1. Главная
  2. Колонки
Колонки

Ирина Прохорова – о ревности, переходящей в одержимость

Колумнист Tatler и директор фонда Михаила Прохорова Ирина Прохорова (@irinaprosha) рассказывает о «синдроме Отелло».
реклама
14 Августа 2019

Если можно было бы отмотать время назад и уже осознано выбрать себе профессию – я бы пошла учиться на врача. Ни на кого другого. Настоящие профессиональные врачи для меня – сверхлюди. Я считаю, что они делают действительно что-то настоящее, а мы по большому счету занимаемся серьезной ерундой. В моей семье были и есть замечательные врачи. Мой двоюродный брат Максим – великолепный хирург. Он обожает свою работу, он пашет сутками в плохих условиях с неприличной зарплатой, он – мой герой. И я с детства любила слушать истории Максима о редких болезнях, операциях и необычных случаях в медицинской практике. Каждый врач мог бы, наверно, стать писателем, как Булгаков. Просто им не до этого.

Поэтому я осмелюсь взять на себя этот труд и расскажу вам один случай из «архива» моего брата.

Когда он был ещё студентом, у них был курс психиатрии. А это штука достаточно прикладная, поэтому их часто водили в больницу, где они могли посмотреть, как ведёт приём профессиональный врач.

В тот день их привели на очередной приём, посадили в смежную комнату, откуда они могли наблюдать и слышать. Несколько раз очень строго сказали: не смеяться, не разговаривать! Студенты, надев халаты, смиренно расселись по местам.

Приём вёл очень солидный доктор в больших очках. Он был невозмутим, как и положено настоящему психиатру.

И эта невозмутимость ему, конечно, необходима. Она как броня. Иначе самому нетрудно свихнуться. Взять хотя бы ту пару, что явилась сейчас к нему на прием.

Супруги. Обоим – примерно под восемьдесят. Наверно, уже золотую свадьбу отпраздновали давно.

Жена – крупная дама, подозрительно ярко-румяная, с высокой прической. Большие серьги, бусы, браслеты, все гремит и звенит. Несмотря на ее возраст, было ясно: такая остановит не просто коня – даже слона.

Муж – комическая противоположность: худощавый, небольшого роста, в руках трость. Он с трудом ходил и чуть дрожал всем телом.

– Доктор! – жена сделала глубокий вдох, она явно страдала. – Помогите! На вас одна надежда! У меня уже нет никаких сил! Ещё с молодости он замучил меня своими похождениями, думала, что хоть к старости успокоится, так нет же! Седина в бороду. Опять изменять повадился, кобель старый! Он же себя угробит, да и меня тоже… Вправьте ему мозг, ради всего святого!

реклама
Кадр из фильма «прежде, чем я усну»

Кадр из фильма «прежде, чем я усну»

Она закрыла ладонями лицо. Старичок сидел неподвижно, лишь чуть дрожал. Студенты с удивлением изучали этого Дон Жуана. Переглядывались, изумленно пожимали плечами, бывает же, а!

Врач очень спокойно и даже ласково сказал несчастной:

– Не волнуйтесь. Поможем. Только с чего вы решили, что муж вам изменяет? Какие признаки? Давайте начистоту.

– Доктор, конечно! Мы живём в нашем доме уже тридцать лет. Я всех соседей знаю, всех, кто в соседних домах живет. А тут недавно в дом напротив блондинка заехала, крашеная. Глазами своими бесстыжими стреляет, а этот и рад! Улыбается ей, при встрече шляпу снимает! А потом я смотрю – повадился один в магазин ходить, будто бы за кефиром и минералкой. Но я проследила! Туда же и эта крашеная ходит. У них там шуры-муры, понимаете. А два дня назад он ушел якобы гулять и вернулся в десять вечера, даже программу «Время» не посмотрел. А он ее никогда не пропускает. Доктор, ну вы же понимаете, где он был? У этой крашеной! А мне наврал, что на улице стало плохо, сидел на скамейке. Ну это уже край!

Женщина зло посмотрела на мужа и заплакала. Студенты замерли и, кажется, перестали дышать. Все ждали, что скажет доктор.

Тот протянул женщине стакан воды:

– Конечно, конечно. Положим вашего мужа прямо сегодня! Все лечится, все лечится. Но только теперь вы должны оставить нас с ним вдвоем.

– Да! Я подожду в коридоре. Спасибо вам!

Дверь за женщиной закрылась. Врач перевёл взгляд на старичка. Тот вдруг улыбнулся и пожал доктору руку:

– Не знаю, как благодарить! Доктор, я думал, что она не захочет, я думал, что повезёт меня обратно домой и я там умру…

Кадр из фильма «прежде, чем я усну»

Кадр из фильма «прежде, чем я усну»

Студенты недоуменно переглянулись. Но дальше все стало ясно. Как выяснилось из рассказа несчастного деда, его жена была уверена, что он ей изменяет чуть ли не каждый день. Раньше это было просто на уровне болтовни, бытовой ревности, но с годами превратилось в настоящую манию. Фактически болезнь.

– Да, это я понял сразу, – улыбнулся доктор. – Не такой уж редкий случай. Бред ревности. Но скажите: а вот эта блондинка – кто такая?

– Да нет никакой блондинки! – старичок стукнул тростью об пол.

– То есть натуральные видения, галлюцинации? – резюмировал доктор. – Это, конечно, уже особый случай.

Да, крашеную блондинку и все похождения мужа изобретало больное воображение жены. Будучи физически сильнее мужа, она запирала его в комнате, не давала ему телефон, раз в день приносила еду и воду. Каждый раз кричала и обвиняла в страшных изменах. Их сын и внуки жили в другом городе, да и не хотел отец сообщать им, что мама и бабушка рехнулась. Однако старик понимал, что он просто умрет от истощения, и решился на отчаянный шаг: сказал безумной жене, что только психиатрическая больница сможет «излечить» его от порока. К счастью, она согласилась.

Но психиатр сам быстро понял, кто тут на самом деле больной. Он сказал, что положит старичка на месяц в санаторное отделение, его будут хорошо кормить и давать витамины.

– Господи, неужели? – обрадовался тот.

Да, для него было счастьем оказаться в психушке. Она стала освобождением от безумной жены.

– Ну а жене я тоже кое-что пропишу, – улыбнулся врач. – Всякие безвредные успокоительные. Отдыхайте!

Студенты беззвучно стали аплодировать доктору.

…Бред ревности – психическое заболевание. Еще одно его название – «синдром Отелло». Только в нашем случае безумным мавром стала жена. Спасибо, что не придушила. Заболевание начинается незаметно, иногда в молодости. С вечных подозрений: где был, что делал, почему не звонил? Любая мелочь способна навести на тяжелые размышления. И постепенно человек развивает у себя эту манию. С возрастом наш интеллект и характер не улучшаются, болезнь оккупирует мозг, становится натуральным сумасшествием. Чего больной, разумеется, не понимает. Только «крашеная блондинка» усмехается из окна напротив. И это уже очень страшно.

Ирина Прохорова

Ирина Прохорова

реклама
читайте также
TATLER рекомендует