1. Главная
  2. Колонки
Колонки

Свободная такса: колонка Александра Добровинского

Жадность адвоката Добровинского может сравниться только с его щедростью. Он сам расскажет вам грустную историю о том, как трудно в наше время купить подарок любимой жене.
реклама
№7 Июль 2019
Материал
из журнала
29 Июня 2019

П-а-а-а-п! Ты знаешь, какое скоро число?

Странная история, но каждый раз день рождения любимой совпадает с моментом выдачи гонораров и зарплат в офисе, выплаты налогов, крупными и кучей мелких покупок и еще несметным количеством расходов, приходящихся прямо на этот период. Но ведь без подарка нельзя. Причем с дарами надо быть очень аккуратным. Почему? Объясню.

Дешевый подарок: «Ты меня больше не любишь. Купил, чтоб отделаться? Лучше бы вообще не покупал». Дорогой подарок: «Грехи замаливаешь? Отделаться решил? Думаешь, я так меркантильна, что на все закрою глаза? Лучше честно все скажи и отнеси ей эту безвкусицу. Хотя нет, оставь дома. Я чувствую, что она недостойна даже рваных колготок. Саша, как тебе не стыдно?» Подарок общего пользования (произведение искусства, новый письменный стол в кабинет любимой, сервиз в столовую, антиквариат): «Это ты мне купил? Это ты себе купил!» Подарок в налично-валютно-конвертном виде под названием «Дорогая, купи себе что хочешь» имеет несколько возможных реакций: «Это все?», «Это все, на что ты способен?», «Да, когда-то ты меня любил, а теперь расплачиваешься, как с какой-то девкой», «Идей и фантазий тебе хватает на всё и всех, кроме меня». Подарок по желанию («Дорогая, что тебе подарить?») полностью убивает эффект сюрприза, превращая акт в обыденность.

Остается последний вариант – шпионская деятельность. Понятно, что дети и подруги знают о желаниях любимой значительно больше, чем я. Они ходят по магазинам и галереям, путешествуют, сидят вокруг подиума и... в общем, живут своей девчачьей жизнью вне зависимости от занятости, профессии, отсутствия того и другого, а также наличия в жизни альфа-самца типа «муж» или «любовник».

– Знаю. Скоро у мамы день рождения. Кстати, может, тебе известно, что доставило бы ей удовольствие? Я имею в виду, что ей купить и подарить. Своей маме я в детстве рисовал открытки. Но времена изменились, хотя я до сих пор считаю, что это прекрасная и душевная традиция.

– Папа, ты умеешь рисовать только жопу слона с хвостиком. Ты думаешь, это произведет должный эффект в ресторане? Рамку купишь или так, в файлике?

Результатом получасового домашнего кофепития с дочерью стала неожиданно пришедшая ребенку мысль.

Цветы, конечно, куплю. Но друзья и знакомые тоже возложат.

реклама

Оказалось, что моя будущая вдова вместе с наследницей были недавно в магазине Cartier. Почему именно там? Нравятся французские бренды. Странно. «Ашан» тоже французская фирма – и что? Там, между прочим, элегантные и красивые вещи продаются. Я так думаю. А сколько стоит этот гвоздик? Я точно должен допереть сам, что золотые гвозди на пальцах – это украшение? Не понимаю, что здесь сексуального. Шурупчики – это тоже сексуально? Сколько-сколько? Это за гвоздик? Три с половиной тысячи евро за обмотку из проволоки? Ах да, в красной коробочке Cartier. Ну, это все меняет... и цена тогда понятна становится. Цветы, конечно, куплю. Но друзья и знакомые тоже возложат. Окей. Спасибо за совет. А ты что маме подаришь? Как, в зависимости от того, сколько я тебе дам на это денег? Какой такой браслетик? Ах, эти гвозди существуют еще и в виде браслетиков? Тогда это будет нормальный подарок от нас? Понятно. Только чуть-чуть дороже? Какое счастье, что чуть-чуть. И на сколько чуть-чуть? Я прямо ощущаю, что сейчас позвонит твоя сестра и скажет, что ей надо купить маме гвозди в уши. За что вы все хотите пригвоздить мать вашу? Нет там запятой перед словом «мать»! Хотя могла бы и быть. Общий подарок? От вас и от меня? Хорошо. Я свободен до Нового года? Нет? Действительно нет. Еще скоро ДР у младшей, у тебя, у вашего брата, у деда, у тещи, у двух горничных, трех водителей и у меня самого. Я надеюсь, что ваши юбилеи не пройдут по моему банковскому счету разорительным цунами. Вот как? Спасибо, что предупредила. Окей. Справлюсь.

Через пару дней я стоял на Петровке в магазине Cartier и рассматривал набор гнутых гвоздей. Поинтересовавшись, полагаются ли к моей возможной покупке плоскогубцы, пассатижи или, на худой конец, клещи с рубанком того же знаменитого Дома, я заметил у соседнего прилавка блондинистое громко говорящее создание. Барышня выясняла, может ли она сделать tax free, так как в настоящий момент проживает в «Ландон». «Так «Ландону» и надо», – подумал я, как вдруг по обыкновению гениальная мысль прорезала адвокатский мозг. А когда мысль у меня в голове, в других местах ей делать нечего.

Продавщица забрала гвозди, и я пообещал очаровашке подумать о том, как избавиться от тринадцати тысяч евро за два предмета в знаменитом магазине.

На улице я достал телефон и набрал любимую.

– У тебя скоро день рождения. Я сейчас вышел из магазина Cartier, где приглядел тебе что-то.

– Как мило. Что?

– Гвоздики. Кольцо и браслет. Тебе нравится?

– Очень. Вот все-таки хорошо, что ты меня так знаешь и понимаешь мои вкусы. Это как раз то, что я бы хотела получить на свой день рождения. Потрясающе, что ты угадал. Обожаю.

– Ты же сейчас в Париже? Купи себе кольцо и браслет. Кредитная карточка все равно списывает все с моего счета, так что рассчитайся спокойно и, когда будешь уезжать, сделай tax free. Окей? Это от нас с детьми. Они весь год копили тебе на подарок и собрали пятьдесят рублей. По-моему, недоедали в университете. Одной в этом году двадцать один, второй – двадцать пять. Как думаешь, они скоро выйдут замуж?

– Конечно скоро, дорогой! Не беспокойся, я все сделаю как нужно. Деньги возьму в аэропорту наличными и тебе сразу отдам по приезде. Целую. Люблю. А что купить девочкам, мы решим в Москве.

Ну вот. Это дело сделано. Экономия. Тысяча евро на дороге не валяется. Прошло три дня, и любимая вернулась из командировки ночным рейсом. Я сквозь сон около пяти утра слышал вокруг себя шуршание, но концентрироваться на этом никак не хотелось. Мне скоро надо было вставать и отправляться на очень сложный процесс в Питер. Такова жизнь простого московского адвоката.

Если ночью не спала любимая, а я улетал в мечтах куда-то далеко, то в половине восьмого утра все было наоборот. Единственное, что меня смущало, – это довольно внушительная пачка евро на моей тумбочке. «Совесть, наверное, замучила. Решила пополам купить», – подумал я и, глотнув крепкого кофе, отправился на вокзал.

Как многое суперлогичное в нашей стране, поезд в Петербург отходил не с Ленинградского вокзала, а с Курского. Почему я не опоздал, знает только лучший водитель в Москве – Игорь. Rolls-Royce петлял как умалишенный и нарушал все мыслимые правила дорожного движения, но мы успели. Я, пробежав по всему перрону к первому вагону, остановился около девушки в форме. Раньше толстые тетки в вагонах назывались проводницами. Интересно, как их зовут сейчас? Девушка без названия улыбнулась и попросила показать паспорт. Через мгновение я плюхнулся в удобное кресло и открыл сообщения в телефоне, чтобы отправить ругательное письмо секретарям и увидеть, обозначен ли действительно Курский вокзал в билете. Три дня из-за безумной занятости я не заглядывал в сообщения, а тут...

