1. Главная
  2. Колонки
Колонки

Где мои чемоданы: колонка Александра Добровинского

Адвокат Добровинский поднял связи, чтобы нарисовать собственную карту мира. Его теория заговора сработала, с практикой возникли осложнения.
реклама
№8 Август 2020
Материал
из журнала
17 Августа 2020

Пап, кончится карантин, и я хочу куда-нибудь поехать за границу на каникулы.

– Давай, хорошая идея. Языки ты знаешь. Пока молодая, можешь путешествовать сколько хочешь.

– У меня к тебе просьба. Я бы хотела пообщаться там с твоими друзьями. Понять жизнь города. А куда я поеду, ты реши сам. Я сдала сессию. Это так клево. Ура!

Действительно, дочь молодец. Третий курс. Будущий адвокат. С другой стороны, ребенок остается ребенком в любом возрасте. Для меня так точно. «В чужом городе всегда может понадобиться помощь», – подумал я и взялся за телефон. Сообщение, разосланное в разные страны, было приблизительно одним и тем же. Отличались имена и иногда языки:

«Добрый день! Надеюсь, у тебя все хорошо. Давно хотел залететь к вам, но все дела да дела. Однако моя дочь собралась провести в вашем царстве летние каникулы. Понимаешь, студентка, сдала сессию, молодежи хочется побывать, где далеко, побеситься. Она милая, интеллигентная девочка, так, на всякий случай пишу, чтобы знала о том, что в чужом городе есть друзья. Выведи ее куда-нибудь пару раз, если не трудно. Она может приехать через неделю? Зайдет и передаст от меня в подарок книги. Книги мои. Улыбнешься. Это окей?»

Электронные письма разлетелись по свету в течение трех минут, благо современная почта совсем не та, что была когда-то.

Мы с дочкой поужинали, посмотрели какой-то занудный фильм и разошлись по комнатам.

Ответы начали приходить на следующий день.

реклама

«Шалом! Нет, если ты сошел с ума, то Адриана сюда приедет. У нее же израильское гражданство тоже есть? Но ты о чем? Ты что-то знаешь за еврейский коронавирус? Ты ничего не знаешь, поц (это я любя). Мы тут первые закрыли все, что можно. Границу, улицы, дома, рот и уши. Можно было ходить сто метров вокруг дома с домашними животными. И все. А без животных сиди дома, придурок. Люди (а ты знаешь, что евреи – предприимчивый народ), чтобы гулять и не платить безумный штраф, ходили вокруг дома с аквариумами. Тебе уже смешно посмотреть, но это так. Ты помнишь Моню с Шалашного переулка в Одессе? Так у него была сестра Роза. Ну такая высокая. А вот двоюродная сестра матери ее мужа живет рядом со мной. У нее не было ни собаки, ни аквариума. И она, чтобы не получить штраф за прогулки без домашнего животного, брала с собой на улицу банку с тараканами.

Короче, мы отсидели под домашним арестом два с половиной месяца, нефть в квартирах не нашли (как ты знаешь, единственное место на Ближнем Востоке, где нефти нет, так это у евреев), и экономика дала трещину величиной я не могу тебе описать. Фиту помнишь? Вот у нее такая трещина, как у нас в экономике, и в том же месте. Всех выпустили, чтобы забить эту дырку хоть чем-нибудь, и тут все началось снова. Мы, оказывается, не досидели две недели. Ты такое слышал? Я даже не видел. Если до карантина у нас заболевало аж сто в день, что для Израиля почти полстраны, то сейчас, когда всех выпустили, уже заболевает двести. А это для нас много. Как тебе это нравится? Мне не очень. И что, прилетит твоя девочка? Я ее, конечно, буду рад видеть, а она две недели карантина будет рада видеть в гостинице или в нашей квартире? Подумай еще раз. Или мне подумать за тебя, как за себя?»

Виллы в Сен-Тропе грабит кто угодно, но все называют их русскими.

«Кажется, вариант с Израилем на это лето отпал», – решил папа. Пока я предавался размышлениям о выходе евреев из коронавируса через пустыню, тикнуло новое письмо.

«Привет, милый! Ça va? Да, я буду рада видеть твою дочку. Если бы мы тогда не расстались, может быть, наш ребенок мог бы быть твоим. Хорошо пошутила? Ты помнишь, что у меня после развода с Жоржем осталась огромная квартира? Спасибо тебе. Твоя дочка может остановиться у меня. Я буду только рада. Правда, не знаю, будет ли рада она. Объясню, что у нас происходит. Музеи закрыты. Когда и как откроют, не знаю. Ей интересны музеи? Магазины открываются, но большинство бутиков воспользовались карантином и начали делать ремонт. Ей интересны магазины? Кстати, о магазинах, рестораны тоже работают, только с открытыми верандами. Остальные торгуют навынос. Могут вынести все, если начнут грабить. Хорошо пошутила? А ей рестораны не интересны? Я ее бы сводила куда-нибудь. Слушай, вчера была на эпиляции (ну ты меня видел по-разному, так что могу рассказать). Так эпиляцию делают только сверху. Я такая говорю: «А с другой стороны?», а мастер говорит: «Запрещено пока». А я говорю: «Не поняла. Что, коронавирус передается через пук?» Хорошо пошутила? «Жилеты» собираются опять побросаться камнями на днях. Ты же знаешь французов – лишь бы не работать. Два месяца отсидели дома, но в августе все уйдут с работы на каникулы. Я тоже поеду в Сен-Тропе, на виллу, ту, старую, которая мне досталась от первого брака. Подожди... Или от второго? В общем, виллу обворовали. У нас этим занимается кто угодно, но все называют их русскими. Знаешь, ты спишь себе, спишь, а в комнату просовывают шланг с газом, и вуаля – ты уже спишь, как зюмзик. Утром проснулся с головной болью, аспирин есть, а больше в доме ничего нет. Просто фургон подгоняют и досвидос. По-здешнему – au revoir. У всех моих друзей уже виллы ограбили. Моя дольше всех держалась. Может, за счет собак? Ты помнишь, у меня два йоркшира? Но я с Дусей и Сюсей (это мои собаки) была в Париже, когда домработница позвонила и сказала, что дом ограбили. Я думаю, что она и навела. Но выгнать ее не имею права – засудит. У нас тут социализм, чтоб он сгорел. Тут у подруги на днях какие-то беженцы сумку вырвали. Она пошла в полицию и говорит: «Арабы Birkin с паспортом и деньгами дернули». А те ей в ответ: «Мы тебя саму сейчас привлечем. Откуда ты знаешь, что они арабы, вдруг это турки? Нетолерантно». Так что жду дочурку в любое время. У нее же европейский паспорт вроде есть? Целую. Клара. Вообще, я должна тебе признаться, что я Лориса, но Клара мне больше нравится. Забыла, гостиницы пока, кажется, закрыты. Поэтому дочку ко мне, пожалуйста. Я обожаю малышню. Ей сколько: пять или шесть? Хорошо пошутила?»

Отправлять Адриану во Францию мне расхотелось. Тем более к Лорисе, в смысле Кларе. «Желтые жилеты», обворованные виллы, украденные биркины и социализм как-то нам в семье ни к чему. Кроме Дуси и Сюси, разумеется.

До позднего вечера никаких ответов не было. Около двенадцати ночи что-то заговорщически тикнуло.

В Юрмале для молодой девушки из развлечений только море, в котором надо купаться в шубе.

«Ты сошел с ума писать мне такую ерунду? Естественно, если Адри приедет, я все сделаю, что ты хочешь: я ее знаю и люблю со дня рождения. Но зачем сюда ехать, когда я хочу сам отсюда смыться в Европу или еще куда на полгода. Здесь уже несколько месяцев просто какая-то напасть. Сначала все писали, что Россия опрокинула цены на нефть, и нам сказали, что скоро отберут из дома кастрюли, потому что стране не хватает резервуаров. Почему в Америке каждый раз из-за какой-то фигни начинается паника?! Кастрюли и ванны мы вроде бы отстояли.

Они там обошлись своими резервуарами. Потом начался этот ужас с пандемией COVID-19. Ну, в США все ярко, а в Нью-Йорке все выпукло. Ты столько лет здесь прожил, ты все знаешь.

Я даже описывать не буду этот ужас. Я просто не понимаю, как это произошло. Просто не понимаю! Вокруг меня заболели все, кроме тещи. Эту ведьму даже эпидемия не взяла. Ты можешь себе представить? Как такое могло произойти? Как? Не ожидал такого от китайцев. Они должны доработать более точечные удары. Можешь там с кем-нибудь поговорить? Им же нужны подопытные кролики-волонтеры? Так вот, только все более-менее начало стихать, придушили этого парня из золотого гроба. И тут началось! У одних по горло оружия, и они за президента, у других наглость, и они за что-то, что пока не ясно, хотя понятно. Когда начались погромы и грабежи, я решил, что настал тот самый момент, и сказал старой ведьме: «Не хотите ли, Татьяна Владимировна, примкнуть к повстанцам? Там можно чем-то поживиться на халяву, как вы привыкли». Уверен был, что старой кляче в толпе по чану дадут. Так что ты думаешь? Она принесла две сумки Louis Vuitton! Одну, правда, в рваной коробке: говорит, с боем вырывала. Как в старое доброе время в Советском Союзе в период дефицита. Когда дрались в ГУМе за трусы. Посидела, вздохнула, выпила чашку кофе и снова пошла в бой. Часов через шесть вернулась с кроссовками Nike сорок шестого размера и здоровым бугаем в придачу. Сказала, что он протестующий и пока поживет в ее комнате. Я такого никогда не видел. Этот тип разделся догола и поперся к нам в ванную. В ванной стало тесно... Ночью протестующий почему-то все время орал слоган все того же Nike: Just Do It! Теща лишь мычала в ответ. Утром он, к счастью, ушел. Вроде полегчало, но пока не могу найти свои часы. Зачем-то снесли памятники Колумбу, и чуть-чуть Линкольну досталось. Голову Колумба предложили в интернете за штуку баксов. Тебе нужно? На тещу поменять пока что не удалось. Дураки. Живая голова лучше же, чем бронзовая. Говорят, не равноценный по стоимости обмен. В августе здесь еще заваруха ожидается: марш-бросок в память о Кинге. Думаю, что добьют оставшиеся витрины и перейдут на банки. Ну а осенью – выборы. Тогда уже пойдут грабить дома и квартиры. Другая была страна, когда мы тут с тобой познакомились в восьмидесятом. Поэтому я на твоем месте Адриану бы отговорил. А так – пиши, звони. Все сделаю. Обнимаю. Вадим».

Нью-Йорк, таким образом, отпал по определению.

Из Италии пришло письмо, что ждут дочь в любое время вместе с новой волной коронавируса и беженцев из Африки. Те бегут, не важно – вирус, не вирус.

Из Испании написали, что у них все наоборот. Они вначале ждут беженцев, потом вторую волну COVID-19, а уже потом мою дочь.

Юрмала сказала, что у них все тихо, причем так, что не слышно даже тишины. Тихое раздвоение личности. Государство не любит приезжих из России, местные любят и приезжих, и их деньги. Но для молодой девушки из развлечений там только море, в котором надо купаться в шубе. А так – ждут.

Я распечатал все ответы и молча отдал их обожаемому ребенку.

Через час дочка сказала, что решила, куда поедет, и начала собирать вещи.

А еще часа через три мы приехали на нашу дачу. На наш маленький островок свободы и счастья. Мир сузился, стал небольшим, но очень уютным. И безумно любимым.

Фото:АРХИВ TATLER. ИЛЛЮСТРАЦИЯ: ЕКАТЕРИНА МАТВЕЕВА

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует