Колонки

Голубая луна: колонка Александра Добровинского

Адвокат Александр Добровинский с некоторым ужасом думает о том, что в скором времени ему придется разводить однополые пары.
реклама
26 Января 2018
Александр Добровинский
Александр Добровинский
АДВОКАТ, ГРОЗА ОДНИХ, СПАСИТЕЛЬ ДРУГИХ, КОЛЛЕКЦИОНЕР, ГУРМАН, ДАМСКИЙ УГОДНИК. А С НАШЕЙ ЛЕГКОЙ РУКИ ЕЩЕ И ПИСАТЕЛЬ.

АДВОКАТ, ГРОЗА ОДНИХ, СПАСИТЕЛЬ ДРУГИХ, КОЛЛЕКЦИОНЕР, ГУРМАН, ДАМСКИЙ УГОДНИК. А С НАШЕЙ ЛЕГКОЙ РУКИ ЕЩЕ И ПИСАТЕЛЬ.

Она бросилась ко мне с криком «Папа!» и повисла у меня на шее. Десять–двенадцать лет назад она была намного легче. А ее мама моложе. А я был такой же, как сейчас.

Водитель поставил чемодан, изобразил заговор на лице, показал глазами на дочь и исчез в дверях.

Ребенок прибыл домой с чужбины на зимние каникулы, которые в России называются новогодними, а в Европе – рождественскими. Короче, на Хануку.

– Папа, как я рада быть дома! Ça va?

– Радость моя, ты в Москве. Можешь говорить по-человечески?

– Извини, папусик! Конечно. А где твоя жена?

Интересный оборот. Новый.

– Ты имеешь в виду маму? Она будет через пять минут. Вы быстро приехали.

– Быстро? Мы ехали из Шереметьево два часа и одна четверть. Это быстро?

– В Москве это мгновение. Чай будешь?

– Буду. Знаешь, мы расстались с Николя.

– Не может быть... – Я сделал вид, что ничего не знаю. Нельзя же закладывать младшую дочь старшей. – Давно?

– Ну, летом. Нас теперь связывают только общая собака и алименты.

– Что? Какая собака? Какая общая? Какие, блин, алименты?

– Папусик, что ты кричишь, ты же не алжирец на блошином рынке. Николя подарил мне собаку. Я ее очень люблю. Но мне надо рано вставать, чтобы ехать на факультет. Поэтому он продолжает приходить без меня и гуляет с Тобзиком. И покупает ему, как это... alimentation, алименты по-вашему.

Я отложил валидол. Конечно, слово «алименты» произошло от французского «алимантасьон», или, по-нашему, «еда». Но перепутать все это, зная мою специализацию, и в моем же доме? Это надо уметь...

– Па-а-ап, анекдот рассказать?

– Давай, пока ма-а-а-ам не пришла.

– Не знаю, если ты поймешь. Если не поймешь – объясню.

– Рассказывай уже, кочевряжка.

– Ты знаешь, почему, когда мальчик объясняется девушке в любви, она опускает глаза?

– Нет.

– Она хочет убедиться, что парень говорит правду. Смешно?

– Потрясающе. Рассказал преподаватель семейного права?

– Нет, что ты. Я сама придумала. Ты же постоянно придумываешь анекдоты. А я в кого?

Пришлось снова искать валидол. В этот момент мобильный в брюках дрогнул как мог. Звонил обнищавший олигарх. Вчера они с женой отмечали десятилетие знакомства и очень много выпили. Он признался ей, что в связи с труднейшим бизнес-годом раз в неделю ходит к психоаналитику. Она выпила еще и призналась ему, что тоже ходит к одному врачу, двум актерам и известному хоккеисту. Я сначала подумал, что он хотел бы узнать, нет ли в этой обойме еще и адвоката. Но через десять минут олигарх преобразился в клиента, и все встало на свои места.

На следующий день я с семейством поехал пообедать в итальянский ресторан. На углу соседнего дома торжественно открывали мемориальную доску известному сатирику и поэту.

– Интересно, если папа умрет, какую доску повесят на нашем доме? И что там напишут? – задала удивительно тонкий вопрос любимая дочь.

– «Сдается квартира», – без тени улыбки ответила ее мать.

В этом маленьком диалоге мне понравилось только слово «если». Оно как-то оттягивало момент сдачи квартиры на неопределенный срок.

В меню ресторана «Семифреддо» я выбрал рыбу, дочка – мясо, а жена заблудилась в салатах.

реклама

– Мама теперь вегетарианка, – пояснил я наследнице. – В ее возрасте она полюбила животных и возненавидела овощи...

Дочка засмеялась, жена нахмурилась. Эту «сдачу квартиры» я еще долго буду кое-кому вспоминать...

– Папа, ты можешь мне объяснить, кто такой джентльмен? А то со мной приехал друг, все говорят, что он – такое слово, а я хотела выяснить у тебя дефиницию.

– Ну, я думаю, что джентльмен – это человек, который может без единого жеста объяснить мужикам в сауне, как выглядела вчера на балу Анна Семенович.

Жена пропустила юмор мимо бриллиантовых ушей и спросила меня почему-то свиристящим шепотом: «На этот раз все серьезно?..»

«Единственный брак, который делает мужчину счастливым, – это брак его дочери», – подумал я.

Пока дочка чатилась в телефоне, жена рассказала, что тайна, которую вез водитель из аэропорта, выглядит голубоглазым блондином под два метра ростом, с хорошей фигурой, легким акцентом на французском и приличными манерами. «Конченый козел, короче», – решил я и спросил, зачем это животное сюда прилетело.

Любимая сообщила мне, что завтра вечером он ужинает у нас дома. Я попросил жену сэкономить на утренней порции мышьяка для меня и оставить ее жениху для кофе. Ночью я закрыл глаза и задал вопрос мамочке на небеса: «Мамуля! Она совсем ни о чем не думает. Какая свадьба? Ей еще четыре года учиться, потом стажировка у нас в лондонском бюро, потом экзамены на адвоката. Какая свадьба? Какая на фиг семья с очередным спортсменом?!» «Сын! – ответила мама. – Если б я каждый раз думала о чем-то и все взвешивала, то так и осталась бы в девках. И тебя бы тоже на свете не было. Потому что я бы не знала, черезо что тебя рожать. Оставь девочку в покое...» «Мам, а я был такой же?» – «Ты был хуже, мой мальчик. Свою первую жену ты мне представил после развода. Ты что, не помнишь?»

Вечером после знакомства Роберт посмотрел на стены гостиной и неожиданно для меня сказал:

– Какой у вас чудный Кончаловский! А Дейнека! С ума сойти! А фарфор! Вы собираете только довоенный, как я вижу. Это правда, что вы открыли пласт в культурологии XX века – «Агитлак»? Я читал об этом пару статей в специализированных изданиях.

– Вы разбираетесь в русском искусстве?

– О, не как вы, конечно. Это просто хобби. Я... Видите ли, мое сердце где-то в Средних веках. А вообще я ваш коллега. Адвокат. Абсолютно, правда, неизвестный. Отца и деда, конечно, в Лондоне все знают. А я только начал, лет десять назад.

«А он совсем не глуп, – подумал я. – И адвокат. И одет со вкусом. Да и парень красивый. Неужели... Даже не верится... После всего, что было...»

– Симпатичный у тебя жених, – сказал я дочери по-русски.

– Пап, он совсем не жених. Просто друг. Приехал посмотреть Москву. Я тебе потом все расскажу...

«Та-ак-с. Таких друзей за ... – и в загс», – решил я про себя.

После ужина я пригласил все два английских метра в кабинет на дижестив.

– Ох, какой Родченко! – продолжал выпендриваться блонд.

– Вам нравится моя дочь? – спросил я альбионишвили.

Англичанин поставил ей like, сдержанно кивнув:

– Ваша дочь очаровательна.

Первый ответ я засчитал в виде аглицкого политеса за сожранную в процессе ужина черную икру.

– Послушайте, – продолжил я провокацию. – Вы видели маму вашей невесты? Ваша жена через несколько лет будет такая же. Зачем вам это надо?

– Я боюсь, сэр, что она будет через несколько лет такая же красивая, как и умная. У нее не может быть других отклонений при таких родителях, – парировала англоязычная скотина, начитавшаяся Бернарда Шоу. – Хотя должен признать, что у вас абсолютно английский юмор, сэр.

– Вы третье поколение адвокатов в семье?

– Пятое, с вашего позволения, но два первых не работали в Англии. Они начинали практику в Уэльсе, в Кардиффе. И только сэр Ричард, дедушка, открыл присутствие в Лондоне.

«Ну, это все меняет, придурок!» – подумал я, переходя с английского юмора на одесский.

– Вы хотите жениться на моей старшей дочери?

– Это была бы большая честь для меня, сэр! Но вы, наверное, не в курсе. У меня есть уже отношения с бойфрендом. Его зовут Гарри. Они с вашей очаровательной дочкой вместе учатся. Мы хотели бы пожениться в Париже, в скором времени, сэр. Я надеюсь, вы с супругой почтите церемонию в марте.

Я проглотил сразу все четыре кубика льда и стакан. Виски остался на брюках. Объяснять гостю, что некоторые мои клиенты после визита на такую свадьбу не поймут меня на пересылке, было бесполезно. Мы мило поговорили об ар-деко и разошлись.

Падая в сон, я видел перед собой пять поколений геев на свадьбе у сэра Ричарда и Mrs Misoulin в ресторане Fouquet’s на Елисейских Полях.

Дочка вошла тихо, как апогей Трафальгарской битвы.

– Папа! – сказала она. – А можно с нами на каникулы поедет Яша? Он мне очень-очень нравится. Ведь ты же не против? Скажи, что ты не против! Он хороший! Вы познакомитесь и обязательно подружитесь. И вообще... Он хочет, чтоб мы с ним поженились.

– Конечно! Пусть едет. Прямо сейчас. Я его очень люблю. Просто обожаю.

И крикнул вслед убегавшей обалдевшей от счастья наследнице:

– О чем ты говоришь, цыпленок! Я же толерантно отношусь к разнополым бракам! И даже с большим уважением! Давай сюда своего Яшу! Немедленно!

– Что случилось? – не открывая глаз, подняла голову соседка по кровати с голыми ушами.

– Спи, – сказал я. – Яша беременный. Он должен срочно жениться, и они летят с нами в Таиланд, несмотря на его интересное положение.

Новый год! Загадываются и сбываются мечты. Все должны быть счастливы. И в Москве, и в Париже, и в Лондоне. И геи в Адыгее!

Мама сверху пожелала мне удачи, сказала, что я молодец, и напомнила детский стишок из пятого класса:

«Вот идет зима в своем наряде, Долго ты тепла теперь не жди. Лишь у гомосеков счастье сзади, А у нас, конечно, впереди!»

Александр Добровинский
Александр Добровинский

Теги

26 Января 2018

Фото:архив Tatler. иллюстрация: екатерина матвеева

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует