Колонки

Психолог Марина Мелия: смена школы не решит все проблемы ребенка

От перемены мест учебы меняется только потраченная на ребенка сумма денег. Психолог Марина Мелия объясняет, почему стоит менять не школу, а жизнь.
реклама
06 Сентября 2018
Марина Мелия
Марина Мелия

Сегодня детей из обеспеченных семей постоянно переводят из школы в школу. Как только у ребенка возникают сложности, родители тут же начинают подыскивать новое учебное заведение – в России или за рубежом. Практически все твердят одно и то же: учителя придираются, ребенка не ценят, не понимают, ничему не учат, одноклассники тупые, грубые, завистливые. И почему-то уверены в том, что, поменяв стены, можно решить все вопросы разом. Но после перевода в новую школу, как правило, лучше не становится.

Возможно, дело не в учителях и одноклассниках, а в тех психологических проблемах, которые присущи детям состоятельных родителей? На основании своего консультативного опыта я бы выделила следующие.

Отсутствие социального иммунитета

Мой клиент, потратив немало усилий, перевел сына из элитной школы с маленькими классами в престижную, но государственную математическую гимназию. Там было очень шумно, на переменах все носились, кричали, толкали друг друга. Казалось бы, что такого? Обычные активные дети. Но для мальчика, привыкшего к атмосфере прежней камерной школы, такая обстановка оказалась настолько некомфортной, что он отказывался идти на занятия. У него начался нервный тик, заикание – понадобилась длительная работа со специалистами, чтобы помочь ему приспособиться.

Что должен чувствовать ребенок, выросший в атмосфере сверхзаботы, под присмотром нянь и гувернанток? Из его жизни старательно убирались все возможные риски, он не знает, что такое сопротивление среды, он не понимает чувств и мотивов других людей, у него не вырабатывается социальный иммунитет. Поэтому любое столкновение с грубой действительностью для него сильный стресс.

Сокращение численности классов, безусловно, положительно сказывается на подготовке, зато негативно влияет на социализацию. Чем меньше в классе учеников и чем однороднее его состав, тем однообразнее социальный опыт, который приобретают дети. Но если пробелы в знаниях можно восполнить, то проблемы, связанные с недостатком общения, останутся с ребенком на всю жизнь.

Неприспособленность к иным бытовым условиям

Одни мои знакомые с трудом устроили дочь в элитную школу в Англии. Ей пришлось жить в комнате, где помимо нее было еще одиннадцать девочек, туалет в коридоре. Притом что в их огромном доме в Подмосковье у нее своя спальня, своя ванная с джакузи, а все домашние дела лежат на прислуге. Девочка не смогла приспособиться к спартанским условиям, ее напрягали сложные и непонятные взаимоотношения с соседками по комнате, иная языковая среда, оторванность от семьи. Через полгода она вернулась домой. И мама привела ее к психологу.

Иллюзия избранности

Еще одна особенность богатых детей, мешающая им наладить отношения с одноклассниками, – чувство собственной исключительности. Они с рождения получают все самое лучшее, вырастают в «VIP-зоне» и воспринимают такую жизнь как данность. Богатство и статус родителей создают у ребенка ощущение того, что он не такой, как все, что он принадлежит к избранным. И в школе он пытается вести себя как царь горы. Когда номер не проходит, это становится для него настоящим шоком.

Так, мальчика одиннадцати лет отправили учиться в Англию. Его фамилия ни о чем не говорила ни педагогам, ни одноклассникам – они ничего не знали о его семье. Он был для них просто мальчиком из России – одним из многих. Никто не старался ему услужить, угодить. А он не был готов быть как все и завоевывать уважение сверстников. В результате отношения не сложились, начались слезы, истерики и родителям пришлось забрать его.

реклама

Непонимание иерархии «взрослый – ребенок»

В одной престижной частной школе девочка-первоклассница уронила карандаш на пол и буквально приказала учительнице: «Поднимите!» Та в ответ только улыбнулась. «Я скажу папе, и вас завтра здесь не будет!» – пригрозила девочка. Подобные конфликты с учителями во многом обусловлены нарушением адекватной иерархии «взрослый – ребенок», которая предполагает вертикаль власти, уважение ко взрослому, соблюдение дистанции. В богатой семье ребенка окружают зависимые люди – прислуга, водитель, няня, и если ему позволено относиться к ним свысока, его картина мира искажается, для него размывается само понятие «взрослый». Ситуация обостряется в подростковом возрасте, когда ребенок начинает бунтовать, самоутверждаться, в том числе и за счет хамства, грубости, демонстративного неподчинения педагогам.

Боязнь поражения

Успешные родители часто ставят детям высокую жизненную планку. Ребенок просто обязан побеждать всегда и везде – быть вторым или третьим сродни поражению. Он все время боится оказаться хуже других и начинает смотреть на одноклассников не как на друзей, а как на потенциальных соперников. И в конце концов оказывается в изоляции – ему одиноко среди сверстников.

К тому же состязательность выдерживают не все. Когда у детей нет права на ошибку, когда они воспринимают как провал все, кроме безоговорочной победы, развивается так называемый школьный невроз: одни боятся вызова к доске, других накануне контрольной тошнит. Стоит ребенку чуть-чуть отстать в учебе, ему тут же нанимают репетитора, отсекая любые попытки справиться самостоятельно. Ребенок чувствует себя хроническим неудачником, а у родителей возникает желание найти другую школу, где бы их сын или дочь были более успешными.

Девочка-первоклассница уронила карандаш на пол и приказала учительнице: «Поднимите!»

Что же делать? Перевод ребенка в другую школу нужно воспринимать как крайнюю меру. Для него это огромный стресс, ведь меняется все: обстановка, маршрут, расписание, люди, атмосфера. Встает задача быстро адаптироваться, наладить отношения, войти в новый ритм. Зачастую все это проходит очень болезненно, а главное: никто не даст гарантии, что в новой школе ребенку действительно будет лучше.

Поэтому я всегда советую не торопиться. Сначала стоит подумать, почему ребенку некомфортно в нынешней школе. Главное – быть объективными, не затушевывать, но и не сгущать краски. Осознание проблемы – первый шаг к ее решению.

Пару лет назад я консультировала успешного предпринимателя. Он выбирал школу для сына и остановился на дорогой элитной гимназии: высокий уровень преподавания, маленькие классы, звучные фамилии учеников. Правда, гимназия находилась на другом конце города. Я попросила родителей еще раз подумать. Их сын – мальчик интеллектуально развитый, но застенчивый и физически слабый. Что будет с таким ребенком в маленьком классе? Выбор друзей невелик, повышенное внимание учителей может быть ему в тягость. В большом классе легче затеряться, незаметно передохнуть, расслабиться, поглазеть в окно. Перегружать мальчика ежедневными длительными поездками и стоянием в пробках тоже было ни к чему. Я предложила рассмотреть другой вариант: школу рядом с домом, тоже элитную, но не по стоимости обучения, а по его качеству. Уже через год можно было с уверенностью сказать, что родители сделали правильный выбор. Их сын за это время окреп и физически, и психологически, с удовольствием общался с одноклассниками, у него даже появился друг. При этом он получал хорошее образование.

Стремление поменять школу, если у детей что-то не ладится, – это своего рода черный ход, которым мы пытаемся убежать от реальности. Но если психологические проблемы ребенка не будут решены, они перекочуют с ним на новое место. И все начнется сначала.

Марина Мелия – мама троих детей, профессор психологии, коуч-консультант первых лиц российского бизнеса, автор книг «Бизнес – это психология», «Главный секрет первого года жизни» и «Наши бедные/богатые дети». В свое время, работая над школьным приложением к «Татлеру», мы всей редакцией зачитывались ее «Детьми» – потому что многие описанные там проблемы до боли знакомы нашим героям и читателям. Теперь Марина – наш колумнист по непростому воспитательному вопросу. Раз в две недели она будет отвечать на ваши письма – их можно отправлять на адрес web@tatler.ru.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует