1. Главная
  2. Школа
Школа

Домашнее обучение: за и против

На западе бум домашнего обучения. В США за партой не сидит каждый двадцать пятый ребенок, в Великобритании – каждый двухсотый, а в России пока только каждый тысячный. Мы спросили многодетных и прогрессивных мам. Яна Рудковская рассказала, почему прогуливать школу для детей – это благо. А Наталья Давыдова с этим поспорила.
реклама
№9 Сентябрь 2019
Материал
из журнала
5 Октября 2019

Яна Рудковская

Продюсер, жена олимпийского чемпиона по фигурному катанию Евгения Плющенко, мать троих детей. Основательница Академии кино и шоу-бизнеса S.T.A.R.S.

В мае одна подписчица моего инстаграма спросила в комментариях, пойдет ли мой сын Саша в школу – ему сейчас шесть. Я ответила: да, в семь Саша будет поступать в государственную школу рядом с Академией фигурного катания Angels of Plushenko. Но приходить он туда будет только на экзамены и контрольные один-два раза в неделю – останется на домашнем обучении. Этот комментарий стал новостным поводом, попал в топ-5 «Яндекса».

Когда я была на последнем звонке у моих старших детей в Романовской школе – государственной, на Климашкина, где у нас квартира, – я увидела, как выглядит новое поколение. Сравнила его со своим. Двадцать пять лет назад мы все были равны. У всех была примерно одинаковая форма. Сейчас все по-другому. В школе много зависти, злости, ненависти. Я не хочу, чтобы психику моего сына ломали в детстве. К тому же мой ребенок не робкого десятка – может подойти и врезать.

Пусть лучше будет так, как мы с Женей придумали. У Саши есть прекрасный наставник – отец. Если он решит, что сыну надо больше школы, с четвертого класса у Саши будет больше школы. На первый, второй и третий класс хватит репетиторов. Саша и так много всего умеет, входит в элиту детского фигурного катания. Очень много тренируется. Поэтому все думают, что Саша уже большой. А он еще маленький. В академии у Саши помимо трех часов льда каждый день – хореография, статика, специальная физическая подготовка, ритмика. Это то, что нужно для его будущего – он хочет стать профессиональным спортсменом и защищать честь страны, как папа. Но спортсмену нужны и общеобразовательные предметы, так что мы будем нанимать репетиторов. К моим старшим сыновьям домой приезжают репетиторы по английскому, русскому, математике, истории и обществознанию – впереди у ребят поступление в вузы, на факультет международных экономических отношений МГИМО и факультет глобальных процессов МГУ. Они занимаются каждый день, по шесть часов. В школу мой старший сын Андрей ходил три раза в неделю, средний, Николай, – один раз. Главное – итог: если сдаешь экзамены на уровне, значит, все нормально.

Недавно я читала об образовании в царской семье. Дети изучали по три-четыре языка, прекрасно знали литературу, историю. Зачем моему сыну, который поступает в МГИМО, химия? Я ее изучала и ничего не помню.

Сейчас наша главная задача – языки. С третьего класса возьмем Саше тьютора – он научит этике поведения: как общаться с девочками, как вести себя в гостях. Есть тьюторы-американцы, есть британцы. Самые дорогие – англичане. Читать по-русски Саша уже умеет. Знает некоторые формулы химические. У него потрясающая память – он моментально запоминает движения на льду. В три года Женя ему сказал: «Тяжело в учении – легко в бою». Теперь, когда Сашу выгоняют со льда, он говорит: «Пока не сделаю чисто – не уйду». Да, в школе сейчас учат работать в команде. Но Саша и так в ней работает. Его команда: хореограф, тренер по специальной физической подготовке, главный тренер (с этого года папа). Саша знает, что такое коллективная ответственность. Он выступает за клуб, за академию своего отца. Папу нельзя подвести.

К тому же у Саши в академии есть друзья. Серафима Молчанова, Ариша Ротенберг (она тоже третий год в академии Евгения), Настя Соколова, София Титова. Они – девочки и Саше не конкуренты. Сашин успех в фигурном катании могут пережить не все мальчики. В группе Саши остался всего один мальчик – он старше на два года. И тридцать девочек его возраста. В академии Саша проходит школу жизни. Когда он в пять лет занял на соревнованиях второе место (на первом был мальчик на три года старше), то кричал: «Что, я опять второй?!»

реклама
С сыном Александром.

С сыном Александром.

Наталья Давыдова

Блогер @tetyamotya (769 тыс. подписчиков в инстаграме). Жена гендиректора USM Management Ивана Стрешинского, мать троих детей, автор книги «#Прессуйтело. Строй счастье своими руками».

Помню, как моя одноклассница заболела серьезным аутоиммунным заболеванием и перешла на домашнее обучение. Не надо было рано вставать – школьные учителя приходили к ней домой после уроков. Количество дисциплин было сведено к базовому минимуму. В общем, девочка жила «на релаксе» по сравнению с остальным классом, из которого она на год выбыла.

Я навещала ее дома и наблюдала, как печально проходят ее дни. Никаких перемен, интрижек с мальчишками, сплетен про одноклассниц, обсуждений невероятно голубых глаз Леонардо ДиКаприо из прогремевшего тогда «Титаника». Ну и где тут жизнь?! Я искренне ей сочувствовала. Поэтому, когда моя подруга Ольга заявила, что не отправит своих принцесс в школу, я тут же поинтересовалась, в чем причина таких жестких мер. Ольга ответила, что в школе ее детей научат плохому. «Они будут слышать мат». Тут я не выдержала: «Оля, давай правде в глаза смотреть: твои дети раньше услышат мат дома, от тебя же самой!».

Своим сыновьям Ване и Диме я выбирала школу по нескольким критериям. Было важно, чтобы преподаватели иностранного языка были сильными, отношения учителей и родителей – партнерскими, атмосфера – дружественной, без пафоса и хвастовства (все это нашлось в американской частной школе). Я хотела, чтобы воспоминания о школе стали для детей светлыми и счастливыми. Для меня это важнее, чем их успехи по предметам.

Я, как, кстати, и большинство детских психологов, категорически против домашнего обучения. Зачем сажать ребенка в тюрьму, причем добровольно? Хоть арест и домашний, но это арест. Более того, я уверена, что домашнее обучение способно нанести ущерб личности ребенка. Людьми разумными нас делает не генотип, а среда обитания и воспитание. Мы, люди, существа социальные, нам необходимо общение с себе подобными для полноценного развития. Родители особенных детей борются за то, чтобы водить дочерей и сыновей в общеобразовательную школу наравне с другими детьми. А мы, переводя их на домашнее обучение, лишаем их этого общения.

Как бы тривиально это ни звучало, не лишайте ребенка детства. Нам, тем, кто давно окончил школу и стал родителем, сейчас кажется, что школа – это храм знаний, а ее главная задача – вывести наших детей на тропу к будущим профессиям. Мы уже забыли о том, что школа – это целая жизнь. Навыки общения, первые влюбленности, разочарования и успехи, поиск подходящего языка для коммуникации, раскрытие креативных способностей – все это можно получить только в большом коллективе.

Я уверена: здоровая конкуренция, которая неизбежна в обществе, идет детям на пользу. Слабые тянутся за сильными, сильные оценивают свой потенциал и переходят в более продвинутые классы. Не надо забывать о том, что только в группе у детей вырабатывается важный инстинкт – иерархический. Одноклассники для ребенка не просто ровесники. Это модели его будущих коллег, друзей, партнеров, даже супругов. С ними во взрослой жизни придется выстраивать отношения, и школа дает этот бесценный опыт.

С сыновьями Иваном и Дмитрием.

С сыновьями Иваном и Дмитрием.

Фото:ИЗ ЛИЧНЫХ АРХИВОВ

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует