1. Главная
  2. Tatler Teen
Tatler Teen

Tatler Teen: золотая молодежь рассказывает, есть ли в их жизни секс

Молодежь перестала заниматься сексом, сообщают американские ученые. Отечественные миллениалы отвечают: это фейк-ньюс и кликбейт.
реклама
23 Апреля 2019

В декабре, когда журналы подводят итоги уходящего года и предсказывают тренды наступающего, уважаемый американский журнал The Atlantic выпустил номер, на обложке которого было написано: «Сексуальная рецессия. Почему молодежь отказывается от близости и что это означает для общества». Внутри содержалось многостраничное исследование сексуального поведения американских миллениалов (то есть тех, кто родился с начала восьмидесятых до середины девяностых) и поколения Z (тех, кто родился в середине девяностых и позже).

В статье утверждалось: в США сейчас райское время для секса. Число тех, кто считает, что заниматься сексом до брака не грешно, достигло исторического максимума. Число вновь регистрируемых случаев заболевания ВИЧ, наоборот, низко как никогда. И что уж совсем расчудесно: журнал Teen Vogue выпустил гид по анальному сексу (ищите в июльском номере 2017-го). Однако при всем при этом доля старшеклассников, у которых был хотя бы один, даже старомодный, половой контакт, с 1991 года снизилась почти на треть – до 40 %. В 2001-м люди в возрасте от шестнадцати до сорока четырех занимались сексом в среднем шесть или более раз в месяц – к 2012-му стали заниматься менее пяти раз.

Причин тому множество – причем таких, о которых можно писать в журнале с пометкой 16+. Во-первых, нынешние тинейджеры учатся больше, дольше и интенсивнее предков. А какой секс, когда в 6:30 тренировка по баскетболу, в 8:15 начинаются уроки, к 16:15 надо в драмкружок, в 18:00 твой волонтерский отряд едет раздавать бездомным суп, а еще надо дописать сценарий к школьному празднику? Кстати, о спорте. Миллениалы, говорят социологи, стеснительнее своих родителей и не любят прилюдно обнажаться. Настолько, что меняется целая индустрия: фитнес-клубы вынуждены возводить перегородки в душевых и раздевалках.

Вечный недосып из-за перегрузок и ухудшение качества сна из-за уведомлений смартфона, который никогда не спит, тоже не идут на пользу либидо. Американцы вообще делят постель чаще с телефоном, чем с людьми. Казалось бы, сервисы знакомств вроде омнисексуального Tinder, гомо-сексуального Grindr или феминистического Bumble, изобретенного героем «Татлера» Андреем Андреевым, создателем самого популярного дейтинг-сервиса в мире Badoo, должны сближать i-поколение еще лучше, чем «нокия» – их пап и мам. Но, оказывается, люди просто часами свайпают в надежде дождаться мэтча. В 2014-м каждый пользователь Tinder заходил в приложение в среднем одиннадцать раз в день. Мужчины проводили в нем по часу ежедневно, женщины – по полтора, но из одного миллиарда шестисот миллионов свайпов в день лишь двадцать шесть миллионов заканчивались мэтчем.

Вдобавок американцы перестали знакомиться в офлайне – и их можно понять. В харассменте сейчас обвиняют даже спустя тридцать лет после смерти – страшно подумать, что ждет тех, кто решит здесь и сейчас, за барной стойкой, сказать девушке, какие у нее красивые глаза. Семнадцать процентов американцев в возрасте от восемнадцати до двадцати девяти считают, что мужчина, приглашающий женщину выпить, «всегда» или «как правило» совершает тем самым акт сексуального домогательства.

У нас в стране, к счастью, дела обстоят лучше. Есть еще пока рестораны вроде «Эрвина», созданные будто специально для того, чтобы соединять любящие сердца хоть даже на одну ночь. Работают на своих постах депутат Слуцкий и главред Колпаков, журнал Glamour включил римминг в список главных трендов года еще в 2016-м. В общем, не удивительно, что подробных исследований половой жизни российских миллениалов «Татлер» не нашел. Мы решили сами опросить школьников и студентов из хороших московских семей на запретную тему. Как принято говорить в подобных случаях, все герои вымышлены, любые совпадения с реальными личностями случайны. А вот события совершенно реальны.

реклама
Кадр из фильма «Дикость», 1998.

Кадр из фильма «Дикость», 1998.

Елена, 17, Ученица лондонской школы

Отношение моего поколения к сексу можно описать термином hook up culture. В переводе это значит расслабленная сексуальная культура, без глубинных связей и обязательств. Девочки поколения наших мам относились к сексу как к чему-то сакрально-интимному, спрашивали друг друга: «У тебя с ним уже было самое страшное?» Ничего сакрального и страшного в сексе больше нет. Секс по дружбе стал базовым вариантом. Раньше мальчики всегда хотели секса, а девушки если и хотели, то делали вид, что они не такие. Теперь и девушки, и юноши к сексу относятся примерно одинаково. Наверняка это влияние феминизма: им можно – а вам нет?

Я всегда уважала девушек, которые не боятся, что на них навесят ярлык потаскушки, и делают то, что хотят. Но, конечно, у меня были какие-то иллюзии, хотелось секса по любви. Однако в жизни, особенно в подростковой, все редко идет по плану. Мой первый партнер, яркий и талантливый парень, в которого я честно влюбилась, оказался полигамен, бисексуален – и даже не притворялся, что влюблен в меня. Секс для него был просто удовольствием, никак не связанным с глубокими чувствами, всего лишь договором между двумя симпатичными друг другу людьми. Я притворилась, что считаю так же: мне казалось, что, кроме своего тела, мне больше нечего ему предложить. Думаю, первый опыт сильно повлиял на мои романтические иллюзии и пошатнул моральные принципы.

В сентябре я пришла в новую школу, где все знали друг друга с трех лет, – нужно было завоевывать внимание. Секс снова показался самым легким и самым верным способом, потому что он там интересовал всех. Школа была удивительно расслабленная: за тринадцать лет, которые мои новые друзья провели вместе, многие успели подружиться, раздружиться, влюбиться, разлюбить, обмануть, переспать, разойтись, разбить сердца. Все были открыты друг другу и сексу, никто ничего и никого не стеснялся. А если нет стеснения, страхов, какая уж тут сакральность? Впрочем, я довольно быстро решила, что больше не буду использовать секс как приманку. Пользоваться телом и сексом как инструментом, чтобы привязать партнера, унизительно. Сексом надо заниматься для себя.

Секс – это и удовольствие, и способ более близкой связи с человеком. Я не считаю, что он противоречит дружбе, наоборот. Если ты с кем-то спишь, ты должен очень доверять этому человеку. Все это не значит, что, если у меня будут по-настоящему глубокие отношения, я буду относиться к сексу так же легко. На самом деле мне по-прежнему хочется быть кому-то верной. Но для этого нужна взаимная любовь, а она редкость. Надо, чтобы повезло.

«Наше поколение стало меньше заниматься сексом, потому что люди начали серьезнее относиться к принципу согласия».

Анастасия, 20, Студентка Высшей школы экономики

В нашей компании – в ней и мальчики, и девочки – мы обсуждаем все наши сексуальные опыты в ярчайших, мельчайших подробностях. Скажем, недавно у меня случился невероятный опыт секса втроем – я поговорила об том со всеми друзьями. Наше поколение, как мне кажется, пресыщено общением в онлайне – настолько, что это пресыщение в какой-то мере заместило потребность в сексе. Он ведь невозможен без общения в офлайне, а мы в офлайне общаться уже не очень-то хотим, да и не слишком умеем.

Социальные сети формируют в нас неправильную оценку действительности. В первую очередь инстаграм. Нам кажется, там у всех идеальные тела, отношения, жизни, а это, конечно, влияет на самооценку. Одновременно вы сами можете быть тем, за кем в инстаграме следят, с кем себя сравнивают, – и тоже можете быть причиной потери самооценки. Это паутина, из которой очень тяжело выбраться. Именно поэтому, вероятно, мы стали меньше честно говорить о своих чувствах. Из страха, что нас не примут такими, какие мы есть. Я обсуждала это с родителями и теперь понимаю, что наше поколение очень сильно отличается от их именно таким страхом.

Я лишилась девственности в девятнадцать, только когда поняла, что полюбила себя. До этого с шестнадцати лет жила как на качелях. Проходила от деструктивного неприятия себя к осознанию своей офигенности, потом обратно, и снова все сначала. Поправилась на десять килограммов, год пыталась стабилизировать психику. И вот в девятнадцать лет наконец полюбила себя. Тогда же случился первый секс, и это произошло очень вовремя. Я была настолько к нему готова, настолько любила свое тело, что от секса получила абсолютно все, чего хотела. Можно было лишиться девственности в пятнадцать, не принимая себя, потом четыре года переживать это, бояться заняться им снова, закрепоститься по поводу близости. А у меня получилось наоборот. Секс никогда не доставлял мне неудовольствия. Для меня это в первую очередь entertainment, это каждый раз новые ощущения.

Кадр из фильма «Нечто замечательное», 1987.

Кадр из фильма «Нечто замечательное», 1987.

Александра, 19, Студентка СПбГУ

Сексом нужно заниматься, когда ты к этому готов: а) физически; б) морально; в) знаешь, что это не будет ошибкой. Знаешь, что сейчас с этим человеком – с любимым человеком – ляжешь в постель и займешься даже не сексом, любовью. К сексу без отношений, без эмоциональной привязанности я отношусь негативно, никогда не занималась таким, не нуждаюсь в нем и, думаю, не буду нуждаться. Секс по дружбе я тоже не практикую, но могу понять тех, кто к нему прибегает. Вероятно, это делают, чтобы определиться, дружба это или более высокие чувства.

Что касается интернет-площадок для знакомств, я на многих зарегистрирована, время от времени захожу пофлиртовать, получить эмоциональную разгрузку, повеселиться, но не более. Отсутствие секса на мою жизнь не влияет, потому что, если его нет, это не просто так. А вот отсутствие мужского внимания очень даже влияет, хотя признаваться в этом сейчас немодно.

Дарья, 18, Студентка РГГУ

Сейчас у меня очень скудная сексуальная жизнь (от слова «совсем»: полового партнера нет), но это никак не влияет на меня психологически. Если хочется секса, пользуюсь вибратором. Не хватает разве что тактильных ощущений, прикосновений, но их же можно получить не только во время секса. Просто пообниматься с кем-то, кто тебе нравится, тоже круто.

На мой взгляд, наше поколение стало меньше заниматься сексом потому, что люди наконец стали серьезнее относиться к принципу согласия. Научились говорить «нет», когда они чего-то не хотят. Стали вообще более открытыми в плане секса, а это тоже может отпугнуть тех, кто пока не готов говорить о своих желаниях в открытую. В чем прелесть Tinder (и других приложений, наверное, тоже, просто ими я не пользовалась)? Ты всегда можешь перестать отвечать человеку, который тебе неприятен в общении, а то и заблокировать его. В интернете это легче сделать, чем в реальности.

«Раньше мальчики всегда хотели секса, а девочки делали вид, что нет. Сейчас отношение примерно одинаковое».

Яна, 20, Студентка МГИМО

Мы получили возможность много узнать о сексе. Иногда слишком много. Во время этого ресерча кто-то понимает, что ему столько секса не нужно. Кто-то осознает, что у него другая ориентация. А кто-то – что у него нет потребности в физическом контакте. Мне вообще кажется: мы стали меньше заниматься сексом потому, что лучше узнали свои желания. Недавно говорили об этом с подругой, и она рассказала любопытную вещь: мастурбировать ей нравится гораздо больше, чем заниматься сексом. Для нее это психологически комфортнее. Секс требует больших эмоциональных ресурсов: если относишься к партнеру осознанно и ответственно, думаешь о его или ее чувствах. Но даже секс на одну ночь отнимает много сил и энергии. Зачем, когда есть множество альтернатив? Индустрия секс-игрушек развивается быстро. Мастурбация не требует всего этого эмоционального, коммуникационного труда. Разгружает ментально, расслабляет и успокаивает. По крайней мере, для меня это работает так. А во время секса я не могу ментально расслабиться. Это же общение.

Иван, 20, Студент МГУ

Думаю, все дело в распространении порно. Это очень влияет на половую жизнь: удовлетворить свои физиологические потребности теперь можно без партнера. А удовлетворять важно. Лично я, когда не удовлетворен, становлюсь раздражительным и чаще засматриваюсь на девушек.

К сексу без отношений и эмоциональной привязанности я отношусь с большим уважением. Как и к сервисам для знакомств. Раньше я много пользовался Tinder, и это прекрасно работало – не знаю, что уж там мешает американцам в их исследовании получать мэтчи. А вот секстинг (рассылку обнаженки в переписке) я не одобряю.

Мне абсолютно неважно, сколько партнеров было у девушки (и у мужчины). Хотя считаю, что девушкам не стоит терять девственность раньше восемнадцати, а юношам – раньше шестнадцати. Даже к первому сексу надо относиться ответственно и быть разборчивым в выборе половых партнеров. Для меня самого первый секс стал полным разочарованием. Я думал, что все окажется эффектнее. А ощущение было «и это все?!». Но потом я врубился. Сейчас секс занимает второе место в моей жизни. Точнее, так: первое место занимает Мария, второе – секс с Марией, а дальше как пойдет.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует