Как прошел Royal Ascot 2021: скачки, шляпки и встреча с принцем — мнение инсайдера

В финальный день Royal Ascot наш видеоредактор Алиса Дробот рассказывает, как выбрать шляпку мечты, попасть на британское телевидение и выиграть на скачках. Как все прошло в условиях пандемии? Спойлер: цилиндры были все время на месте, а королева — нет.
Как прошел Royal Ascot 2021 скачки шляпки и встреча с принцем — мнение инсайдера

«Международный чемпионат по разглядыванию людей» — так, шутя, называет королевские скачки один мой знакомый. Действительно, на протяжении своей трехсотлетней истории Royal Ascot всегда предоставлял идеальные декорации для светской жизни. Это мероприятие давным-давно масштабнее, чем просто соревнование лошадей (хотя призовой фонд составляет 8 миллионов фунтов). Есть даже такая шутка: «Если во время скачек с ипподрома исчезнут все лошади, никто не заметит». Дело в том, что Аскот — главное событие светского английского сезона. Это неофициальная неделя британской аристократической моды.

Огромный павильон разделен на несколько лож, мы собираемся в Royal Enclosure, куда раньше можно было попасть лишь по приглашению Елизаветы II. Светскому человеку на заметку: сейчас доступна опция членства в клубе скачек или покупки золотого билета в один из мишленовских ресторанов или аренда бокса.

Каждый год я обещаю себе, что начну собирать образ на скачки минимум за три месяца. Но всегда все заканчивается одинаково: за сутки до Royal Ascot ураганом ношусь по шляпным лавкам, спотыкаясь об отвергнутые платья. В сознании московского человека «красиво» — это в первую очередь «привлекательно». Платье должно подчеркивать талию, шляпа эффектно обрамлять лицо (если планируются селфи), а украшения заманчиво поблескивать и по возможности ослеплять. Чем чаще ваши снимки в светской хронике Tatler, тем ярче должен быть блеск.

Классическая русская девушка на Royal Ascot — и здесь, буду откровенна, я описываю себя из прошлого — в облегающем платье, с маленькой шляпкой-таблеткой (максимальный размер, на который осмеливаются новички). Я же

в этот раз решилась на эксперимент в стиле new look Кристиана Диора: приталенное платье с пышной юбкой и воздушная шляпа из перьев. Головной убор мне подобрали завсегдатаи скачек: знакомые англичанки, которые на каждый выбранный мой вариант кричали: «Darling, it is Ascot, you need more of everything!»

У англичан с нами разнится понимание прекрасного. Я, как человек, который когда-то учился в Оксфорде и там проникся безграничной любовью к консервативному дресс-коду, обычно выступаю против экспериментов. Мои иконы британского стиля: Кейт Миддлтон и племянница принцессы Дианы Китти Спенсер. Англичане же, особенно аристократического происхождения, ценят «strikeness of the look», то есть «запоминаемость образа».

И вот мы высаживаемся у входа в королевскую ложу. Перья на шляпке подрагивают от волнения (буквально). На входной зоне пустовато: вместо обычных 40 000 на скачках всего лишь 12 000 гостей. C’est la vie, ведь в прошлом году Аскот вообще не состоялся! Вернее, перенесся в онлайн. Впрочем, без особого успеха. За 300-летнюю историю существования королевских скачек их отменяли всего пару раз — во время Первой и Второй мировых войн. В этом году Royal Ascot попали в тестовую программу, с помощью которой англичане планируют воскресить массовые мероприятия на своей территории.

Итак, о новых правилах: чтобы попасть внутрь, в этом году пришлось помучить горло. Для того, чтобы войти на территорию Royal Ascot, необходимо было сдать экспресс-тест на ковид, зарегистрировать его на сайте NHS. Затем сделать самому себе ПЦР-мазок, загрузить биоматериал в специальный футляр и отправить в лабораторию. Отрицательный результат равнялся входному билету. Fun fact: этот «набор безопасности» организаторы присылали гостям вместе с каталогом лошадей и списком шампанских вин для afternoon tea.

Предъявив на входе отрицательные тесты, мы заходим в ложу. Внутри встречаем настоящего принца… Хотелось бы Гарри или Уильяма, но пока только Чарльза. Они с герцогиней Корнуолльской Камиллой, как представители королевской семьи, могут заехать прямо на территорию павильона. Елизавета II в этом году на Royal Ascot появилась лишь в последний день. Внутри я профессиональным взглядом сразу фиксирую четырех фотографов и три съемочные группы. Они замечают меня, расчехляют объективы, прицеливаются и начинают фотообстрел. Слева подбегает представитель Royal Ascot, просит ответить на пару вопросов для видео: и я даю свое лучшее (потому что первое) интервью английскому телеканалу. Мое изображение транслируют на экранах, расположенных по всему павильону скачек. С этого момента начинается британский час славы: я трижды повторяю ироничное описание своего образа разным телекамерам, позирую, по ощущениям, всем фотографам мероприятия и даже случайно снимаюсь в рекламе часов (о чем узнаю от друзей пару дней спустя).

Пока мы идем за классическим напитком скачек, лимонадом Pimm’s, моей шляпе делают комплименты два барона, один эсквайр и семья ирландских аристократов с кольцами на мизинцах. Первое правило блестящей светской беседы - говорить о том, что нравится собеседнику. Поэтому я сразу завожу разговор о Дублинском университете: во время учебы на журфаке МГУ я выиграла туда стажировку. И тут выясняется, что все присутствующие за столом мужчины окончили Trinity College (среди известных выпускников которого числится, например, Оскар Уайльд). Отец семейства радостно сообщает, что «six generations» семьи учились в Тринити. Спрашиваю у одного из его сыновей: «Тоже хочешь, чтобы твои будущие дети окончили Тринити?» Он, усмехнувшись, отвечает: «Мне совершенно все равно, какой университет окончит мой будущий сын… После того, как окончит Тринити!» И они с отцом заливаются интеллигентным британским смехом (когда смеешься сквозь полуприкрытые губы).

На балконе второй акт светского нетворкинга. Беседую с мужчиной в сером цилиндре, спрашиваю дежурное: «Это ваш первый Ascot?» Он гордо парирует: «Нет! Пятьдесят пятый». Дальше, как в сказке, выясняется, что наш герой вырос в замке, затерявшемся где-то среди зеленых английских холмов, далеко от светской суеты большого Лондона. Но раз в год родители привозили его на королевские скачки… Он уехал в Нью-Йорк делать карьеру на Wall Street, но каждый год специально возвращался на Ascot. Знает всех лошадей, владеет каждой восьмой. Советует мне поставить на американского скакуна, я верю и проигрываю. В следующем заезде ставлю все на лошадь с литературным именем Poetic Flare — и побеждаю! Отправляемся тратить мой выигрыш на afterparty.

Раньше после скачек все гости королевской ложи спускались из ресторанов к шатрам в саду Royal Enclosure. Начиналась моя любимая часть Ascot (разумеется, после самих скачек) — вечерние танцы британских аристократов, которые врезались друг в друга шляпами, обменивались цилиндрами и никнеймами своих-непременно-закрытых аккаунтов в Инстаграме. Высшим шиком считалось отхватить в баре специальную сумочку для шампанского, чтобы не расставаться с бутылкой игристого даже на танцполе. На этой вечеринке я встречала знакомых гвардейцев Королевской гвардии (которые приезжали на скачки в карете), голливудских продюсеров фильмов о Бонде и владельцев победивших на заездах лошадей. В этом году вечеринку в саду отменили из-за пандемии. Поэтому после скачек леди и джентльмены из королевской ложи смиренно проследовали к кэбам в Лондон праздновать победы (и запивать проигрыши) в заведения района Mayfair. Мы по старой традиции решили довести королевскую тему до апогея и телепортировались в отель Claridge’s (там во время войны жили представители нескольких монарших династий), где завершили вечер бокалом розового шампанского и идеальными truffle french fries.

Фото: GETTY IMAGES