Это от нас с детьми. Они весь год копили тебе на подарок и собрали пятьдесят рублей.

Кредитные карточки после каждой покупки присылают мне извещение о том, насколько у меня стало меньше денег и почему. Довольно удобная система, если на нее обращать внимание. Но я из тех людей, которым это делать некогда. Дзинькает себе эсэмэска – и дзинькает. Однако сегодня я ее увидел. Мало того что я ее увидел, так я ее еще и внимательно прочел. Покупка в магазине Cartier обошлась папаше Добровинскому в стоимость мелкой двушки в районе из тех, что теперь принято называть Новой Москвой. «Чтоб кто так жил, как эта Москва...», – сказали бы в старой Одессе и были бы правы. Однако сути выброшенных на ветер денег это не меняло, и я набрал любимую.

– Мурзик, а что ты купила в Cartier, дорогая? Бриллиантовую диадему, которую не успел выкупить иранский шах для своей жены? Ему помешала тогда революция, а тебе ничего не мешало в Париже? Совесть? Кризис? Санкции?

– Саша, ты же сам мне сказал купить гвоздики. Вот я и купила. А больше ничего.

– Да, но даже у нас они стоят в несколько раз дешевле, чем то, что ты забабахала на Вандомской площади!

– Ты, видимо, говоришь про простые гвоздики? Но ты же не уточнил, какие ты хочешь мне подарить, вот я и купила бриллиантовые. Красиво – сойти с ума! Вернешься, я тебе все покажу. Зато ты видел, сколько денег я тебе привезла обратно? С больших покупок – большой tax free. Это же хорошо, не правда ли? Целую. Работай.

Так как я никогда в жизни не видел бриллиантовых гвоздей, то после суда пошел в Музей Фаберже поискать нечто подобное. Переходя из зала в зал, я смотрел на пасхальные подарки. Были яйца, заколки, рамки, статуэтки, вилки-ложки. Гвоздей не было. «Очевидно, это прерогатива моей любимой», – решил я и поехал на Московский вокзал.

Под стук сапсанских колес глаза закрылись без моего участия... Мне снилось, как супруга великого или не очень великого князя заказывает у Фаберже обещанное ей на праздник эмалированное яйцо, добавляя туда изумруды и бриллианты. А потом главный ювелир империи Папа Карло приносит князю счет и, с любопытством глядя в круглые от офигения дворянские глаза, говорит: «Но вы сможете сделать tax free, когда отправитесь в эмиграцию».

По странному стечению обстоятельств через два дня я провел весь день с клиенткой, которая тоже что-то купила в парижском Cartier и не задекларировала на нашей таможне. Выяснилось, что французы в свойственной им галльской манере, сделав со скрипом tax free, во время полета клиентки торжественно настучали коллегам в Шереметьево. Я бился как лев: «Штраф – пожалуйста, но не уголовное дело!» Без вариантов. Стена плача, сколько бы раз я к ней ни обращался, была отзывчивей. Под вечер я сидел в одном очень грозном кабинете и общался с небожителем.

– Александр Андреевич! Делаю, но последний раз. Пусть эта ваша дура в Москве все покупает. Надо у нас налоги платить. Ладно, штраф – и все. Но больше...

За завтраком я рассказывал любимой поучительную историю моей клиентки.

– Но ты же меня вытащишь через десять минут, если что? – отреагировала мать моих детей.

– Сто процентов! Какие могут быть сомнения? – уверенно выдал я ответ, отзывчиво при этом улыбаясь.

На кафедре актерского мастерства во ВГИКе мне бы тут же поставили пятерку.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует