Колонки

Психолог Марина Мелия: что делать, если взрослый ребенок ничего не хочет

Колумнист Tatler рассказывает о болезни XX и XXI века — инфантилизме — и о том, как с ней бороться.
реклама
04 Июля 2018
Марина Мелия
Марина Мелия

Нашему сыну 24 года. Он окончил МГИМО, и муж надеялся, что он начнет работать в его холдинге. Сын подавал большие надежды, пока учился в школе и институте. Знает несколько языков, ходил в музыкальную школу, увлекался спортом. После института он с приятелем пытался организовать event-агентство, уговорил нас дать на это деньги, но как только начались первые трудности, быстро все забросил. Работать у отца ему неинтересно, и он, по сути, ничем не занимается — ходит на фитнес, встречается с друзьями, путешествует. Что делать? Как приобщить его к семейному бизнесу? Татьяна, Москва

Многие родители обращаются ко мне с подобной проблемой. Ребенок, у которого есть все, чтобы быть активным и успешным, никак не может найти себе дело. На его воспитание потрачено много сил и средств, родители видели его наследником семейного бизнеса, и им обидно до слез, что он превратился, как раньше говорили, в тунеядца. Почему так происходит?

У этой проблемы есть название, если хотите — диагноз: инфантилизм. Он был болезнью XX века и перекочевал в XXI век. Карл Густав Юнг называл современную ему эпоху «безмерно разросшимся и раздувшимся детским садом». Я считаю, что наше время можно назвать безмерно разросшимися и раздувшимися детскими яслями. Инфантильность только усилилась, обострилась, приобрела более четкие очертания.

Слово «инфантильность» звучит красиво — инфантами называли королевских детей. Но за этим красивым словом кроется неумение принимать самостоятельные решения, брать ответственность за себя и за других, эгоизм, наивность, уход от реальности. Взрослый по паспорту «королевский ребенок» сохраняет детские ценности и установки.

Кадр из фильма «Мария-Антуанетта»

Кадр из фильма «Мария-Антуанетта»

Инфантильный человек в основном занят удовлетворением собственных желаний — в тепле, комфорте, удовольствиях, развлечениях. Казалось бы, что в этом плохого? Зрелые люди тоже любят вкусно поесть, выпить хорошего вина, послушать музыку, поболтать с друзьями, посидеть в интернете, поваляться на диване. Но у них это занимает только часть времени, это их досуг, а для инфантильных это основное содержание жизни, заменяющее собой целенаправленную деятельность.

Когда такой человек чем-то увлекается, он может вспыхнуть ярко, как бенгальский огонь, но его воодушевление так же быстро прогорает, оставляя «обугленную палочку». И в очередной раз мы слышим: «Опять не повезло». Такие были грандиозные планы, но кто-то помешал, что-то не сложилось, и большой ребенок снова возвращается к привычной комфортной жизни, разумеется, на самом высоком уровне.

Инфантилизм — это личностная незрелость. Инфантильный человек постоянно твердит: «Не лезьте в мою жизнь. Я уже взрослый. Я могу жить, как хочу». Это правда, он уже не ребенок, но по-прежнему очень зависим от других и материально, и эмоционально. У него нет привычки ответственно вести повседневные дела. В социальном отношении он безволен и беспомощен.

реклама
Кадр из фильма «Мария-Антуанетта»

Кадр из фильма «Мария-Антуанетта»

Одна моя клиентка поручила своему взрослому сыну руководить стройкой на своей французской вилле. Он с азартом за это взялся. И что? По ночам он, как и прежде, разъезжал с друзьями по клубам, развлекался, возвращался под утро, а когда, отоспавшись, был готов заниматься строителями, те уже уходили. Он возмущался и никак не мог взять в толк, что они начинают работать ровно в 7 утра, а к 16 часам их рабочий день уже заканчивается.

Со стороны кажется, что такой образ жизни взрослого ребенка вполне устраивает, и он не собирается ничего менять. Но в глубине души у него наверняка остается неудовлетворенность от нереализованных планов, несбывшихся мечтаний. Часто она становится причиной депрессий и даже суицидальных мыслей.

Почему дети вырастают инфантильными? Главная причина — гиперпротекция. Они с пеленок окружены чрезмерной заботой и вниманием. Даже если вы не проводили с ребенком много времени, вы все равно беспокоились о нем, думали, как защитить, даже если не было никакой реальной опасности, и чем занять, чтобы он ни в коем случае не заскучал. Ему не приходилось решать проблемы, преодолевать трудности — в его жизни их просто не было. И он не умеет мобилизовываться в сложных ситуациях, потому что знает — родители всегда придут на помощь, все утрясут, разрулят, устроят. По сути, гиперопека сформировала у ребенка состояние «выученной беспомощности». Он привык к тому, что от него ничего не зависит, рядом с ним всегда родители и «специально обученные люди на все случаи жизни».

Кадр из фильма «Мария-Антуанетта»

Кадр из фильма «Мария-Антуанетта»

Универсальных «рецептов взросления» инфантильного ребенка не существует. В каждом отдельном случае нужно разработать свой алгоритм действий. Но чего точно не стоит делать, так это давить на ребенка — ответом станет усиление «борьбы за свободу». Поэтому, как ни банально это звучит, нужно поговорить с ним — серьезно, по-настоящему, с искренним интересом, и выяснить, чего он все-таки хочет. Обычно мне возражают: «Да мы уже сто раз это делали. Все пустые разговоры». Но единственный путь к достижению взаимопонимания — договариваться. Надо признать, что наш ребенок вырос и имеет право на свое мнение и собственные решения, и дать ему возможность высказать вслух свои желания, не критикуя, не оспаривая их, не ставя в пример других, «хороших», детей.

Ваш сын сейчас говорит: «Семейное дело — это скучно. Хочется чего-то творческого». Мои клиенты часто рассказывают о желании своих детей снимать клипы, стать продюсерами, креативными директорами, открыть галерею современного искусства. Мамы и папы подхватывают эти идеи, дают деньги на клип или на офис, а когда «пар уходит в свисток», все заканчивается взаимными упреками. А почему дети хотят «чего-то творческого»? Да потому, что им это хорошо знакомо. Чем они занимались, пока учились в школе? Рисованием, музыкой, танцами, дизайном, актерским мастерством. Родители сами старались развить в них стремление к творчеству. Это та территория, где они чувствуют себя уверенно и могут избежать сравнений с успешным папой. Такой небольшой проект, доведенный до конца, неплох для старта в деловой жизни. Например, в случае с event-агентством это могло быть его создание, проведение нескольких мероприятий и, возможно, впоследствии передача дел партнеру.

Кадр из фильма «Мария-Антуанетта»

Кадр из фильма «Мария-Антуанетта»

Ребенку важно понять, «что я ХОЧУ», но этого недостаточно — ему нужно ответить и на вопрос «что я МОГУ?». Он учился в дорогих школах, приобретал знания, умения и навыки, многие из которых «припорошены», подзабыты и никак не используются в реальной жизни. Значит, надо помочь ему осознать собственные возможности. Когда мы соединим его Я ХОЧУ и Я МОГУ, он почувствует, что многое из того, что мы ему дали, было не зря. Если возможностей (Я МОГУ) пока недостаточно, чтобы получить желаемое (Я ХОЧУ), значит, можно уже целенаправленно добирать то, чего не хватает. И здесь не обойтись без НАДО.

Если мы в детстве не научили ребенка «глотать лягушку» — то есть делать то, что необходимо, даже когда это не приносит никакого удовольствия, — надо учить этому сейчас. Лучше начинать с малого — поручать конкретные дела, за которые он должен нести ответственность.

И, конечно, важно ограничивать детей в деньгах, потому что развитие возможно только в ситуации ограничения. Многие скажут: почему бы просто не перестать давать ребенку деньги — он уже взрослый, имеет профессию, здоровый, сильный и способен обеспечивать себя сам. Но я считаю такие советы бесполезными и даже жестокими. Почему? Во-первых, «всерьез и надолго» на это никто не пойдет. Даже в семьях со скромным достатком родители стараются своего ребенка поддержать, обеспечить его питанием, крышей над головой. А во-вторых, мы растили ребенка в тепличных условиях, и он не готов к другой жизни, поэтому выпускать его «на волю» просто опасно. И если мы совсем лишим его денег, то ничего, кроме бунта и разрушения отношений, не добьемся.

Кадр из фильма «Мария-Антуанетта»

Кадр из фильма «Мария-Антуанетта»

Но практику «захотел — взял» необходимо прекратить: ограничить сумму, четко обговорив, сколько денег и когда мы будем ему давать. Если обеспечивать ребенка, не ограничивая, ему вообще незачем шевелиться, он не будет стремиться к самостоятельности.

Чтобы что-то поменять в жизни своего взрослого сына, нужно использовать его внутреннюю неудовлетворенность ситуацией, которая, конечно же, у него есть. Итак, мы анализируем, чего он хочет, что может, вводим ограничения и наделяем его обязанностями. ХОЧУ-МОГУ-НАДО — это та триада, на которую мы должны опираться. Она динамична, а не статична – все эти ХОЧУ-МОГУ-НАДО со временем меняются, растут и развиваются вместе с ребенком. Поэтому родителям нужно держать эту триаду в голове, обсуждать и претворять ее в жизнь. Это трудно, требует огромных усилий, но если у нас все получится, мы компенсируем то, что не сделали для нашего ребенка вовремя.

Конечно, многие из нас рассчитывают, что дети станут продолжателями нашего дела, но не всегда наши мечты совпадают с их мечтами. Здорово, если ребенок сразу найдет себя в семейном бизнесе, но мы видим примеры, когда ребенок успешен и эффективен, занимаясь чем-то другим. И, возможно, утвердившись в какой-то иной сфере, ваш сын вернется в родительский бизнес уже оперившимся, уверенным в себе человеком.

Психолог Марина Мелия

Психолог Марина Мелия

Марина Мелия – мама троих детей, профессор психологии, коуч-консультант первых лиц российского бизнеса, автор книг «Бизнес – это психология», «Главный секрет первого года жизни» и «Наши бедные/богатые дети». В свое время, работая над школьным приложением к «Татлеру», мы всей редакцией зачитывались ее «Детьми» – потому что многие описанные там проблемы до боли знакомы нашим героям и читателям. Теперь Марина – наш колумнист по непростому воспитательному вопросу. Раз в две недели она будет отвечать на ваши письма – их можно отправлять на адрес web@tatler.ru.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует