Колонки

Славянский базар: Игорь Цуканов о выставке в Центре Помпиду

Столетие Витебской школы русского авангарда празднуют в Центре Помпиду до 16 июля.
реклама
15 Июня 2018
Игорь Цуканов
Игорь Цуканов
Лондонский коллекционер. Председатель Tsukanov Family Foundation, который дает стипендии Eton и Yale School of Art, спонсирует Лондонский филармонический оркестр, пополняет собрания музеев и финансирует большие выставки.

Лондонский коллекционер. Председатель Tsukanov Family Foundation, который дает стипендии Eton и Yale School of Art, спонсирует Лондонский филармонический оркестр, пополняет собрания музеев и финансирует большие выставки.

Сейчас трудно кого-то удивить выставкой русского авангарда. Только за последние годы в мировых столицах их было с десяток. Но если к этой теме снова обращается Центр Помпиду, жди чего-то особенного. Недавно я оказался в Париже на заседании рабочего комитета музея. Так мне представилась возможность вместе с куратором Анжелой Лампе и директором Бернаром Блистеном поучаствовать в развеске выставки «Шагал, Лисицкий, Малевич. Русский авангард в Витебске, 1918–1922» (она продлится до 16 июля).

Более двухсот пятидесяти работ, фотографий, документов из музеев и частных коллекций рассказывают о четырех годах жизни легендарной художественной школы. Ее история началась с Марка Шагала, которому в 1918-м поручили провести годовщину революции в родном Витебске. Шагал, пребывая в эйфории от большевистской власти, которая устранила ограничения для евреев, с энтузиазмом взялся за проект и начал творить шедевр за шедевром. На выставке в Центре Помпиду представлена знаменитая работа того периода, «Над городом», из Третьяковки – на ней художник парит в облаках со своей возлюбленной. Таким же образом Шагал представлял себе радость от годовщины революции. Как он писал в автобиографии, «Над всем городом развевались разноцветные флаги и транспаранты с животными, а рабочие, распевая «Интернационал», маршировали по улицам. По улыбкам на их лицах я понимал, что им это нравится».

«Двойной портрет с бокалом вина», Марк Шагал, 1917.

«Двойной портрет с бокалом вина», Марк Шагал, 1917.

реклама

Реакция вождей была иной: «Почему корова зеленая? Почему лошадь летает в небе? Какое отношение это все имеет к Ленину и Марксу?» Впрочем, открыть школу Шагалу разрешили. Одним из первых преподавателей стал Эль Лисицкий, с его подачи в ноябре 1919-го в Витебск перебрался Малевич.

Харизматичный основатель супрематизма взял дело в свои руки. Собрал группу студентов и преподавателей УНОВИС («Утвердители нового искусства»). Красочные квадраты, круги, прямоугольники стали украшать стены домов, плакаты, журналы, баннеры, даже продовольственные карточки. Роль Лисицкого в этом процессе стала решающей. Будучи архитектором по образованию, он соединил в своих «проунах» («проекты для утверждения нового искусства») кубатуру пространства с супрематической абстракцией, и все заработало.

Архитектон «Гота», Казимир Малевич, 1923.

Архитектон «Гота», Казимир Малевич, 1923.

В этом, вероятно, и состоит цель выставки – показать необычайную концентрацию творческого интеллекта в небольшом белорусском городке. Куратор Анжела Лампе в семи залах логически четко выстроила нарратив, от «Постреволюционного ажиотажа» до «Коллективной утопии» и «После Витебска». Так в Париже раскрывается одна из самых магических историй русского авангарда.

«Композиция», Николай Суетин, 1920.

«Композиция», Николай Суетин, 1920.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует