1. Главная
  2. Сериалы
Сериалы

Оливия Колман и Питер Морган — о новом сезоне «Короны»

На Netflix сегодня вышел четвертый сезон сериала «Корона», который мы ждали как из-за истории принца Чарльза и леди Дианы Спенсер, так и ради блистательной Джиллиан Андерсон в роли Маргарет Тэтчер. Наш колумнист Юлия Чарышева-Лоло узнала у Оливии Колман, как она относится к королеве Елизавете II, а у автора этого проекта Питера Моргана - о том, как королевская семья отреагировала на «Корону».
реклама
15 Ноября 2020

Вот уже четвертый год подряд у нас примерно в одно и то же время (ноябрь — начало декабря) появляется законный повод для того, чтобы провести пару холодных осенних вечеров подряд за просмотром одного из самых дорогих и в то же время сильнейших с точки зрения драматургии сериалов. Этот год не стал исключением — на Netflix вышел четвертый сезон сериала «Корона» (The Crown). Казалось бы, жизнеописание правящей королевы Великобритании Елизаветы II могло оказаться чересчур серьезным, не возьмись за его создание Питер Морган, который исследует эту тему уже не первый год, как в кино, так и в театре. Напомню, что с 2013 года в Лондоне с аншлагами шла его пьеса «Аудиенция», в которой Хелен Миррен, а позже Кристин Скотт Томас в роли Елизаветы II встречались со всеми премьер-министрами, которые руководили страной за время пребывания королевы на британском троне. А в 2007 году его фильм «Королева» (вновь с Хелен Миррен в роли Елизаветы II) завоевал «Золотой глобус» как лучший фильм и подарил актрисе ее первый «Оскар» за эту роль. 

Но вернемся к сериалу: история правления и жизни Елизаветы II в сериале начинается с того момента, когда она выходит замуж в 1947 году и, уже став королевой Великобритании, знакомится с Уинстоном Черчиллем. Действие  вышедшего сегодня на Netflix четвертого сезона происходит уже в эпоху Маргарет Тэтчер, и главной звездой этого сезона становится, конечно, леди Диана Спенсер. Интересно, что Клер Фой, сыгравшей Елизавету II в юности, этот проект подарил первый «Золотой глобус» и первую «Эмми» в ее карьере, а Оливия Колман, которая играет королеву в более зрелом возрасте, завоевала за эту роль «Золотой глобус» и номинацию на «Эмми». Хочется надеяться, что и для недавней выпускницы Кембриджа Эммы Коррин, сыгравшей принцессу Диану в юности, «Корона» также станет прорывом в большое кино. 

реклама

На мой взгляд, удивительный феномен «Короны» заключается в том, как невероятно проработанные детали частной жизни Елизаветы II и ее ближнего круга вписаны в общую картину страны и мира. Четвертый сезон не стал исключением: появление на мировой арене принцессы Дианы (которая по версии создателей сериала де-факто увела принца у своей старшей сестры), ее сложные взаимоотношения с принцем Чарльзом и Камиллой Паркер-Боулз (чего стоит одна лишь сцена обеда этих двух девушек), взаимоотношения Елизаветы II с «железной леди» Маргарет Тэтчер и многое другое предполагает титаническую исследовательскую работу в ходе подготовки к созданию проекта. Создатель и шоураннер «Короны» Питер Морган соглашается: 

— У нас есть исследовательская команда и команда историков, в общей сложности около 12 человек. Каждый сезон описывает события приблизительно одной декады, и перед тем, как готовиться к очередному сезону, мы составляем документ с описанием всех событий, которые происходили в этот период, а затем документ с описанием того, что происходило с каждым из наших героев на протяжении той или иной декады в зависимости от сезона. Я имею в виду премьер-министра и членов королевской семьи. И затем мы начинаем рассматривать все эти исторические события и выбирать, какие из них будут интересны с точки зрения предстоящего сезона, и именно этот этап разработки проекта длится очень долго. Мы разрабатываем нарратив, продумываем, как эпизоды должны сменять друг друга, ведь не стоит забывать, что «Корона» выходит на стриминге, и многие из зрителей могут посмотреть сразу две или три серии за один раз. И эта часть работы занимает почти 80% моего времени. 

А вот как таковой сценарной комнаты в традиционном ее понимании у нас нет. У нас есть команда историков и исследователей и есть один писатель — Джонни (Джонатан Уилсон. — Прим. Tatler). Часто бывает, что я прошу его написать версию той или иной сцены, как это было, к примеру, с эпизодом, в котором Майкл Фэган вламывается в Букингемский дворец. Джонни написал предварительную версию этого эпизода, и затем мы вместе ее доработали. Обычно шоураннеры не занимаются сценариями, поэтому и необходимы эти сценарные комнаты, но в нашем случае я очень сосредоточен на сценарии. 

— Как вам кажется после всех исследований и работы над этим сезоном «Короны», могла ли Елизавета II спасти брак Чарльза и Дианы или их отношения были обречены с самого начала?

На этот вопрос Оливия Колман отвечает: 

— Я не думаю, что кто-либо в состоянии спасти чей-либо брак. Это под силу только тем, кто состоит в этом браке, и только если они сами этого хотят. Мы должны понимать, что между ними была существенная разница в возрасте, которая, конечно, не всегда имеет значение. И мы также должны понимать, что и у Чарльза, и у Дианы были другие люди, в которых они были влюблены, что тоже не всегда имеет значение, но и не укрепляет отношения. Поэтому я, признаюсь, не имею ни малейшего понятия. Вы поймите, я же не знаю этих людей. Мы снимали драму о некоторых фактах их жизни, о которых нам известно, но все остальное мы додумали.

Питер Морган не так категоричен: 

— Если бы я должен был ответить на этот вопрос однозначно, я бы сказал, что у них, вероятно, не было шанса. Я думаю, что в самом начале их отношений после свадьбы они оба искренне старались, но после рождения второго сына — принца Гарри — моногамии и верности в их браке пришел конец. Мне думается, что и королева, и принц Филипп пытались вмешаться. Не думаю, что они были лучшими советниками в вопросах брака, но в целом ни у кого не было ни единого шанса, потому что принц Чарльз был беззаветно влюблен в другую женщину. 

Очевидно, что следующей осенью мы увидим пятый сезон, в центре которого окажется развод Чарльза и Дианы, и уже известно, что для Оливии Колман этот сезон станет последним в роли Елизаветы II. Ее сменит номинантка на «Оскар» и «Золотой глобус Имельда Стонтон. Актриса признается:

— Честно говоря, это было лучшее время для меня и моя самая любимая роль. Я немного завидую Имельде, что теперь все это будет у нее, но в то же время я рада, что именно ей передам эстафету. Возможно, я даже буду ругать себя, что не сыграла так же хорошо, как Имельда. Но мы не говорили с ней об этом, не думаю, что я осмелюсь давать такой экстраординарной актрисе какие-либо советы. 

Питер Морган добавляет:

— Надо понимать, что текст, который получает каждый актер, — это моя версия событий, о которых мы рассказываем. Но, прежде чем приступать к читке сценария, Оливия может подтвердить, каждому актеру даётся неограниченный доступ к материалам, как видео, так и документам, чтобы они могли проникнуться эпохой и фактурой. Именно по этой причине Елизавета Оливии так сильно отличается от Елизаветы Клер Фой. И Елизавета Оливии будет так же сильно отличаться от Елизаветы Имельды, потому что Оливия не может не быть Оливией, а Имельда не может не быть Имельдой. Конечно, они привносят себя и свой опыт в своих героев независимо от того, насколько сильно они хотят подавить это в себе. Ведь как бы я ни хотел не быть Питером Морганом, работая над сценарием, я в любом случае остаюсь им. 

Оливия Колман поддерживает: 

— Мне кажется, я хорошо понимаю нашу версию «Королевы» или версию Питера, но я бы ни за что не осмелилась сказать, что я понимаю реальную королеву. После этого проекта я полюбила ее сильнее, нежели раньше, я думаю, что она — экстраординарная и невероятная личность. Но это мое восхищение (смеется).

На вопрос о том, будет ли легче работать над новым сезоном, действие которого происходит в то время, когда Питер Морган уже был достаточно взрослым человеком, чтобы помнить многие события этих лет, он отвечает: 

— Да, можно и так сказать. Будет немного проще, поскольку я буду снимать о той стране, в которой живу, а не о другой эпохе, как это было с 1950-ми, когда премьер-министром был Уинстон Черчилль. Но сложность заключается в том, что не только я буду полагаться на свои воспоминания, но и наши зрители, поэтому мне нужно будет найти разные точки смотрения, чтобы не упустить все сюрпризы и шоковые моменты этих лет. Я допускаю, что если я чего-то не знаю о королевской семье после всех моих исследований, то и большинство зрителей о них не имеют представления. Помню, когда я узнал о кузинах королевы, страдавших от психических заболеваний, которых вы увидите в четвертом сезоне, я был в шоке. И мне было интересно о них писать, поскольку я был уверен, что другие люди тоже о них не в курсе.

— Королевская семья как-то отреагировала на вашу версию их жизни? 

— Нет, никакой реакции из Букингемского дворца не поступало. И я думаю, это прекрасно: дворец не делает никаких комментариев, я не прошу у них помощи. И мы существуем в мире взаимного отрицания. 

В одном из своих интервью до пандемии Оливия Колман говорила, что была бы не прочь провести дома в уединении пару месяцев. Спустя девять месяцев после начала карантина актриса признается: 

— Не буду скрывать, я скучаю по работе, но должна сказать, что я, наверное, единственная, кто не отказался бы провести в таком же режиме пару лет. Мне он очень нравится! 

— А чем вы занимаетесь на карантине? 

— Готовлю, точнее, учусь вкуснее готовить. Мой муж превосходный повар, а я готовлю не очень, но зато выпечка мне удается. Я просто провожу время дома с детьми. Мне кажется, что другого такого шанса провести столько времени с детьми, пока они учатся в школе, уже никогда не представится, поэтому я стараюсь получить от этого удовольствие. А чтобы и им было приятно, стараюсь готовить еду, которая им нравится (смеется). Мы смотрим много комедий вместе, но в самом начале карантина я буквально помешалась на «Нормальных людях», не могла дождаться, пока дети лягут спать, чтобы досмотреть. И еще собираюсь посмотреть «Ход королевы». 

Питер Морган добавляет:

— Мне очень не хватает возможности путешествовать. У меня пятеро детей, но лишь трое из них живут в Великобритании. Чтобы видеться с остальными двумя, я должен иметь возможность передвигаться по миру. Поэтому я очень жду появления вакцины и открытия всех воздушных коридоров, чтобы мы могли снова путешествовать.

Фото:АРХИВЫ ПРЕСС-СЛУЖБ

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует