Ксения Соловьева вспоминает Эдуарда Дорожкина

Бывший главный редактор Tatler — о своем друге. 
Ксения Соловьева вспоминает Эдуарда Дорожкина

Интернет, присваивающий людям ярлыки в целях seo-оптимизации, пишет об Эдуарде Дорожкине как о бывшем шеф-редакторе «Татлера». Он им правда был — и шефом, и редактором, и сердцем, и иронией, и сарказмом. Но Эдик много больше любого громкого названия. Вот уж кто был подлинным «личным брендом» — без всякого расчета, самопродвижения, попыток на этом заработать. Франкофил, балетоман, ценитель сосен на Николиной и в Юрмале, в своем фейсбуке он был таким же, как в жизни. Не мог сдержаться, говорил что чувствовал (хотя проще было бы промолчать), порой делал больно и сам же от этого сильнее всех страдал. 

А еще Эдик был выдающимся учителем. Говорила сегодня об этом в эфире «Дождя». Я видела, как он работает с молодыми авторами. Он объяснял, что такое пошлость, искусственность и штампы. Где надо добавить «мяса», как сообщить, что героиня беременна, не сказав этого прямо. А еще он садился перед монитором, смотрел в текст (дрожащий от страха автор сидел за соседним компьютером) и изрекал: «Давайте напишем вот так». И диктовал. Идеально отточенные фразы, как музыка, рождались у него в голове. Ему не нужно было переставлять слова местами, играть в пятнашки. Он думал текстом – как его любимый Бунин. И научил этому искусству многих моих коллег. Уход Эдика – тяжелая утрата для всех нас. Пинок-напоминание, что позвонить другу завтра может быть уже поздно.