Путешествия

Как Марракеш стал новой светской точкой на карте

Марракеш уже минимум век как модный город, но Екатерина Ланцман отмечает там резкую вспышку новой светской активности.
реклама
4 Мая 2019
Екатерина Ланцман

Моим первым гидом по заглавному городу королевства Марокко был арт-директор по макияжу Givenchy Николя Деженн. Он бывшую французскую колонию обожает страстно. Как многие творческие люди, попавшие под очарование любимого города Ива Сен-Лорана, Деженн купил в Марракеше риад – традиционный дом дворцового типа, каких много в медине (старых кварталах).

Николя с горящими глазами водил меня по правильным рядам необъятного базара – он называется сук. Возил в пригород в арт-коммуну Fellah. Под сенью бамбука и высоченных кактусов в садах Мажорель рассказывал о своих источниках вдохновения. Сады вместе с виллой в 1960-х купили у пожилого французского художника Жака Мажореля Пьер Берже и Ив Сен-Лоран. До них он прожил в Марракеше больше сорока лет и лично распоряжался посадкой тысяч разных растений.

С тех пор я была в Марокко шесть раз и заметила, что в 2013-м город начал очень сильно меняться. В мой первый приезд он напоминал пустыню после бомбежки – с вкраплениями невероятных, похожих на миражи оазисов вроде ардекошного отеля с садами La Mamounia. Покидать его территорию после захода солнца (с целью обменять командировочные на местные товары – рынок открыт всю ночь) учтивые консьержи мне не рекомендовали. По дороге в мечеть Кутубия мы видели лежащего на обочине центральной улицы мертвого осла. Большое, в отличие от осла, видится на расстоянии, поэтому, чтобы оценить прогресс, предлагаю сразу перенестись в 2019-й.

Этой весной я летала в Марракеш по случаю дня рождения товарища, ресторатора Феликса Бермана. Там теперь проводятся международные саммиты, поэтому аэропорт Менара отделан с иголочки. Все центральные улицы не просто заасфальтированы, а освещены фонарями и украшены гирляндами, по городу чеканит шаг гладко выбритая государственная охрана. К Wi-Fi в почти хипстерском кафе Nomad на площади Джамаа-эль-Фна одновременно подключены двадцать блогеров со всей Европы. Они выкладывают фото с заклинателем змей и пьют кактусовые смузи. Все это уже больше похоже на подобающий королевству уровень сервиса.

Вопрос «где жить?» с каждой поездкой становится интереснее по причине растущего числа вариантов. Хотите дворцовой роскоши – заселяйтесь в личный риад в Royal Mansour, в свеженький Mandarin Oriental или внушительный Hotel Selman. Последний славится конюшнями, где держат – точнее, холят, лелеют и после купания сушат под инфракрасными лампами – лошадей королевской семьи Марокко и клана Эрмес. Есть и Four Seasons, и очень приличный Sofitel, и не новый, но легендарный Es Saadi, где селились Кейт Мосс и роллинги. Отель Beldi Country Club с огромной территорией, оранжереями, гончарной мастерской, магазинами, бассейнами и очень хорошим спа подойдет для семейных.

Актриса Василиса Кузьмина на своей свадьбе в отеле La Mamounia, 2018.

Актриса Василиса Кузьмина на своей свадьбе в отеле La Mamounia, 2018.

реклама

Но большинству паломников из мира моды, искусства или дизайна хочется забраться в каменное сердце медины. И жить там в отреставрированном риаде – в El Fenn Вероники Брэнсон или Riad Goloboy француженки с русским прошлым Беатрис Фужа, в менее известных, но не менее красивых La Sultana и Dar Darma (его нежно любит дизайнер ресторанов всея Москвы Наталья Белоногова). Туда не подобраться на автомобиле. Вас высадят у одного из входов в Старый город и, загрузив чемоданы в тачку, проводят по узким улочкам до двери. Часто за $150 в риаде можно договориться об апгрейде, и у вас будет целый этаж – с двумя спальнями, двумя ванными, гостиной, балконом, мрамором, изразцами и антиквариатом. Но надо быть готовым к ранним пробуждениям под крик муэдзина из ближайшей мечети, отсутствию бассейна и необходимости плестись до ночлега пешком после насыщенного туристического дня.

Не хотите пешком – спокойно бронируйте сетевой отель, как делают голливудские звезды. Они бывают здесь часто, приезжают в начале декабря на Международный кинофестиваль в Марракеше. Шансы встретить Эдди Редмейна в музее Ива Сен-Лорана, Леонардо ДиКаприо в отеле Selman и Брэда Питта под капюшоном джеллабы на рынке в медине высоки. Но дело не только в фестивале – король Марокко Мухаммед VI возмещает киностудиям 20 % расходов на съемки, которые проходят в его стране. Последний сезон «Родины» случился именно здесь. Дэвид Бекхэм отмечал свое сорокалетие в резорте Amanjena с Гордоном Рамзи и Лив Тайлер. Орландо Блум задул сорок первую свечку на торте прямо во время гонки электромобилей «Формула Е», которая проходит здесь в середине января и собирает очень приличную публику.

