1. Главная
  2. Royals
Royals

Первое интервью Амелии и Элайзы Спенсер — о жизни в ЮАР, наследстве тети Дианы и планах на будущее

Близнецы леди Амелия и Элайза Спенсер рассказали «Татлеру» практически все – как они живут, что оставила им в наследство тетя Диана, принцесса Уэльская, и случится ли в поместье Элторп долгожданная свадьба.
реклама
№4 Апрель 2021
Материал
из журнала
3 Мая 2021

В долгих путешествиях есть своя радость. Вот, например, летишь на другой конец света, в Кейптаун — и там, в зеленом пригороде Клермонте у ворот тебя встречают сестры Амелия и Элайза Спенсер. Близнецам двадцать восемь лет, они дочери Чарльза, девятого графа Спенсера, и модели Виктории Локвуд, его бывшей жены, матери старших четырех детей. Новое поколение великой британской династии. Сестры дебютировали в свете в 2011 году на свадьбе кузена, принца Уильяма. Потом, в 2018-м, Амелия приехала на свадьбу к его младшему брату Гарри – с мамой, сестрой Китти и младшим братом Луи, виконтом Элторпом. Под ручку вошли в часовню Виндзорского замка. Луи, студент Эдинбургского университета в очень формальном черном утреннем пальто, был на голову выше шляпок прекрасных женщин семьи, которую он однажды возглавит. Кроме этих двух выходов и публичного объявления о помолвке Амелии с Грегом Маллетом, который ухаживает за ней уже двенадцать лет, заметных светских событий в жизни близнецов не было. Сестры до сих пор прячутся в Африке. Но съемочную группу «Татлера» приветствуют очень радушно — в доме, где Элайза живет с бойфрендом Ченнингом Миллердом (ему двадцать девять, он босс в техиндустрии). Усаживают нас на мягчайшие диваны в гостиной, окна которой выходят на террасу и садик, где по выходным случаются braai — так в ЮАР называют барбекю.

реклама
 На Амелии и Элайзе: платья из вискозы, все versace.

На Амелии и Элайзе: платья из вискозы, все versace.

Амелия и Элайза очень похожи: обе высокие, безупречно сложены, зацелованы солнцем. У обеих сильный южноафриканский акцент. Но они не абсолютно похожи. Точной копией матери Виктории выросла только Элайза, которая на одну минуту старше сестры. Одеты девушки по-разному. На Элайзе платье в пол и сандалии. Амелия же — воплощенный гламур: голубая рубашка по фигуре, узкие черные джинсы, черные лодочки. Огромные голубые глаза подведены карандашом. У нее волосы платиновые, у сестры — естественным образом выгоревшие под щедрым в этих краях солнцем. Элайза срывается на кухню за мятным чаем и подносом с шоколадной нугой: «Обязательно попробуйте, это очень вкусно». Амелия тем временем объясняет, как здорово иметь сестру-близнеца: «Мы всегда были очень близки. Любим одно и то же. У нас общие друзья. И при этом лучший друг гарантированно рядом — ни с чем не сравнимое ощущение!» Элайза добавляет, что в школе (они учились в филиале Reddam House рядом с домом в винодельческом поместье Констанция к югу от Кейптауна) их всегда определяли в одну команду: по плаванию, нетболу, теннису, верховой езде и водному поло.

Это их первое в жизни общее интервью, и сестры заметно смущаются. Полная противоположность Китти Спенсер, которая на свадьбе Уильяма взорвала соцсети и чуть не затмила невесту. Из-за пандемии близнецы не виделись со старшей сестрой больше года. «Если что, Китти нас всегда поддержит, даст совет, подбодрит, — рассказывает Элайза. — У нас общий чат в вотсапе, только для девочек, хотя есть и общесемейный». Китти и Луи перебрались в Великобританию, близнецы в прошлом году решили последовать за ними. Амелия с Грегом успели, с января 2020-го они официально живут в Лондоне. Амелия планировала работать, как и в ЮАР, организатором вечеринок, Элайза оканчивала онлайн-курс по дизайну интерьеров. Но тут случился карантин, и сестры опять оказались в Кейптауне. Амелия объяснила: «Нужно было быстро принять решение, где я просижу весь локдаун. Решила, что с Элайзой будет лучше. Но, если повезет, в этом году я все-таки начну жить в Лондоне».

На Элайзе: шерстяной жакет, шелковая блузка, брюки из вискозы, металлический пояс, все Gucci; металлические серьги, Givenchy. На Амелии: шерстяной жакет, поло и брюки из вискозы, металлический пояс, все Gucci; металлические серьги, Versace.

На Элайзе: шерстяной жакет, шелковая блузка, брюки из вискозы, металлический пояс, все Gucci; металлические серьги, Givenchy. На Амелии: шерстяной жакет, поло и брюки из вискозы, металлический пояс, все Gucci; металлические серьги, Versace.

Семья девушек уехала в ЮАР в 1995-м, чтобы избежать внимания прессы к фамилии Спенсер. Их родители развелись в 1997-м, но сестры хорошо помнят родовое гнездо — поместье Элторп, куда они к папе ездили на школьные каникулы. «Это особенное, очень красивое место, — говорит Элайза. — Мы провели там первые три года жизни, исследовали закоулки и коридоры, чувствовали себя частью долгой истории Спенсеров, которые тут жили до нас. Всегда знали, что это еще один наш дом. Невозможно забыть рождественские вечера, когда там расширенным составом собиралась семья».

Семья Спенсеров живет в славном Элторпе, в графстве Нортгемптоншир, с 1508 года. В доме есть тридцатипятиметровая галерея с ван Дейками и портретами работы Питера Лели, палладианского вида конюшня с экстравагантной колоннадой и парк, созданный ландшафтным архитектором Кейпабилити Брауном. Из новейших приобретений — надувной замок, который поставила в столовой третья жена графа, канадка Карен, для их дочери леди Шарлотты Дианы. (Вторая папина жена — Кэролайн Фрейд, экс-супруга влиятельнейшего пиарщика Мэтью Фрейда, праправнука доктора Зигмунда Фрейда. Чарльзу Спенсеру она родила двоих детей: Эдмунда и Лару.)

Графский титул Спенсеры получили в 1765 году, но уважаемой семьей были и раньше — в XV веке они сделали состояние на овцах. В правление Якова I Английского первый лорд Спенсер считался самым богатым человеком в стране. Его дочь Джорджиана вышла замуж за пятого герцога Девонширского, это ее образ увековечила в 2008-м Кира Найтли в фильме «Герцогиня». Нынешний граф Чарльз Спенсер — крестник королевы. Пажами на его свадьбе с мамой близнецов были принц Гарри и Александр Феллоуз. Отец Александра Роберт Феллоуз, муж сестры принцессы Дианы Джейн, был личным секретарем королевы в 1990–1999 годах.

Близнецы бывают в Элторпе редко, наездами. Их брат Луи сейчас учится в школе драматического искусства в западной части Лондона, и это гораздо ближе к поместью, которое он унаследует, чем Африка. Амелия говорит, что он обожает Элторп: «Луи провел здесь локдаун, следовал всем английским традициям». Поразительно, но большая часть персонала работала в Элторпе, еще когда сестра графа Чарльза Спенсера — леди Диана Спенсер — была ребенком. Горничные много рассказывали о ней девочкам, которым в день смерти Дианы в 1997 году было всего пять лет, они почти ничего не запомнили.

Элайза объяснила: «Она для нас просто тетя. Мы росли далеко, в Африке, и я поняла, как важна она для всего мира, только когда выросла». Но Диана «несколько раз приезжала в ЮАР нас навестить. Жила у нас незадолго до смерти, в папином доме в Кейптауне. Нам очень повезло, что мы провели это время с ней».

 Чарльз и Виктория Спенсер с дочерьми Китти, Элайзой и Амелией в поместье Элторп, 1990-е.

Чарльз и Виктория Спенсер с дочерьми Китти, Элайзой и Амелией в поместье Элторп, 1990-е.

Амелия, Элайза и Китти Спенсер на свадьбе в Лондоне, 2011.

Амелия, Элайза и Китти Спенсер на свадьбе в Лондоне, 2011.

«Но это ведь понарошку, папа»,  – в пять лет Элайза думала, что страшные истории бывают только в сказках.

Когда Диана погибла, Чарльз Спенсер был в Кейптауне. Выйдя к воротам дома, он любезно сообщил толпе репортеров: «Я всегда знал, что пресса ее в конце концов убьет». Затем граф, которому тогда было тридцать три года, полетел в Британию на похороны сестры (без дочерей, они были еще слишком малы), где произнес невероятную речь, многих обвинив в том, как чудовищно они обошлись с Дианой. В финале этой пламенной речи разразился гром аплодисментов, который было отлично слышно в здании парламента, — его пришлось слушать двум тысячам гостей, собравшимся в Вестминстере.

Позднее граф рассказывал, что Элайза, узнав от него о смерти тети, только и произнесла: «Но это ведь понарошку, папа». Дитя думало, что страшные истории бывают только в сказках. Элайза помнит, что тетя была «теплой, материальной и любящей. Она старалась найти к нам подход, у нее был талант читать детские сердца». Однажды близнецы поехали с Дианой в Ноордхек, на пляж с дико холодной водой, и к ним там подобрался фотограф. «Очевидно, что он мог нас напугать — совсем маленьких, не понимающих, что именно происходит. Но она превратила это в игру "кто первый добежит до машины". Потрясающе, что она защищала нас деликатно, не напугав. Мы даже не догадались, в чем дело. Уже ребенком я поняла масштаб потери для моего отца и всей семьи. Но чтобы понять масштаб потери для всего мира, потребовалось время». Обе сестры сидели в 2007 году на «Концерте для Дианы» на стадионе «Уэмбли» и на поминальной службе в день десятилетия смерти в Guards Chapel в Сент-Джеймсском парке. «Это был способ торжественно почтить ее память, вспомнить ее», — сказала Амелия.

О принцах Гарри и Уильяме, из уважения к их частной жизни, близнецы говорить отказываются. Из родственников они больше всего дружат с кузенами, детьми Феллоузов и Маккоркодейлов (Рейн Маккоркодейл — вторая жена дедушки по отцовской линии). В 2019-м дочь Рейн, Селия, приезжала на десять дней к ним в Кейптаун, близнецы обожают ее мужа Джорджа Вудхауса (на свою свадьбу в 2018-м Селия надела свадебную тиару принцессы Дианы).

В декабре 2020-го дети Чарльза Спенсера собрались вместе впервые за десять месяцев. Китти и Луи прилетели в Кейптаун праздновать Рождество с семьей — включая обожаемого Сэмюэла, сына их мамы, Виктории Локвуд, от второго брака. «Он всегда будет нашим маленьким братиком, хотя ему уже семнадцать», — говорит Амелия. Кто готовил? «Никто из нас». И близнецы смеются. Так получилось, что оба их бойфренда прекрасно управляются с продуктами — Элайза сказала, что Ченнинг каждый вечер творит ей ужин. А сестры даже не претендуют на кухонное самовыражение, говорят, что их вполне устраивает подсобная работа вроде мытья посуды. Элайза согласно кивает: «Мне нравится убираться, я согласна на посуду».

На Амелии: хлопковая рубашка, Anderson & Sheppard. На Элайзе: хлопковая рубашка, Ralph Lauren.

На Амелии: хлопковая рубашка, Anderson & Sheppard. На Элайзе: хлопковая рубашка, Ralph Lauren.

«Алкоголь и сигареты в локдаун не продавали, чтобы было меньше общения. Что, полагаю, спасло много людей».

Близнецы Спенсер росли на свежем воздухе. Они жили с мамой в Констанции, самом старом и дорогом пригороде Кейптауна. «Мы ездили в горы Седерберг и жили там без электричества, в палатках, — вспоминает Элайза. — Всегда были на природе, на фермах. В другой стране трудно было бы устроить детям такое детство». Жених Амелии, Грег, — фитнес-тренер (он племянник легендарного тренера по регби Ника Маллета) и строго следит за здоровым образом жизни невесты. «Но не давит», — уточняет она. Они часто уходят в долгий трекинг — на Львиную Голову около Столовой горы, в заповедник Сильвермайн. «Потом спускаемся и плаваем у плотины. Мы все время на природе, Грег — великий мотиватор».

Из-за пандемии рестораны в Кейптауне закрылись, но близнецы надеются вернуться в свои любимые места: Cafe Caprice на Кампс-Бэй и в Grand Africa Café, огромный ресторан у пляжа с великолепными коктейлями. «Атмосфера как на Nikki Beach, — говорит Амелия, — мы там пару раз встречали Новый год». Еще им нравятся итальянские рестораны Villa 47 и Il Leone Mastrantonio. «Вы едите суши? — спрашивает нас Амелия. — Если едите, то вам надо будет попасть в Willoughby. Свое последнее блюдо перед смертью я точно закажу там!» Но пока на выходные они едут на побережье Херманус, где живут родители Ченнинга. «Мы гуляем по красивым тропинкам вдоль скал, смотрим на китов, — говорит Элайза. — Там хорошо».

И разговор плавно переходит на душевное здоровье. Девушки производят впечатление милых, доверчивых и счастливых, но в их жизни многое было непросто — особенно у Элайзы. Тетя Диана погибла, когда сестрам было пять лет. Их мама Виктория боролась с тягой к алкоголю и наркотикам. «Мы не боялись говорить об этом, когда самим надо было бороться, — говорит Элайза. — У нас в семье без секретов». Амелия кивает: «В последнее время у людей открылась способность говорить вслух, они сильно продвинулись. Надеюсь, настанет время, когда проклятие совсем спадет и можно будет обращаться за помощью без страха, что тебя осудят за проблемы с психикой или эмоциями».

С Элайзой трагедия случилась тринадцать лет назад. В 2008-м ее бойфренд Крис Эллиотт погиб в автокатастрофе: машина, в которой семнадцатилетний юноша ехал пассажиром, врезалась в дерево. Он был серфером, серьезно занимался бодибордингом, должен был в том году окончить школу. «Я пережила очень тяжелое время, но у меня была потрясающая группа поддержки, которой я бесконечно благодарна, — Элайза сильно расчувствовалась. — Они помогли пройти через боль. Плюс помощь семьи и друзей. Я все еще хожу к психотерапевту». На внутренней стороне запястья у нее татуировка в виде звездочки, она ее сделала, когда погиб Крис. «Ченнинг потрясающий. Как же мне повезло найти кого-то вроде него! Он не дал мне развалиться, когда я шла через грустные времена и годовщины, и он не пытается изменить мое прошлое». Амелия считает, что у ее сестры потрясающая способность восстанавливаться: «Не передать словами, как сильно я стараюсь на нее равняться! Элайза — самая сильная из всех, кого я знаю».

Сестры борются не только за психическое здоровье. Они стараются помогать животным. И детям. В прошлом году Элайза с мамой ездили в Малави под эгидой United Purpose, благотворительной организации, которая поддерживает тех, кто бежал от гражданской войны в Мозамбике. В ЮАР они тоже помогают — это самая индустриально развитая страна Африки, где при этом самое большое имущественное неравенство на континенте. Прошлый год прошел в ЮАР сурово: погибло больше двадцати тысяч человек, много малых бизнесов закрылось.

Когда объявили локдаун, у друга в доме случилось короткое замыкание и пожар. Элайза обзвонила всех: «Мы вместе собрали сколько смогли. Нашли новый холодильник и другие вещи, чтобы в этих условиях помочь хоть немножко встать на ноги».

«Тут четыре месяца был такой локдаун, что из дома выпускали только за продуктами, — объясняет Амелия. — Полиция патрулировала улицы, проверяла чеки из магазинов. Алкоголь и сигареты не продавали вообще — хорошая идея, чтобы в деревнях и многоквартирных домах было меньше общения. Это, полагаю, спасло много людей».

Несколько недель сестры друг друга не видели, но Элайза считает, что в целом им повезло: «Мы в очень привилегированном положении, если сравнивать с другими. Пандемия — время подумать. Она напомнила, что на самом деле важно: друзья, семья, здоровье и благополучие».

На Элайзе и Амелии: винтажные металлические серьги, все chanel.

На Элайзе и Амелии: винтажные металлические серьги, все chanel.

Можно догадаться, как сильно сестры мечтают начать наконец новую жизнь в Лондоне. Амелия потихоньку планирует свою свадьбу. Первой из семьи, кому Грег сообщил, что собирается сделать Амелии предложение, была Элайза. «Так трогательно, — говорит сестра невесты. — Он позвонил за десять дней. Я знала, что они собираются в Clouds Estate (отель среди гор и виноградников около Стелленбос. – Прим. «Татлера»). И потащила Амелию на маникюр и вообще привести себя в порядок. При этом делала вид, что просто у нас с ней такой «деньрожденный» уик-энд».

Отец предложил Амелии сыграть свадьбу в поместье Элторп, но она не уверена. «Это наш семейный дом, он очень красивый, возможность жениться там — величайшее везение. Но мы выросли в Кейптауне, и не исключено, что свадьба будет тут. Нам с Грегом нравится идея церемонии на свежем воздухе. Я точно знаю, чего хочу, много раз делала это для других. Уверена, что мама и сестры будут мне помогать. Мне повезло, что я выхожу замуж в такой потрясающей семье». С переездом в Лондон у нее появится возможность чаще видеться с братьями, сестрами и кузенами.

Обе сестры говорят, что им удобнее всего в джинсах и футболках или в спортивных костюмах — визит «Татлера» с фотографом, стилистом, платьями девушек озадачил. Но надо следовать примеру мамы, первая журнальная съемка Виктории Локвуд была как раз в Tatler в 1984 году! Амелия, сильно нервничая, вышла к нам наконец в платье Oscar de la Renta и встала перед камерой на широком подъезде к дому среди огромных пальм. Она машет сестре: «Лиз, иди сюда, постой со мной». Но час за часом леди Амелия и Элайза Спенсер становятся увереннее в себе. Им очень идут платья в греческом стиле, в которых они так позируют около ворот, что на дороге образуется пробка. Близнецов ждет светлое будущее. Они переезжают в Лондон, в кармане лежит контракт с модельным агентством Storm, и еще свадьба — тоже приятные хлопоты. А к английской погоде они, будем надеяться, как-нибудь приспособятся.

На Амелии и Элайзе: шелковые платья, все Isabel Marant.

На Амелии и Элайзе: шелковые платья, все Isabel Marant.

Вам также может быть интересно:

Китти Спенсер: что нужно знать о племяннице принцессы Дианы

Из рода Спенсер: кто есть кто в семье принцессы Дианы

Что известно о леди Амелии Спенсер, племяннице принцессы Дианы

Фото:luc braquet; Mathieu Pol ak/Sygma/gettyimages.com; Dave Thompson – WPA Pool/gettyimages.com; uc braquet. Прическа: Mary Gouveia/Lampost Lustre. Макияж/Маникюр: Kelly Paitaki/Gloss Artists Management. АссисТенТ ФОТОграФа: Jansen Van Staden. АссисТенТ сТилисТа: Michaela Richmond. АссисТенТ ПарикМахера: Tamika Devon. АссисТенТ визажисТа: Cym Clarke. КреаТивный ПрОдюсер: Poppy Evans. ПрОдюсер: Scott Baker/Baker & Co. КоординаТОр ПрОдюсера: Jodi Feuillette. АссисТенТ ПрОдюсера: Manie Rota. БлагОдариМ Belmond Mount Nelson Hotel за ПОМОщь в Организации съеМОк.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует