Школа

Стоит ли русским родителям бояться отдавать детей в британские пансионы

На этот насущный вопрос отвечает знаток британского образования, основатель международной образовательной группы Carfax Education Александр Никитич.
реклама
14 Сентября 2018
Tatler
Tatler

В марте российские читатели The Times содрогнулись. В главной британской газете вышла статья Keep Russia’s Dirty Money Out of Our Schools. Наших соотечественников, чьи дети учатся в местных школах, в статье называли «коррумпированной элитой» и недвусмысленно намекали: рашнз, гоу хоум.

Следовать этому призыву умным родителям точно не стоит – такие провокации в британской прессе рождаются от досады и зависти. Есть у нас стереотип: Англия – это чайный дом, где за столом сидят лорды с аристократами, а чайником руководит королева. Только вот монархия уже давно предала аристократию ради собственного выживания – еще в XX веке Британия оказалась в цепких руках среднего класса. А жизнь у него сейчас, прямо скажем, несладкая. Из-за высоких налогов хорошее образование и, как следствие, хорошая работа – вещи, к которым средний слой так привык за несколько поколений, – вдруг стали недоступными. Растущие состояния в Британии подменила растущая посредственность, и у англичан случилось наваждение – всплеск политкорректности. На повестке дня – борьба с проявлениями всякой элитарности, уравниловка. То, от чего мы, к счастью, ушли после распада СССР.

А теперь представьте: голос среднего класса, колумнистка The Times, стучит по клавишам в душной квартирке. Она нашла виноватых во всех социальных несчастьях – русских. «Это русские приехали, скупили всю приличную недвижимость в Лондоне и взвинтили цены. Это русские вытесняют нас из наших школ – мало того что платят огромные пожертвования, их дети еще и умные. Что уж говорить о слишком красивых мамах на слишком красивых машинах с шоферами». Еще и повод хороший подвернулся – новый виток подозрения раскрутило дело Скрипалей.

Однако стены классических британских школ пока выдерживают натиск общественного мнения. В классических частных школах работают люди здравомыслящие, практически не подверженные политической истерии. Если кто-то из детей ваших знакомых вдруг вернулся в Москву, скорее всего, дело было вовсе не в напряженной атмосфере русофобии. Возможно, родителям стыдно рассказывать о настоящей причине? Был у нас один десятилетний ученик, которого совершенно справедливо выгнали: после отбоя в спальне он доставал пачку пятидесятифунтовых купюр, рвал их на части, разбрасывал кусочки по комнате и объяснял одноклассникам: «Вы не понимаете, мой отец не миллионер. Он – миллиардер».

В пансионах к нашим детям уже давно не относятся как к чему-то диковинному. Да и к нам, родителям, тоже. За двадцать лет мамы и папы русских учеников научились говорить по-английски, многие сами отучились за рубежом и перестали видеть в обучении детей способ перекинуть мостик между менталитетами. Если в начале девяностых в Лондоне русские, усыпанные золотыми логотипами, вызывали у британцев любопытство, то сейчас культурная разница размылась – наши люди одеваются, жестикулируют и пьют чай точно как местные.

реклама

В пансионах к российским детям уже давно не относятся как к чему-то диковинному.

Абсурдно бояться, что ваших детей станут дразнить, интересуясь, в каком кармане у них спрятана ампула с «Новичком». Школам Англии наши ученики нужны, чтобы сохранить баланс. Иначе кто разбавит орды чудных крошек из Китая и Гонконга? В начале 2014 года наша страна вышла на третье место по количеству учеников в местных школах. Тогда британцы свернули усилия по привлечению русских и расслабились: почти перестали ездить к нам на образовательные выставки, перестали работать с образовательными агентами. Консультантов это, конечно, не коснулось: мы не получаем процент от школ, и клиентура у нас состоятельная, ее в ценности британского образования убеждать не нужно.

В октябре 2014-го валютный кризис пошатнул даже людей сверхсостоятельных – образование за рубежом стало в два раза дороже. К тому же посылать ребенка за моря стало непатриотично, особенно для людей окологосударственных. С третьего места Россия переместилась на пятое. Спрос на обучение в лучших школах Англии не рос вплоть до прошлого года.

Подыскивать школу в Москве пока необязательно, даже если вы попали под санкции. Люди больших возможностей быстро решают организационные моменты и меняют систему оплаты – их дети продолжают учиться в пансионах, которым, кстати, на санкции абсолютно все равно. Руководство санкционными списками не интересуется – главное, чтобы условленная сумма продолжала поступать в условленное время.

Визы русским ученикам выдаются, как и прежде, – на весенней встрече посол Великобритании убеждал нас, что правила не изменятся. Отказов у наших клиентов как не было, так и нет. Во всяком случае, у родителей, которые хотят навестить школьника, всегда есть козырь в рукаве – законодательство ЕС, защищающее права человека (оно на территории Великобритании пока действует). Отказ родителю в гостевой визе затрагивает фундаментальное право на семейную жизнь. Другое дело, если вы обращаетесь за визой инвестиционной, – как показал случай Романа Абрамовича, здесь ситуация непредсказуема. Не надо хвататься за сердце и от рассказов о том, что в Лондоне за русскими детьми следят. Конфиденциальность информации о несовершеннолетних гарантирует британское законодательство. Школы следуют ему со всей строгостью на протяжении веков: сын за отца не отвечает, даже если тот киллер или, скажем, маньяк. Ну а если одноклассники станут дразнить вашего ребенка тем, что его папа в санкционном списке – чисто теоретически, не могу себе представить подобного, – обидчиков тут же исключат: буллинг считается в Англии серьезным проступком.

Если же ребенок все-таки жалуется на русофобию в школе, подумайте, не относится ли он к тому редкому типу детей, которые во всех своих неудачах винят происхождение. Разобраться, в чем дело, помогут специалисты опекунского агентства. На русском языке звучит страшновато, но нет, отбирать у вас ребенка никто не собирается. Опекуны в Англии занимаются защитой интересов иностранных детей в школе. Например, наши опекуны всегда в курсе того, что происходит с ребенком. Чаще всего это люди, чьи дети уже отучились в этой же школе, – они из первых уст знают, как все устроено в стенах того или иного пансиона.

Еще я призываю вас не давать школам взятки – сейчас, во время охоты на олигархов в Англии, это особенно важно. Раньше причин, да и желания расследовать, откуда берутся и куда уходят пожертвования, не было. Теперь желающих разворошить осиное гнездо – целая стая во главе все с той же завистливой прессой. Сосредоточьтесь на другом – постарайтесь не ошибиться в выборе школы. Она должна соответствовать не только вашим амбициям, но и психотипу ребенка. Например, строгая Gordonstoun, в которой, как было продемонстрировано в сериале «Корона», преуспел принц Филипп и страдал принц Чарльз, подойдет не всем. Ледяные ванны даже там, конечно, уже не практикуют, а вот кованые ворота принца Филиппа, одним своим тюремным видом ужасавшие принца Чарльза, на месте. Если бы отец принца, перед тем как сослать его в шотландскую глушь, обратился к образовательному консультанту, хотя бы одной детской травмы наследник точно избежал бы.

А еще я советую не пропускать родительские дни и школьные праздники – чтобы время от времени лично убеждаться в том, что броня здравомыслия вашей школы по-прежнему держит удары политкорректности и борьбы за социальную справедливость. Пока эта статья сдавалась в печать, один наш клиент был обижен известной школой: на выпускном вечере всех русских родителей посадили за отдельный стол.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует