурю вопросов в духе: «Да где же она красивая?!» Однажды я высказалась: «Я не утверждаю, что я красивая». «Не» никто не услышал, покатилась новая волна негодования. Хейтеры слышат то, что хотят слышать. Они самоутверждаются за счет того, что пишут тебе какое-то очередное говно. Меня расстраивало, что мои близкие на это обращают внимание: они читали, комментировали, пытались поговорить со мной, объяснить, что те люди не правы. А мне хотелось сделать вид, что ничего этого не существует. В общем, я так долго играла в «не обращаю внимания», что это наконец стало привычкой. Самовнушение – хорошее оружие против любого днища. Я оставила за собой право самой высказываться по поводу своей внешности. Это мой способ защиты. Я никогда не комплексовала по поводу носа, пока общественность не навязала мне, что у меня огромный нос. Я борюсь с их комментариями тем, что сама шучу над ним. А на самом деле считаю, что у меня офигенно красивый нос, он моя изюминка, он выделяет меня среди многих женщин». Эта схема работает. Как-то раз Екатерина выложила в инстаграм селфи с подписью «Носатио», и комментаторы бросились утешать: «Да нет, нормальный нос». Правда, хейтеры в треде стали упоминать излишнюю худобу и неестественный цвет глаз в линзах, но нос Варнава от них уберегла.

Когда комик Сатир выложил в ютьюбе пародию на Ксению Собчак, та отреагировала отдельным постом: «Ироничное отношение к себе и к миру – основа здоровой психики и адекватного восприятия себя... Всегда повторяю свое любимое: «Человека нельзя обидеть, человек может только обидеться». И по-настоящему ранит только то, что ты реально принимаешь на свой счет... Почему я должна обидеться на «похожая на лошадь высокомерная сука, родившаяся с золотой ложкой во рту»? Ведь это не про меня, верно? Или про меня? Это только мне решать. В зависимости от моей уверенности в себе и самооценки».

«При здоровой самооценке человек может справиться с любым негативом в свой адрес, – подтверждает психотерапевт EMC Эмма Агасарян. – Но если самооценка построена на одобрении, то каждый случай будет сильно ранить. А если человек в принципе считает, что его ценность как личности равняется внешней красоте, то негативные комментарии по этому поводу будут вызывать в нем чувство никчемности. Это свойственно людям с расстройством пищевого поведения – нервной анорексией и булимией».

«Мне повезло, меня воспитывали как самую красивую и гениальную, – объясняет природу своей самооценки Рената Харькова. – Мама говорила, что у меня самые красивые волосы, глаза, ноги и что я во всем права. У меня нет комплексов, поэтому нападки меня не задевают. Я смотрю на шейминг моей внешности как на социологический феномен. Мне интересно, почему люди так себя ведут, что с ними не так. Замечу, что в России сильно развита женская мизогиния – у нас женщина воспринимает любую другую женщину как конкурента и устраивает ей «расчлененку»: «волосы классные, а нос не очень», «грудь большая, а попы нет». Нет, есть только человек в целом, его нельзя разобрать на части и проставить, как в чек-листе, галочки. Как-то мы говорили об этом с Каролин де Мегре (французская модель, музыкальный продюсер, инфлюенсер. – Прим. «Татлера»). Она объяснила, что в интернете или на экране тебя воспринимают как объект. Зрителям кажется, что ты не существуешь в настоящей жизни».

Не существуешь – следовательно, тебе не больно и не обидно от их комментариев. Так, в новом сериале Лилли Вачовски «Работа над собой» героиня двадцать пять лет ненавидела телеактрису. В ее голове жил выдуманный образ надменной дивы. Встретившись наяву, они вместе душевно посмеялись над ситуацией. Объект стал человеком.

«Если, начитавшись комментариев, вы решили исправить себе нос или уши, сначала поработайте с психотерапевтом, – советует Рената Харькова. – Ведь важно подружиться с собой и жить в гармонии. От того, что вы перекроите нос, вам не перестанут писать гадости». «Нельзя идти на поводу у людей, которые вам пишут, – соглашается Наталья Давыдова. – Я всегда за то, чтобы работать над телом и разумом, развиваться как личность. Но по собственной программе. Далеко не все имеет смысл менять. Сейчас становятся популярными модели и актрисы, которые очень сильно не похожи на окружающих. Но для того, чтобы это отличие сделать своей фишкой, нужно быть интересным человеком. Внешность должна сочетаться с харизмой, душевностью, интересами, которыми вы живете».

Да, индивидуальность – круче идеальной красоты. Скоро среди нас будут гулять роботы с идеальной, сделанной на заводе внешностью. Поэтому оригинальное будет котироваться больше, чем унифицированная красота. Есть старые предубеждения, как должен выглядеть публичный человек или человек в принципе. И есть прогрессивные силы, которые снимают моделей с витилиго Винни Харлоу и Шахад Сальман на обложку Vogue Arabia.

«Тренируйте уверенность в себе с помощь рубрики Mean Tweets в шоу Джимми Киммела, – советует Эмма Агасарян. – Там голливудские звезды читают вслух негативные отзывы о себе из твиттера. Барак Обама (на момент эфира он был действующим президентом США) на вопрос, задевают ли его эти слова, ответил: «Люди, которые это пишут, не знают меня как человека. А те, кто знают меня лично, любят и уважают».

Подумайте, что делать с негативными комментариями. «Я удаляю только те, в которых есть прямое оскорбление, угроза. Или плохо отзываются о моих друзьях и членах семьи», – говорит Екатерина Варнава. «Если комментарии носят откровенно хейтерский характер, отвечать не надо, – настаивает Эмма Агасарян. – Вы просто затянете себя в бессмысленную дискуссию. Игнорируйте их и блокируйте авторов. А лучше удалять такое подчистую. Даже видеть это плохо для психики. Особенно подростковой – среди ваших подписчиков много несовершеннолетних. Негативный комментарий, который виден всем, задает планку. Разрешает другим вас оскорблять. Агрессивные подростки будут думать, что такое поведение допустимо. А у чувствительных это формирует завышенные требования к себе».

В общем, моей хейтерше я в целом благодарна. С каждым ее новым комментарием моя реакция притуплялась, превращалась в «Ой, опять ты!». Я ничего ей не отвечала, стирала комментарии и запросы на сообщения без всяких эмоций. Более того, я радуюсь, что таким образом бесплатно прошла психологический тренинг «Как бороться с энергетическими троллями». Другие за это платят.

Фото:Getty Images, Instagram

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует