Tatler Teen

Студентка Анна Мазаева — о том, как в подростковом возрасте полюбить себя

Дебютантка Бала «Татлера» и дочь очень светских людей Анна Мазаева рассказала, как увидеть свет в конце тоннеля под названием «пубертат».
реклама
30 Апреля 2019
Анна Мазаева

Многие мои сверстники втайне мечтают о чем-то. Хотят стать знаменитыми блогерами, юристами, математиками, но боятся начать двигаться к цели. Думают, люди воспримут их не так, как им хотелось бы.

В позапрошлом году я поступила в МГИМО. Так хотела не я, а мои родители (папа Анны – музыкант Сергей Мазаев, мама – старший редактор отдела стиля жизни GQ Галина Мазаева. – Прим. «Татлера»). Маме нравилось, что я учусь в престижном вузе с именем. А мне не нравились люди, которые меня окружали. Некоторые одногруппники после пар регулярно подходили к преподавателям и буквально выклянчивали оценку. И завышенные оценки им ставили. Другим, наоборот, баллы занижали – потому, что эти ребята на какой-нибудь из первых лекций болтали (не говорю уже о тех, кто прогуливал пары). Все это было несправедливо.

Но еще хуже было то, что мои одногруппники не увлекались, кажется, ничем, кроме сплетен. Ни разу мы не обсудили с ними книгу или кино – только кто во что одет, кто куда ездит отдыхать, кто с кем встречается. Я всего этого не люблю. В общем, в МГИМО я не нашла единомышленников. Вдобавок я поступила на программу «Со- циология массовых коммуникаций» и моментально поняла, что это совсем не моя область.

Из МГИМО я ушла после первой сессии. Не до нее, не во время экзаменов – я ушла через месяц после того, как сдала все. Я доказала всем – и себе самой, – что могу их сдать и ухожу не потому, что не способна учиться. Важно и другое. Когда подросток из семьи публичных людей решает круто изменить жизнь, надо выбрать максимально правильный момент, чтобы не нанести ущерба семейному имиджу. Мне с моей фамилией было непросто расти. Сделай я что-то не так, обсуждали бы не мой поступок, а то, что папа как-то не так меня воспитал.

Плащ из полиэстера и хлопка, хлопковый костюм, все Rejina Pyo; кольца Color из белого золота с сапфирами, изумрудами и бриллиантами, все Mercury; браслеты Ice Cube и Chopardissimo из белого золота, Chopard.

Плащ из полиэстера и хлопка, хлопковый костюм, все Rejina Pyo; кольца Color из белого золота с сапфирами, изумрудами и бриллиантами, все Mercury; браслеты Ice Cube и Chopardissimo из белого золота, Chopard.

реклама

Уйдя из института, я собиралась наконец совершить тот самый первый шаг к мечте. Она ведь у меня есть. Я мечтаю петь, как папа. Начала заниматься вокалом еще до МГИМО, понимаю, что мой голос готов, но раскрепоститься не могу. Хотела поступить в музыкальное училище, куда-нибудь, где не требовался бы диплом музыкальной школы, – я отучилась всего два года, потом ее перевели в другой район. О том, чтобы уговорить родителей возить меня туда, не было и речи: они же работали, я не решилась. Просто попросила найти мне другую школу. Они пообещали – и благополучно забыли. Хоть и нашли мне частного педагога. Короче говоря, диплома музыкальной школы у меня не было. А в нашей стране без него берут только на музыкальные курсы. Мама же всегда хотела, чтобы я получила высшее образование.
Примирить нас смогла Британская высшая школа дизайна. Я всегда хотела учиться там, где преподают на английском: в Англии я чувствую себя как дома. Когда-нибудь перееду туда, но только когда смогу платить за себя сама. Вдобавок в детстве я ходила в кружки рисования, лепки. Однажды вылепила на гончарном круге чашку – помню, мне это очень понравилось. Так что я решила: раз я не могу пока исполнить свою мечту, пойду по пути наименьшего сопротивления родителям, но при этом буду заниматься тем, что нравится мне. У взрослых это называется словом «компромисс».

Оказалось, синица в руках действительно лучше журавля в небе. Я пришла в Британку с пониманием того, что есть вероятность вообще ни с кем не подружиться. Но в первый же день в лифте ко мне подошла девочка с цветными волосами и сказала: «Привет, как тебя зовут?» Мы нашли много общих тем. Она тоже занималась в музыкальной школе, тоже ее бросила, потому что школу закрыли. Сейчас мы близко дружим и думаем, что, может быть, будем вместе работать в музыкальной индустрии.

Найти единомышленников для подростка очень важно. Взять, например, Бал дебютанток «Татлера», один из важных моментов в моей жизни. Никогда не думала, что буду танцевать на паркете Колонного зала. Но несмотря на радость, я чувствовала себя не в своей тарелке. Во-первых, я никогда не носила настолько дорогие вещи: платье Dior, туфли Jimmy Choo, украшения Mercury. В жизни я одеваюсь в Zara, H&M, Topshop. Вообще стараюсь много одежды не покупать – у меня пустые шкафы, я очень слежу за тем, сколько трачу. Ну а во-вторых, мне было некомфортно потому, что не нашлось общих интересов с другими дебютантками. Первые полтора месяца после бала мы еще встречались в кафе, а теперь лишь периодически ставим друг другу лайки в инстаграме и вживую не видимся.

Одногруппники не увлекались ничем, кроме сплетен: кто во что одет, с кем встречается.

Если честно, я научилась любить одиночество. Оставаясь наедине с собой, можно анализировать свою жизнь. А это нужно делать обязательно – иначе можно очень легко потеряться и перестать понимать, куда идти дальше, что делать. Сбиться с пути и не достичь в жизни вообще ничего, не то что не исполнить мечту. Понимание этого пришло, когда я стала заниматься йогой по роликам британского инстаграм-блогера Джессики Оли @jessicaolie. Ей двадцать пять, но ее посты к роликам меня тронули. В них Джессика пишет, что ее тревожит, через что она прошла, чтобы стать тем, кем стала.

Я вдохновилась. Придумала хештег #Positiveloneliness («позитивное одиночество») и теперь, когда в моей жизни происходит что-нибудь важное, не обязательно позитивное, я концентрируюсь на этом, обдумываю – и пишу искренний пост, не держу это в себе. Все мои знакомые используют инстаграм иначе. Напишут под фото пару-тройку слов, поставят эмодзи – и все. Принято считать: то, что на самом деле происходит у тебя в жизни, никому не интересно. А ведь очень важно переживать все эмоции, весь спектр – и грусть, и злость. Негативную энергию подростку надо выплескивать обязательно. Инстаграм в этом смысле ничем не отличается от подушки, которую можно побить. Моя мама, к слову, уверена, что ни у кого нет времени читать подписи в инстаграме, она думает, что люди заходят туда только ради красивых картинок. Может быть, в ее мире это так. Мне же кажется, что социальные сети заняли столь важную часть нашей подростковой жизни не только потому, что там у нас глаз отдыхает.

Хотя проблемы у нашего поколения, как мне представляется, такие же, как у предыдущих: меняются средства общения тинейджеров, но не сами тинейджеры. Года полтора назад я, например, прошла этап сравнения себя с подругами. Смотрела в зеркало и думала: «Они худее меня, хочу быть как они». Занялась спортом, сидела на диетах, ела одни салаты – и стала весить сорок девять килограммов при росте сто шестьдесят восемь. Мама испугалась, что у меня анорексия. Я тогда не до конца понимала, что это такое. Загуглила, почитала статьи и испугалась. С этой проблемой, как и с одиночеством, я справилась сама. Потому что полюбила себя. Чем раньше подросток поймет, что нужно себя полюбить, тем лучше. Но взрослые этому научить не могут.

Еще я переживала на тему бойфренда. У подруг были какие-то парни, отношения. Я думала: «Чем я хуже?» Но наконец поняла, что с этим лучше не торопиться. Хочу, чтобы у моего парня был не привлекательный инстаграм, а схожее с моим мироощущение. Пока я такого не нашла, и это минус. Но в том, что у меня нет отношений, есть и плюсы. Я могу пойти одна в любимый кинотеатр и посмотреть фильм, который нравится мне, а не моему парню. Могу отправиться на шопинг за странными шмотками, перемерить полмагазина, и никто не будет ворчать: «Ну сколько можно!» А еще не мучаю себя ревностью. Точно ведь узнать не получится, если не поговорить. А обсуждать эту тему не хочется. Замкнутый круг.

Я не утверждаю, что принимаю себя такой, какая я есть, но я люблю себя и хочу совершенствоваться. А музыка... Я играю на фортепиано, когда дома никого нет. Папа ругается, что я не играю. А я играю, «Лунный свет» Дебюсси. Просто он об этом не знает.

Фото:Наталия Коган. Стиль: Юка Вижгородская. Макияж и прическа: Надежда Князева/TheAGENT.ru с использованием Oribe. Ассистент фотографа: Сергей Бурняшев/Bold Moscow. Ассистент стилиста: Александра Храмова. Продюсер: Анжела Атаянц.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует