Кто и как делит многомиллионное состояние трагически погибшего главы Zappos

И почему с этим так много проблем. 

Больше года прошло со дня смерти талантливого предпринимателя Тони Шея, занимавшего пост генерального директора интернет-магазина Zappos до середины 2020 года. Ему было всего 46 лет — и нет, причиной его кончины была не коронавирусная инфекция. Как тогда писали уважаемые издания вроде The Wall Street Journal и Forbes, пандемия стала для Шея временем опасных экспериментов над собой. Он употреблял наркотики и алкоголь, увлекался биохакингом, отказывался от сна и вел саморазрушающий образ жизни — из-за чего и лишился руководящей должности в компании, которой управлял практически со дня ее создания. 18 ноября, в день смерти предпринимателя, в его доме случился пожар. Тони наглотался дыма и не смог выбраться. 

Уже тогда деловые СМИ обратили внимание, у Шея не было завещания, а значит, судьба его многомиллионного состояния могла оказаться какой угодно. The Wall Street Journal выяснило, что семья Шея до сих пор судится за наследство. Дело в том, что права на значительные суммы предъявляют люди, некогда состоявшие с погибшим в деловых отношениях. При этом их аргументация вызывает очень много вопросов. 

Например, бизнес-менеджер Сьюзи Бейлсон просит больше восьми миллионов долларов, потому что консультировала Шея во время строительства офиса Zappos в Неваде. Одна из давних подруг it-гения рассчитывает получить девяносто миллионов долларов, видимо, просто так. Но еще более странным кажется иск Марка Эвенсволда, который требует отдать ему часть наследства на основании соглашения, написанного на стикере. Примерно за три месяца до смерти Шей согласился выплачивать Эвенсволду по четыреста пятьдесят миллионов долларов в год за работу менеджером проекта. Мужчина также рассчитывал получить весомую часть акций ресторанного бизнеса Тони. Семья предпринимателя собирается оспаривать каждый иск, поскольку уверена, что истцы намеренно воспользовались нестабильным эмоциональным состоянием Шея ради наживы. Судебные разбирательства могут длиться годы. 

Getty Images