1. Главная
  2. Путешествия
Путешествия

Как экстремальные путешествия по России стали новой роскошью даже в мире богатых людей

От грибалки и глэмпинга до частных экспедиций – Ольга Зарецкая спросила путешествующих по русской природе героев «Татлера», не жмут ли им трекинговые ботинки и не беспокоят ли медведи.
реклама
№9 Сентябрь 2020
Материал
из журнала
11 Октября 2020

«Мы с девушкой два дня броди­ли в камышах вокруг Плеще­ева озера. В рюкзаке нес­ли кофемолку, артишоки, по­мидоры в контейнере и две бутылки зинфанделя. Это же кайф – сделать пасту в болоте. У девушки белые кроссовки стали серыми. Думаю, она бы­ла счастлива побывать в передряге», – вспоминает начало этого хмурого ле­та хозяин международной франшизы Dodo Pizza Федор Овчинников. Федор родился в Коми, питался «Островом сокровищ» и «Властелином колец», под­ростком путешествовал от «Над пропастью во ржи» до «Пролетая над гнез­дом кукушки», из университета вышел археологом, его экспедиция открыла стоянку эпохи неолита. Сейчас, запу­ская бизнес в Китае и Нигерии, Федор ностальгирует по русским комарам – и проводит отпуск то в трясине Пере­славля, то на Камчатке, то на Среднесибирском плоскогорье.

Экстремальный досуг класса люкс последние годы в большом тренде – с рюкзаком на горбу в вертолеты гру­зятся Евгений Касперский, Александр Лебедев, другие большие русские лю­ди, выездные и невыездные. Сами себе организуют экспедиции не за нефтью, а просто в красивые места, где нет дорог. Чем труднодоступнее, тем кру­че. Вынужденный (особенно в ковид­ный год) патриотизм – в данном слу­чае большой плюс. Потому что только в России есть такой объем гор, тайги и тундры, куда не ступала нога чело­века. А на Эвересте нога человека все уже истоптала, на последнем отрез­ке восхождения стоит международная очередь и по спутниковым телефонам отчитывается маме о погоде или зво­нит в офис.

«Надо пользоваться, пока логисти­ка не улучшилась, – Овчинников раз­дает советы бывалого. – Когда ее нет, меньше людей, больше эксклюзива. И больше чувство настоящести. Мне нравится, когда телефон не ловит, – я попал в иную реальность, отключил­ся, получил новый опыт. А когда ты на связи, ты на привязи. Не важно где – все равно в цивилизации. И ничего, кроме нее, не замечаешь. Я не люблю роскошь, она делает человека зависимым. Но палатка у меня дорогая и по­душка хорошая, их ценность я еще ар­хеологом просек». Кстати, есть такой международный флешмоб – Degree Confluence Project: кто первый заче­кинился на пересечении меридиана и параллели, тот и мэр точки. Они уже почти все разобраны, но Федор в Коми в прошлом году захватил целых три.

Да, надо торопиться. Спутни­ки Starlink Илона Маска уже бороз­дят просторы Вселенной, так что ско­ро интернет будет везде. В Терибер­ку, что еще невероятнее, строят нормальную дорогу из Мурманска, там уже есть рестораны, а ведь эта дерев­ня на Баренцевом море после фильма «Левиафан» была пределом экстрима для резидентов Патриарших. Но что­-то изменилось, подействовали мно­гие факторы: глобальная экологиче­ская осознанность, рецепт от доктора на диджитал-­детокс, калифорнийская мода расширять сознание на пользу бизнесу (Федору нравится мысль, что «бизнес – это путешествие аккуратны­ми шагами»), стерхи, недоступный из­-за карантина и протертый уже до дыр шезлонг в Сен-­Тропе. Так или иначе, но вертолеты и прочий внедорожный транспорт этим летом были в дефици­те – все разобрали любители приро­ды. И полетели осматривать Кольский полуостров, Хибины, Карелию, Кавказ, Ямал, Якутию, Приморье, Башкирию, полярный Урал, Югру, Камчатку, Чу­котку, Байкал.

реклама
Экспедиция «72 широты» на Кольский полуостров

Экспедиция «72 широты» на Кольский полуостров

Анекдот про поход на три буквы как самый экономный вид туризма уста­рел – без гида и группы поддержки далеко не уйдешь. А вот за двадцать тысяч евро уже можно дней на де­сять удалиться на вездеходах от Тик­си в пески Якутии и дельту реки Ле­ны. За сорок тысяч долларов – схо­дить к Северному полюсу на атомном ледоколе «50 лет Победы». В спартан­ских условиях, зато с Федором Коню­ховым. Для сравнения: британская компания Quark Expeditions плава­ет теперь из Мурманска к Земле Франца­-Иосифа и дальше на север, и стоит это четырнадцать тысяч долла­ров за двадцать два дня.

«Навыки не нужны – только день­ги и желание. Мы не жестим. Но чтобы увидеть уникальное, нужно не бояться переночевать в палатке или в рыбацкой деревне на Терском берегу. Снаря­жение все закупим, вплоть до чайной ложки, – успокаивает Вячеслав Кузне­цов, вулканолог и альпинист, органи­затор экспедиций проекта «Сила тер­ритории». – После сафари на Таймыре с овцебыками, открыв новый гейзер на Камчатке, вы станете обладателями уникального контента – я сниму фото и видео. А то слонов из Африки запос­тили уже все инстаграмы мира».

«В такие походы клиенты по объяв­лению не набираются, им нужна своя компания, комфорт общения», – счита­ет Кузнецов. А он возил в дикую приро­ду и Федора Овчинникова с франчай­зи Dodo, и лидеров списка Forbes с их детьми-­подростками. Заброшенные вертолетами, випы не против немножко прогуляться с рюкзаком. Не зря же были инвестированы деньги в спорт­зал – мышцы и кардио в неплохой фор­ме, а рюкзаки сейчас весят меньше утяжелителей: палатка – около кило­грамма, спальник – восемьсот грам­мов. После похода можно с вызовом до­нашивать канадскую куртку Arc’teryx или шведскую Fjällräven, посвященные поймут и зауважают. Аутдор­одежда с мембранами надолго вошла в моду у нормального человека, спасибо Ка­нье Уэсту.

О чем альфа-самцы говорят вечером у костра? О перевале Дятлова, бизнесе и всякой мистике.

Компания проверенных дру­зей нужна еще и потому, что брутальные альфа-самцы, лидеры мнений и харизма­тичные руководители в дикой природе быстро становятся обычными людьми. Как правило, несамостоятельными: в городской жизни кто-­то всегда соби­рал им чемодан, а тут, если забудешь на стоянке свитер, замерзнешь. И дру­гой купить негде. О чем они говорят вечером у костра? О перевале Дятлова, бизнесе и всякой мистике. А если гид аккуратно подкинет философскую тему, то о месте в жизни и на этой плане­те, о времени, которое в путешествии течет по­-другому – и ты таким образом продлеваешь себе биографию.

Гиды по объявлению тоже не ищут­ся – посреди тайги у путешественни­ка нет возможности хлопнуть дверью и съехать, что мы лихо проделыва­ем в отелях. Для организаторов себе­стоимость тура огромна, и при повы­сившемся спросе велико искушение сэкономить на сервисе и безопасности. Клиент все равно не знает, как надо. Нам рекомендовали альпинистов из «Семи вершин», местных фрирайдеров из allaboutkamchatka.ru, биологов из team­trip.ru, северокавказских верто­летчиков heliaction.ru, байкера Бори­слава Казанкина («Эксперты приклю­чений»), но вообще надо спрашивать у тех, кто уже ездил. Это как хирурга выбирать.

Только не надо путать «путешествия в лес» с глэмпингом. Помните шатер с коврами в кемпе, где вы жили в Ке­нии? Это и есть глэмпинг, в России он последние два года тоже начал интен­сивно развиваться. Ну как интенсив­но... Олег Тиньков хотел построить отель на Камчатке, привез туда вер­толет, но ему объявили такую сумму входа, что он плюнул и русский вари­ант своей La Datcha поместил в Астра­хани. Олег творит подобие Eleven Experience – проекта финансиста Ча­да Пайка, который так любит рыбалку и лыжный спорт, что оборудовал дома для себя и под дружескую сдачу на се­вере Исландии, в Колорадо, в Чили.

Походная гастрономия в Якутии

Походная гастрономия в Якутии

На данный момент ничего экстре­мально интересного в русском глэм­пинге нет – его быстро организуют там, где есть дороги и интернет, а это в необжитой части России чисто тех­нические, без упора на красоту остров­ки цивилизации. И оттого, что ря­дом с фургончиками из профнастила ставят «Дом­-ковчег» или «ДубльДом» с окнами в пол, контакта с природой больше не становится. Зато есть поч­ти роскошные варианты – Altay Village Teletskoe, например. И лодж «Руссо­Балт Северные приключения», кото­рый на Камчатке построил руководи­тель музея­-усадьбы «Архангельское» Вадим Задорожный (но там специфич­но: рога, чучела). Cedar Grass в Тери­берке, шале со стеклянными стенами в сторону Северного Ледовитого оке­ана, – это отель для китайцев, кото­рые верят, что ребенок, зачатый под се­верным сиянием, будет уникальным. На плато Путорана есть приличная база «Бунисяк» Олега Рейнгольдови­ча Крашевского – охотоведа, эколога, коллекционера амулетов, друга мест­ных народов – нганасан и долган, немножко экстрасенса. Ходят разгово­ры, что свои домики имеются у Виктора Вексельберга на Камчатке и у Гер­мана Хана на севере, но они их через booking.com точно не сдают.

С едой в частной экспедиции дело обстоит так: с вами едут шеф­-повар и продукты из «Метро». Если повезет, на Белом море купите у рыбаков или на рынке горбушу, на Байкале – омуля, в Приморском крае – муксуна, на Камчатке – крабов и икру морских ежей. Но гарантировать сложно, а гастроно­мической индустрии в городах пока нет. В Якутске, правда, в этнографи­ческом комплексе «Чочур Муран» вы точно получите «Юкагирку» из чира и «Угощение Чысхаана» – хаса, тансык и печень жеребенка. Поверьте, «Метро» – хороший вариант.

«Среди работающих в крупных кор­порациях немало тех, кто хочет уйти от бесконечно пикающего телефона, от своих и чужих миллионов и в кру­гу друзей поприключаться в каком­-нибудь приключении. Да и мне прият­нее проводить время там, где звери и свежий воздух». Рыжий красавец Алексей Анатольевич Чубайс говорит, как будто в школе учился не в Анг­лии, – «медведей у нас на северах мно­го». Еще на первом курсе ВШЭ он пое­хал в Карелию с байдарками, потом организовывал рекламные ралли вроде Калининград–Владивосток на «туарегах», а этой весной открыл свое агентство путешествий «72 широта». За лето несколько раз обернулся в Якутию, а в августе возил группу товари­щей в Корякию на «шерпах» – везде­ходах с колесами сверхнизкого давле­ния, не оставляющих, в отличие от гусениц, в хрупкой тундре следов. В каж­дом с комфортом могут ехать два человека, заплативших (с перелетом) по миллиону рублей с каждого. Сопровождающие – Алексей с коман­дой – умещаются там вчетвером. По бездорожью эти чудища едут со ско­ростью 10–15 км/ч. У Чубайса машины есть, но группа товарищей предпочла для этой поездки купить собственные, притом что «шерп» стоит около семи миллионов рублей.

Федор Овчинников (Dodo Pizza) на плато Путорана, 2019

Федор Овчинников (Dodo Pizza) на плато Путорана, 2019

«Для мужчины техника – одна из причин поездки», – руководитель экспедиции хорошо знает своих турис­тов. И он с таким задором произносит «Бырранга на Таймыре», «кряж Чека­новского», «хребет Черского», что уговорит поехать «на севера» даже руко­водителя «Школы современной пьесы» Иосифа Райхельгауза.

«У меня диплом по специальности «управление народным хозяйством», вот я им и управляю. Клиенты, кото­рые любят отдыхать на природе, быва­ют разными. Я не святой, но стараюсь быть максимально клиентоориентированным. Понимаю, что притащил лю­дей в стрессовую для них ситуацию. Они сначала капризничают, потом успокаиваются. Ну так у меня длитель­ный опыт работы с капризами – девоч­ки из маркетинга автокомпаний натре­нировали. Моя задача в том, чтобы со­вместить капризы с жизнью», – расска­зывает Чубайс. Он возит глэмпинг с со­бой, «самый цимес, гвоздь програм­мы» – фаянсовый унитаз с насосом, ко­торый на стоянках он зарывает в зем­лю. Ставит большой шатер-­ресторан. Посуда не Hermès, но с изыском – эма­лированные миски Falcon. В команду входит шеф нордического ресторана MØS, «московский Рене Редзепи» Юрий Агузаров, который везет с собой удоч­ки, на месте собирает мох и бруснич­ный лист.

«Глэм» в путешествиях по России, впрочем, условная величина. Как бы далеко ты ни ушел в лес, все равно бу­дешь там ближе к своему народу, чем в ресторане на Фрунзенской. Было де­ло, Чубайс с экспедицией застряли на полторы недели в Приморском крае на реке Самарге, потому что смыло мост, и они ждали, пока их с техни­кой вывезут морем. Жили у деда, кото­рый бубнил, что пенсионеру без гра­натомета никуда и куда бы он пошел, если бы был гранатомет. А сейчас на этой Самарге они покупают у старо­веров икру.

Алексей Чубайс на Самарге жил у деда, бубнившего, что пенсионеру без гранатомета никуда, покупал у староверов икру.

Те, кто организует частные экспедиции в России, – уни­кальные персонажи. Вот, на­пример, Аннетт Лофтус, ко­торая в 1992 году, после Йеля, приеха­ла в Петербург на стажировку в СП «Эр­митаж» – открывать в музее магазин репродукций. Но после двух бутылок «Дом Периньон» партнер сообщил, что платить ей не собирается. Тогда она стала ориентироваться на местнос­ти: через Юрия Молчанова (отчим сто одиннадцатого форбса Андрея Мол­чанова тогда был проректором ЛГУ по учебной работе с иностранными уча­щимися) познакомилась в мэрии Соб­чака с Владимиром Путиным. Потом работала в Coca-­Cola. В итоге стала со­основательницей компании Aspera Explorations. По­-русски щебечет как мы с вами: «Я вру клиентам, что у ме­ня был русский муж, иначе они дума­ют, что я шпионка». С ней можно хоть в Тыву, хоть на северокавказское плато Кинжал, хоть в сплав на аквабайках по алтайской Катуни. В любом случае она заранее отправит на место несколько контейнеров и пришлет экспедицион­ного повара, которого украла с горбачевской дачи. Хозяин ресторана «Экс­педиция» Александр Кравцов с Аннетт ездил и оценил. И семья Григория Бе­резкина (ЕСН) тоже. Лофтус девушка опытная: «В России надо быть гибки­ми, а в этом году так вообще новый уровень гибкости! Сейчас, например, надо срочно лететь на Байкал, потому что там нет китайцев. На Як-­40 из Ир­кутска – сразу на самый север Байка­ла или с лодкой на воздушной подуш­ке, потому что юг озера засижен турис­тами. И еще на Чарские пески – боль­шие песчаные дюны в Забайкалье по­среди тайги». А сама Аннетт в конце сентября хотела полететь с татлеровским колумнистом Алексеем Ситниковым на его алтайскую дачу изучать кармалогию, но это проект только для женщин.

Алексей Чубайс («72 широта»)

Алексей Чубайс («72 широта»)

«Этим летом после домашнего зато­чения нам с друзьями было важно по­быть в мужской компании, – парирует инвестбанкир Альберт Сагирян, кото­рого Вячеслав Кузнецов вывез кататься на лодках подо Ржевом. – Жена не рвалась, там комары. Я даже липу от ясеня отличать не умею – но мы потихоньку начинаем открывать для себя Россию. На карантине я отвык быстро собирать вещи, спорить, громко разговаривать. А всем хотелось выговориться, поговорить о политике. Невероятно, на­сколько мы были excited, что оказались в первобытной среде. Сразу начали об­суждать, где купить двадцать гекта­ров и что с ними делать. Взяли теляти­ну с Дорогомиловского рынка и водку, макалланы-­шмакалланы на природе не пьются. Видели лосей. Раньше моим знакомым была интересна охота, но те­перь в тренде гуманизм, спорт и поезд­ки в экзотику. Вечером под шашлык приятель рассказывал, как девяносто дней медитировал, у него был чел­лендж. Десять лет назад мы постесня­лись бы о таком говорить, а теперь мейнстримом стало искать на природе ответы. Альфа-­самцы переделали себя, чтоб не вызывать у своих детей оттор­жения, чтобы добиваться в изменив­шейся Москве успеха. Чтобы оставать­ся в этом поиске себя мужчинами, мы идем в горы, в лес, в дикую природу».

А для тех, кто дикарем в России отдыхать пока не готов, появилось суперпредложение от Тинькова – было объявлено, что со стапелей Лазурного Берега в сентябре сойдет его La Datcha Expedition Yacht 77 на двенадцать персон. Этот корабль ле­дового класса с ангарами для вертоле­тов поплывет сначала в сторону Сейшел, но в апреле будет на Южной Кам­чатке, а в мае – на Курилах, где верто­леты вылетят из ангаров, чтобы устро­ить круизерам хели­ски. В июне – Се­верная Камчатка и Чукотка, а потом судно двинет в Америку. Бронировать надо сразу всю яхту, но можно на лю­бую неделю путешествия – это стоит €740 тыс. плюс депозит 30 % на допол­нительные расходы.

Фото:АРТЕМ АЧКАСОВ; ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА;

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует