Как Наталья Водянова стала главным филантропом в модной индустрии

В день рождения одной из самых известных в мире российских моделей рассказываем ее светлый путь в благотворительности. 

«История Золушки» — так обычно озаглавливают материалы, посвященные пути Натальи Водяновой. То, как наша соотечественница стала одной из лучших среди мировых моделей, знают многие, однако за этим часто остается менее заметной еще одна важная деталь. История Натальи не только об успехе, но и о сострадании и стремлении помогать. Вот уже 18 лет созданный Водяновой фонд «Обнаженные сердца» помогает детям с аутизмом и другими нарушениями в развитии и этап за этапом приучает общество к инклюзии. 

У фонда, как и у любой организации, есть год основания — 2004 — однако понятно, что идея оказывать поддержку особенным людям не может родиться из ниоткуда. «Жизненный опыт сформировал мое желание и стремление помогать детям и их семьям, стремиться к созданию инклюзивного общества: и самый ранний, который я пережила, еще будучи маленьким ребенком, и самый поздний, который случился непосредственно перед тем, как это желание вылилось в конкретные действия», — объясняет Наталья. Ее младшая сестра Оксана родилась с глубокой формой аутизма, интеллектуальными нарушениями и церебральным параличом. Водяновой пришлось бросить школу, чтобы помогать маме обеспечивать семью и ухаживать за Оксаной. В 1990-х об инклюзии знали очень мало, семьи оказывались со своей проблемой один на один. «Я всегда мечтала, чтобы у Оксаны была возможность получить поддержку в раннем детстве. Но при этом я не создавала фонд для удовлетворения личных нереализованных потребностей. Я задумывала его для всех детей», — говорит Наталья. 

Наталья Водянова на благотворительном Love Ball в Дохе, 2019Getty Images

В сентябре 2004 года случилась трагедия в Беслане. Водяновой тогда было 22 года, она строила карьеру и была в нее максимально включена. Трагедия, по ее словам, вырвала из рабочей рутины, стала «сильно отрезвляющим фактором». Модель следила за происходящим, смотрела новости, думала, чем может помочь, и решила, что в Беслане должна появиться игровая площадка для детей всех возрастов и возможностей. С этого началась работа фонда «Обнаженные сердца». Уже через 5 лет, к 2009-му, организации удалось установить 39 таких инклюзивных объектов по всей России. «Поначалу я не понимала, что нужно делать, но осознавала, что бездействие недопустимо. Четкого плана не было, так что это стало, скажем так, испытанием на прочность. Я уехала из России довольно рано и не успела завести знакомых, которые могли бы помочь учредить благотворительную организацию. Но инстинктивно я все равно приехала в родной Нижний Новгород. На тот момент полномочным представителем Президента РФ в ПФО был Сергей Владиленович Кириенко. Его команда мне очень помогла», — рассказывает Наталья. На вопрос, почему фонд начал именно со строительства детских площадок, она отвечает, приводя личный опыт — сверстники ее сестру Оксану не принимали: «Место, куда ребенок может прийти и поиграть — это своего рода реабилитация. Вне зависимости от возраста и особенностей». 

Благодаря «Обнаженным сердцам» в России — от Калининграда до Советской Гавани — существует теперь 214 инклюзивных площадок. Сейчас фонд постепенно замедляет строительство новых и занимается в том числе восстановлением давно существующих объектов. К тому же миссия организации давно вышла за эти пределы. «Обнаженные сердца» сегодня — это экспертный хаб, который привозит в Россию эффективные практики работы с людьми с нарушениями развития и адаптирует их под местные условия. Фонд активно сотрудничает с другими НКО и государственными структурами, создает центры поддержки для детей и их семей, где работают бесплатные программы помощи. Там же могут стажироваться специалисты дошкольного и школьного образования. Даже сайт Nakedheart.online со временем стал важным ресурсом для семей и всех, кто хочет стать более осведомленным в вопросе помощи особенным людям. Информация подается во всех актуальных форматах — от практических методичек до подкастов. 

Все это, конечно, было бы неосуществимо без поддержки самого фонда. В 2008 году Наталья Водянова впервые организовала благотворительный аукцион с целью сбора средств в помощь подопечным. Так началась традиция Love Ball, мероприятия с невероятным масштабом. Первый бал провели в усадьбе Царицыно — там в середине февраля возвели дворец, используя 220 тонн льда. Ради благой цели в Москву прилетели Натали Имбрулья, Люси Лью, Ева Герцигова и другие представители творческих индустрий. Отечественный светский букет представляли Ксения Собчак, Ника Белоцерковская, Александр Лебедев, Рустам Тарико — и это лишь крошечная часть присутствовавших резидентов светских хроник. Всего за вечер собрали пять миллионов долларов. Последующие Love Ball в крупных европейских столицах были не менее результативны. «На своем пути я встречала множество союзников и соратников по всему миру. Люди видят хорошее дело, приходят и хотят участвовать», — считает Наталья. 

Для тех, кому сложно оценить изменения, вот статистика — в 2021 году ВЦИОМ опубликовал результаты первого всероссийского опроса населения о представлениях россиян о расстройстве аутистического спектра. Уже три четверти (73%) наших граждан отмечают, что, по крайней мере, знакомы с темой. Тех, кто хорошо в ней разбирается, значительно меньше, — всего 15%. И это одно из направлений, где еще предстоит развиваться. «Проблемы, конечно, остаются. По-прежнему отстает диагностика, но, как только этот вопрос будет решен, появится другой — нехватка программ помощи и подготовленных специалистов. Это все звенья одной цепи. Когда дети пойдут учиться, в какой степени детсады и школы будут готовы предоставить услуги инклюзивного образования? А когда эти дети станут взрослыми, они смогут легко найти работу? Насколько у нас в стране развиты условия для трудоустройства людей с особенностями? Это все задачи, которые должны решаться комплексно и институционально», — считает Наталья. В России уже есть закон, согласно которому все дети (вне зависимости от уровня их способностей или существующих диагнозов) могут учиться в школе, а у родителей есть право выбирать, какой будет эта школа. Однако уровень инклюзии в самих учреждениях, как отмечают в фонде, все еще отстает. Это связано и с нехваткой программ, и с недостаточным кадровым обеспечением школ, и с чисто бытовым страхом — из-за отсутствия знаний о способностях особенных детей многие по-прежнему относятся к ним с предубеждением. 

Ася Залогина и Наталья ВодяноваАрхив пресс-службы

Двигаться вперед шаг за шагом Водяновой помогает команда. Она у фонда относительно небольшая: 9 человек в административном корпусе и 21 работающий в службах специалист. «Операционная деятельность фонда находится в надежных руках. Адекватный менеджмент, как и в любой другой организации, состоит в умении делегировать», — уверена Водянова.

Должность президента фонда с 2013 года (то есть почти десять лет) занимает главный партнер Натальи Ася Залогина, которая работает в «Обнаженных сердцах» практически со дня его основания. В 2005-м Ася пришла в фонд как волонтер, а до этого работала в издательском доме. «Мне хватило одного года, чтобы понять раз и навсегда: я в принципе не хочу тратить свое время и силы на развитие коммерческого сектора. Как-то на выходе из метро со станции "Проспект мира" я увидела Наталью Водянову на обложке одного глянцевого журнала. В статье Наталья подробно рассказывала о новом фонде. Интервью с ней прочла на одном дыхании — и загорелась. Написала письмо на имейл фонда — и мне ответили! Так я стала волонтером», — рассказывает Ася. По ее мнению, у Натальи прекрасно развита интуиция и, что важно, она требовательна, при этом не только к другим, но и к себе: «Она знает, что за тем, что мы делаем, стоит ее имя, и именно поэтому фонд так настойчиво и непреклонно развивает только те практики, которые имеют научную доказательную базу. Наталья принимает активное участие в фандрейзинге и проявляет в этом большой креатив. Она чувствует свою большую ответственность за финансовую жизнеспособность организации. Жить рядом, работать и равняться на нее — удовольствие». 

У фонда «Обнаженные сердца» много поводов для гордости. «В последнее время у нас появилась возможность войти в различные рабочие группы по разработке нормативной документации об улучшении качества жизни людей, имеющих физические или психологические нарушения в развитии. Эти документы касаются ранней помощи, инклюзивного образования, разработки новых клинических рекомендаций. Тем самым мы надеемся, что наш успешный практический опыт получится масштабировать на всю страну», — говорит Залогина. Водянова также видит результат работы фонда в улучшении качества жизни особенных детей и их семей, в том, что все меньше ребят попадают в детские дома, а их родители, столкнувшиеся со сложностями, чаще сохраняют отношения и действуют сплоченно: «Наши программы являются реализованной схемой того, как может быть, как должно быть. В прошлом году мы запустили проект по сопровождаемому трудоустройству. Теперь у нас в фонде есть полный цикл программ, начиная от самой ранней додетсадовской помощи до поиска и устройства на работу». 

Невозможно не спросить, как Наталья находит баланс в семейной жизни, учитывая, что так много сил и энергии нужно тратить вовне. Как и на многие другие вопросы, на этот Водянова дает простой и очень оптимистичный ответ: «То, что другие могут назвать сложностью, я обращу в интересный челлендж, который постараюсь преодолеть, обращая внимание на позитивные аспекты. Важно быть сфокусированной на одной определенной задаче, не распыляясь на все сразу, и решать их по мере поступления. Я стараюсь не делить жизнь на личную, семейную, рабочую. Для меня это все — жизнь, я получаю удовольствие и люблю каждый ее миг, погружаюсь в него. Возможно, в этом и есть главный ключ к балансу?»