Барбара Хаттон — богатейшая женщина мира, любимица ювелирных брендов и мужчин, которая умерла бедной и одинокой

Внучка основателя американской сети магазинов Woolworth считалась одной из самых влиятельных наследниц своего времени. Как и полагается девушке ее положения, Барбара скупала бриллианты, часто меняла мужей и не жалела денег на моду. Не жизнь, а сказка — казалось простым американцам. Череда трагедий в жизни Хаттон их в этом переубедила.

Барбара Хаттон

Bettmann

Взрослые татлеровские герои помнят по путешествиям в США 1970-1990 годов, что в любом местном городе (от Нью-Йорка до Филадельфии) на каждом углу встречались магазины Woolworth, работающие аж с 1878 года. Основатель сети Фрэнк Вулворт смог создать крупнейшую розничную сеть. Он же первым в стране, да и, пожалуй, в мире стал вешать на товары ценники, свободно выкладывать товары на прилавках, назначать скидки на отдельные товарные категории, то есть делать все то, что сейчас мы видим в супермаркетах. Сегодня это кажется обычным делом, а в конце XIX века было невероятным новшеством. Вулворт, понятное дело, сумел сколотить солидное состояние, на которое естественно претендовали наследники — дочери Эдна и Хелен. Первая вышла замуж за Франклина Льюиса Хаттона, совладельца брокерской компании E. F. Hutton & Company, существующей до сих пор. В браке у двух влиятельных супругов появилась на свет дочь Барбара — будущая звезда американского светского общества.

Барбара родилась не с серебряной, а с золотой ложкой во рту. Многомиллионное состояние родителей, лучшие учителя и школы — у девочки было все, кроме счастливой семьи. Когда ей было четыре года, она первой обнаружила мертвое тело мамы. Женщина покончила с собой. Говорили, что из-за постоянных измен мужа. Конечно, такое детское потрясение не могло не отразиться на всей дальнейшей жизни Хаттон. Воспитывать ее стали ближайшие родственники, а после — педагоги частных школ вроде The Hewitt School в Нью-Йорке и Miss Porter’s в Коннектикуте.

Барбара Хаттон

18-летие Барбары, как и подобало тогдашним светским традициям, отмечали громко: роскошным приемом в Нью-Йорке. Среди приглашенных — вся элита города, включая Асторов и Рокфеллеров. Развлекали гостей популярнейшие в то время музыканты Руди Валли и Морис Шевалье. Затраты на такой день рождения, само собой, были внушительные. Газеты называли сумму в шестьдесят тысяч долларов, во времена Великой депрессии — неподъемные деньги для простых американцев. В том же, 1930 году умерла бабушка девушки, которая оставила ей ни много ни мало 26 миллионов долларов (колоссальная сумма, потому что курс валюты в то время был совсем другим). Через три года, когда Барбара достигла совершеннолетия по американским меркам, ее отец добавил к состоянию дочери 42 миллиона (более миллиарда долларов на сегодняшний момент) от себя и 8 — наследство от умершей жены. Так, всего в 21 год, не прилагая никаких усилий, Барбара стала одной из самых богатых женщин мира. Факты огромного финансового счета, отсутствия близких отношений с семьей и неудачная личная жизнь в будущем дали светским хроникерам все основания называть Барбару «бедной маленькой богатой девочкой».

Понятное дело, что, как и любая девушка из влиятельной семьи тех времен, работать она не собиралась. Да и зачем, когда за спиной такое состояние? Довольно скоро Хаттон вышла замуж за «грузинского князя» Алексея Мдивани. В кавычках, потому что его отец, бежавший из родной Грузии генерал-майор царской свиты Захарий Асланович Мдивани в какой-то момент просто так стал называть себя князем. Соответствующих документов, подтверждающих титул, и родства с аристократами у него не было. Сыновья последовали примеру отца и тоже стали представляться на Западе как prince. Иностранцам знакомство с русскими князьями нравилось. Тем более что все Мдивани были невероятно обаятельны. Под чары Алексея попала и наследница Хаттон. Молодые люди поженились в Париже, свадьба обошлась в миллион долларов. Уже тогда зарождалась страсть девушки к уникальным ювелирным украшениям. Поэтому для своего образа невеста выбрала кольцо с черной жемчужиной в 105 гран, черепаховую диадему в балийском стиле с бриллиантами, ожерелье из 53 жемчужин, когда-то принадлежавших Марии-Антуанетте. Все — произведения дома Cartier.

Свадьба Барбары Хаттон и Алексея Мдивани, 1933 год

Барбара была по уши влюблена в первого мужа: «Мне нравится его образ жизни. Американцы сразу после свадьбы вновь с головой уходят в бизнес. А Алекс не такой. Знаете, это забавно — быть принцессой». Предупреждения знающих людей о том, что Мдивани дурит Хаттонов своими благородными корнями, влиятельные американцы не слушали. Брак продлился недолго. Через два года пара развелась.

Барбара, конечно, не страдала. И вскоре уже снова собралась под венец. На этот раз с настоящим аристократом — американским мультимиллионером с немецкими корнями, графом Генрихом Эберхардом фон Харденбером. Мужчина отличался рукоприкладством, поэтому и с ним Хаттон довольно быстро закончила отношения. За три года брака девушка успела родить сына Ланса.

Генрих Эберхард фон Харденбер и Барбара Хаттон

Барбара Хаттон и Генрих Эберхард фон Харденбер в Санкт-Мориц, 1937 год

После развода родителей мальчик стал жить с мамой. В перерывах между походами в ателье на примерку платьев, обедами с подругами, встречами с любимыми ювелирами и светскими ужинами Барбара, конечно, находила время и для ребенка. Но личная жизнь всегда была для нее на первом месте. Эффектная, молодая и красивая миллионерша была желанным трофеем для любого мужчины тех времен. Тогда о новой этике и равноправии не было и речи. Заполучить ее расположение хотели все. Хаттон оставалось только выбирать. На роль третьего мужа она утвердила кумира миллионов женщин — актера Кэри Гранта. Все говорили, что это брак по расчету, якобы не просто так знаменитость выбрал наследницу. Пару даже стали называть «Cash and Cary», то есть «Наличные и Кэри». Вдвойне обидно для Гранта, потому что имя Cary созвучно с глаголом carry. Игра слов: «cash and carry» — «заплати и уноси». Американские таблоиды, как известно, в таких прозвищах мастера. «Я знаю, что нас называли «Cash and Cary», но я никогда не просил у Барбары ни пенни. Я женился не ради денег, слава Богу, это правда. Возможно, что когда я женился, то не руководствовался здравым смыслом, но деньги не играли здесь никакой роли», — комментировал спустя годы Грант. Правда в его словах была. После развода не Барбара финансово помогала бывшему супругу, а он ей.

Кэри Грант и Барбара Хаттон

Bettmann

Четвертым мужем Хаттон стал еще один представитель голубых кровей — русский князь Игорь Трубецкой. Мужчина был известен не только своим происхождением, но и солидными личными достижениями. Он стал первым автогонщиком, принесшим победу Ferrari на Гран-при Монако 1948 года. С этим отчимом у сына Хаттон сложились особенно теплые отношения. Такие, что Ланс даже пошел по его стопам и в будущем тоже стал профессиональным гонщиком.

В дальнейшем Барбара успела выйти замуж еще три раза: год брака с дипломатом и игроком в поло Порфирио Рубиросой, четыре года с бароном и теннисистом Готфридом фон Краммом и два с принцем Пьером Раймондом Доаном. Жизнь со всеми семью мужьями была похожа на что угодно, но только не на счастливую семью. В светском обществе считалось, что Барбаре просто нравится крутить романы и находить себе подходящий эскорт для выхода в свет: обязательно красивых, успешных и с хорошим бэкграундом мужчин. Простых парней среди ее супругов и правда не было.

Свадьба Барбары Хаттон и Порфирио Рубироса (слева), 1953 год

Помимо бурной личной жизни Хаттон вошла в историю еще и как одна из главных клиенток самых известных ювелирных домов — Cartier и Van Cleef & Arpels. С первым она сотрудничала на протяжении всей своей жизни, не жалея сумм. Легенды о коллекции Барбары ходят до сих пор. Сравниться с ней могут действительно единицы. Известнейшее на весь мир творение Cartier для Хаттон — это Владимирская тиара, в которой она позирует на знаменитом портрете, сделанном Сесилом Битоном. В основе украшения — изумруды, когда-то принадлежавшие Марии Мекленбург-Шверинской, супруге русского князя Владимира, дяди Николая II. А еще Хаттон владела уникальным бриллиантом величиной в сорок карат, получившим имя «Паша». Особые отношения Барбары с владельцами Cartier предельно точно описывает в своей книге Cartier: The Untold Story Франческа Картье-Брикелл. По ее словам, однажды, когда Хаттон пришла в бутик за рождественскими подарками друзьям, главный продавец дома в 1950-е Андре Дене был вынужден передать ее в руки другого консультанта, потому что одновременно ждал встречи с еще одной важной клиенткой — Уоллис Симпсон. Женщины годами боролись за имя главной поклонницы дома, поэтому легко представить, как разгневалась в той ситуации Хаттон. Она хлопнула дверью, ушла и несколько лет не покупала в Cartier ничего.

Барбара Хаттон

Вместо этого она стала сотрудничать с Van Cleef & Arpels. Те самые подарки на Рождество она, к слову, тоже заказала у них. Хаттон принадлежали уникальный браслет из платины с бриллиантами, брошь-фея из платины с рубинами, изумрудами и бриллиантами, серьги Disc. Украшения, которые мастера Van Cleef & Arpels делали специально для Барбары. В тесном сотрудничестве с брендами она знала толк как никто другой. Согласитесь, красиво распоряжаться деньгами тоже нужно уметь.

Хаттон всегда жила на широкую ногу. Иначе она не умела, потому что не понимала, что можно по-другому. Тот факт, что ей никогда не приходилось зарабатывать, сделали ее невероятно щедрым человеком. В свое время она, например, пожертвовала немалые суммы на реставрацию Версаля. В благодарность за это ей разрешили забрать ширмы, которые когда-то украшали интерьеры замка.

Под конец жизни всем окружающим Барбары стало ясно, что без мужей она теряет миллионы еще стремительнее, чем с ними. Мужчины могли хоть как-то ориентироваться в делах и приумножать капитал. В одиночку же Хаттон только бесконечно тратила деньги. В итоге, собрав внушительную коллекцию драгоценных украшений, кутюра, китайского фарфора, работ Фаберже и ценного антиквариата, некогда богатейшая женщина оказалась в бедственном положении. Ей пришлось срочно распродавать все свои ценные бумаги.

Барбара Хаттон

В 1972 году в авиакатастрофе погибает единственный сын Хаттон. Это окончательно ухудшило ее эмоциональное состояние. Барбара впала в депрессию. На фоне трагедии она стала делать много необдуманных поступков. Например, зачем-то подарила американскому правительству свой особняк в Риджентс-парке. Сейчас там находится резиденция посла США.

Последние месяцы жизни Хаттон провела в отеле Beverly Wilshire Hotel в Лос-Анджелесе, где в мае 1979 года у нее случился смертельный сердечный приступ. На счету у 66-летней наследницы осталось всего лишь три с половиной тысячи долларов.

Фото: Getty Images