Медресе Бен Юсуфа XVI века.

Медресе Бен Юсуфа XVI века.

Арт-коммуна Jardin Rouge.

Арт-коммуна Jardin Rouge.

В ковровых лавках базара отоваривается не меньше интерьерных дизайнеров, чем на парижском блошином рынке Клиньянкур. В разные годы Марракешем переболели Альбер Эльбаз, Эрдем Моралиоглу, Мэри Катранзу, креативный директор Oscar de la Renta Лора Ким. В этом году к неиссякаемому источнику припала Мария Грация Кьюри – в конце апреля в Марокко пройдет круизный показ Dior. Местных дизайнеров списывать со счетов тоже не стоит. Шопинг-дистрикт Гелиз пока выглядит не очень убедительно, но понемногу становится похож на Сохо. Там притаился бутик марокканского кутюрье ARTC, который продает сумасшедшей красоты платья по цене Dior и гиперпопулярен в Японии. Но не каждый готов к таким тратам в Северной Африке, поэтому в целом цены гуманные. Купить то, чего ни у кого нет, можно в Max & Jan, который принадлежит двум дизайнерам, швейцарцу и бельгийцу. И в Pop Up Shop на втором этаже ресторана Le Jardin местной Коко Шанель – Нори Эйрон. Она шьет яркие халаты, и это интереснее, чем джеллаба с рынка. Тапочки-бабуши я покупаю в Topolina, где кроме них есть интересные французские винтажные жакеты.

Раньше я, как все, теряла голову от изобилия интерьерного шопинга, но в последние два захода переключилась на одежду. Все-таки тащить резные мавританские тумбочки, керамику в берберском стиле и золоченые светильники тяжелее, чем пальмовый веер или чалму. На базаре без хорошего проводника (знакомого, зазывалы не в счет) можно очень долго бродить среди палаток с ширпотребом, так и не дойдя до клондайка в Mustapha Blaoui, Trésor des Nomades, L’Expo des Hommes Bleus и Khalid Art Gallery.

С едой в Марракеше очень неплохо. Тажин и слоеный пирог пастилла с голубем или курицей безальтернативны, но в традиционном ресторане Al Fassia они лучше всего. Там, кстати, работают одни женщины. Если обед на площади, то в Café des Épiсes или Nomad. Европейцы тоже открывают рестораны, куда можно заглянуть для разнообразия. Le Petit Cornichon похож на наш «Вильямс», Le Palace – на ресторан при Costes, но с танцовщицами, которые держат на головах гигантские подсвечники. Веселятся в этом городе колоритно, он крутейшая локация для свадьбы или дня рождения. Спросите Василису Кузьмину и Ингу Меладзе.

Шопинг и еда вполне заменят вам достопримечательности, которых откровенно мало. Сады Мажорель, музей Сен-Лорана, дворец Бахия и мечеть Кутубия можно обойти за один день. Но это будет не тот Марракеш, которым бредят люди искусства. Вокруг города много коммун, которые предоставляют художникам питание, проживание и вдохновение, за которые надо расплачиваться работами. Самая впечатляющая – Jardin Rouge с большим Музеем современного искусства, основанная французом Жаном-Луи Агенауэром. Приехать туда можно на целый день – бродить по мастерским, наблюдать за работой художников (русские тоже встречаются), обедать домашним тажином и проникаться богемным образом жизни и мыслей.

Ехать к берберам не рекомендую – это будут актеры, продающие плетеные корзины втридорога. Лучше съездите в модный Scarabeo Camp в пустыне – там можно переночевать как бедуин, покататься на верблюдах или просто поужинать. Лайков в инстаграме будет как крупинок в кускусе. Есть еще Атласские горы, которые обожает Ричард Брэнсон. На высоте 1320 метров над уровнем моря он построил бутик-отель Kasbah Tamadot и привел в чувство ближайшую деревню Асни. Туда от Марракеша час на машине. Если готовы ехать дальше, то там будут старинный Фес, голубой «город Аладдина» Шавен, портовые Танжер и Эс-Сувейра для любителей колоритного хардкора и фильма «Выживут только любовники» с Тильдой Суинтон.

Среди того, что кажется хаосом, в Марокко вполне можно обрести дзен. Тут как в хите 1980-х Come to Marrakesh: «Все проблемы растворятся, будь свободным, будь собой».

Фото:gettyimages.com; архив пресс-службы.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует