1. Главная
  2. Royals
Royals

Истории королевских нянь: от наставницы Елизаветы I до соперницы принцессы Дианы

Говорят, Гарри и Меган уволили няню своего сына Арчи на второй день ее работы. Зато у других представителей монарших семей, как показывает история, складывались куда более длительные отношения с воспитательницами их наследников.
реклама
21 Сентября 2020

Tatler объявляет о старте марафона «Осознанное родительство». В течение 3-х недель вы сможете по-новому взглянуть на свои отношения с детьми. Успейте зарегистрироваться до 27 сентября включительно. А пока предлагаем вам почитать, кто на протяжении веков воспитывал королевских наследников в разных странах.

Зачастую королевские дети видят своих нянь куда регулярнее родных родителей. Согласно биографии герцога и герцогини Сассекских «В поисках свободы: Гарри, Меган и создание современной королевской семьи», они решили воспитывать сына Арчи собственными силами и уволили ночную няню во время ее второй смены. Но это, скорее, исключение из правил — на протяжении веков королевские няни спасали жизни своих подопечных, умирали за них, завоевали сердца будущих королей и навлекали на себя гнев работодателей.

Филиппа Катанская

В молодости уроженка итальянского портового города Катания Филиппа была бедной прачкой. Около 1328 года неаполитанская королевская семья наняла ее в качестве кормилицы. Обаятельная, умная и заботливая, вскоре Филиппа стала незаменимой и начала быстро подниматься в придворной иерархии.

Она вышла замуж за другого амбициозного выходца из низов — Раймонда Кампаньо, который из эфиопского раба превратился в блестящего военачальника. Внезапно они оказались весьма влиятельной парой при дворе Неаполя с обширным портфелем недвижимости и вниманием со стороны правящей семьи. По словам Нэнси Голдстоун, автора книги «Леди-королева: правление Джованны I, королевы Неаполя, Иерусалима и Сицилии», их состояние стремительно выросло после того, как Филиппа стала гувернанткой Джованны, наследницы короны. Принцесса-сирота выросла в самую могущественную и печально известную королеву своей эпохи, а Филиппу называли не иначе как ее матерью.

Дети Филиппы тоже стали влиятельными придворными, что приводило в ярость многих приближенных королевы. Например, писатель Джованни Боккаччо писал о них: «Можно подумать, это дети короля, а не раба». Но такая близость к королевской семье в Неаполе была смертельно опасна. Перевороты и убийства были обыденным делом, а Филиппа и ее семья, как говорится highly likely, были причастны к убийству первого мужа Джованны, Андрея Венгерского (скорее всего, по поручению самой Джованны).

В результате противоборствующие группировки захватили Филиппу и ее внучку Сансию в плен и пытали их, вынуждая признаться в убийстве Андрея и причастности к этому преступлению королевы. 29 декабря 1354 года обе женщины были публично казнены. Они так и не признались в содеянном и остались верны королеве, не став свидетельствовать против нее.

Кэтрин Эшли

К четырем годам будущая королева Англии Елизавета I пережила немало трагических событий. Ее мать Анна Болейн была казнена по приказу ее отца Генриха VIII, а сама малышка лишилась наследства и была объявлена бастардом. Первый солнечный луч озарил ее существование в 1537 году, когда добрая и скромная придворная Кэтрин «Кэт» Эшли стала ее третьей гувернанткой.

Эшли воспитывала Елизавету в Хэтфилд-Хаусе, графство Хартфордшир. Не по годам развитую девочку там оберегал небольшой круг верных слуг и наставников. Это мирное существование продолжалось до 1543 года, когда Елизавета и Кэт переехали в дом вдовствующей королевы Екатерины Парр и ее нового мужа, коварного Томаса Сеймура, за которого Екатерина вышла замуж вскоре после смерти Генриха VIII. Томас заигрывал с юной Елизаветой, и ее няня поначалу поощряла это. Однако когда его поведение вышло за все рамки приличий и он проник утром в спальню девушки и попытался поцеловать ее, Кэт посоветовала ему уйти и не доводить до греха.

В 1549 году Томас Сеймур был обвинен в государственной измене, а Елизавету подозревали в сговоре с ним. Кэт была отправлена ​​в лондонский Тауэр для допросов с пристрастием. Но свою воспитанницу она не выдала. «Все они поют одну песню», — пожаловался один из следователей. В результате Кэт освободили за несколько дней до казни Сеймура и разрешили вернуться к Елизавете.

В 1558 году Елизавета стала королевой, а Кэт была назначена первой леди опочивальни — весьма почетная должность при дворе. Она была одной из немногих, кто решался откровенно говорить со своенравной правительницей. Когда Кэт умерла в 1565 году, Елизавета была в отчаянии. «Мы больше связаны с теми, кто воспитывает нас, чем с нашими родителями, — писала она. — Ведь наши родители приводят нас в этот мир, но наши воспитатели делают так, чтобы мы жили в этом мире счастливо».

реклама

Маркиза де Ментенон

В зените своей власти в 1670-х годах Людовик XIV, тот самый Король-солнце, частенько заглядывал в уютный парижский дом по адресу рю де Вожирар, 25. Здесь, по словам Антонии Фрейзер, автора романа «Любовь и Людовик XIV», «он встретил очаровательную, нежную женщину с одним ребенком на коленях, вторым на плече и третьим в колыбели, читающую книгу вслух. "Как хорошо быть любимым такой женщиной", — размышлял он».

Трое детей были его собственными — родившимися в результате длительного романа с темпераментной маркизой Атенаис де Монтеспан. Но той самой женщиной, которой залюбовался король, была не она, а Франсуаза д’Обинье, маркиза де Ментенон, чуткая и крайне практичная вдова невысокого происхождения, которая в 1669 году стала гувернанткой внебрачных королевских детей.

Идея нанять подругу на эту должность принадлежала самой Атенаис, но вскоре женщины начали конфликтовать как на почве вопросов воспитания детей, так и из-за возникшей между королем и няней нежной дружбы. Однако Франсуаза была больше заинтересована в спасении души Людовика XIV, а не в том, чтобы стать его очередной любовницей. Вместо этого она стала его лучшим другом и духовным советником. В конце концов, правда, Франсуаза все же согласилась на интимные отношения с королем, хотя всегда находила это «обременительным».

Версальские сплетники были сбиты с толку тем, что эта простая женщина средних лет очаровала яркого и харизматичного короля. Их замешательство только усугубилось в 1683 году, когда они тайно поженились в Версале после смерти многострадальной королевы Марии Терезии, первой жены Людовика.

Главным призванием Франсуазы тем не менее оставалось воспитание детей — его она полностью реализовала, основав в 1686 году школу-интернат для девочек Сен-Сир, где и проводила большую часть времени.

Хотя Франсуаза никогда публично не называлась женой короля, после его смерти в 1715 году она получила письма с соболезнованиями от многих монарших семей Европы. Об этом браке она молчала до конца своей жизни. По словам Фрейзер, «если кто-то задавал ей вопрос на эту тему, она неизменно отвечала: "Кто тебе это сказал?"»

Маркиза де Ментенон

Маркиза де Ментенон

Герцогиня Вантадур

1712 год стал для французской королевской семьи трагичным — большая часть прямых наследников скончалась от кори. Новым дофином стал осиротевший малыш Людовик, герцог Анжуйский. Когда и он заболел корью, врачи приготовились применять популярное в то время лечение кровопусканием. Но гувернантка мальчика Шарлотта де Ламот-Уданкур, герцогиня Вантадур, не допустила этого. Как писала Антония Фрейзер, «эта великолепная женщина видела то, что никто не осмеливался признать: таким лечением врачи убивают своих ослабленных пациентов быстрее, чем любая болезнь, — и она просто забаррикадировалась с двухлетним принцем в своих апартаментах и не впустила врачей».

Король Людовик XIV навсегда запомнил этот случай и был благодарен герцогине за спасение жизни дофина. На смертном одре именно ей он доверил заботу о своем правнуке: «Я очень обязан вам за ту заботу, с которой вы воспитываете этого ребенка. И я заклинаю его продемонстрировать вам свою благодарность». И ее воспитанник, ставший королем Людовиком XV, действительно был ей глубоко признателен. Когда его в возрасте семи лет разлучили с няней, чтобы Людовика вырастил мужчина-гувернер, мальчик весь день оплакивал свою «маман». Подарив ей шкатулку с драгоценностями, «он с грустью заметил, что этот подарок — ничто по сравнению с той благодарностью, которую он к ней испытывал».

Без любви своей гувернантки некогда счастливый мальчик превратился в замкнутого, недоверчивого ребенка. Когда он вырос и смог самостоятельно принимать подобные решения, Людовик вернул герцогиню в свое окружение. Ей было поручено заботиться о его собственном сыне, и герцогиня Вантадур могла в любой момент зайти в личные покои короля, что было дозволено только высокопоставленным чиновникам и ближайшим членам королевской семьи.

Герцогиня Вантадур со своим воспитанником дофином Людовиком, Людовиком XIV и его приближенными

Герцогиня Вантадур со своим воспитанником дофином Людовиком, Людовиком XIV и его приближенными

Анна Леонуэнс

В 1862 году Анна Леонуэнс, овдовевшая гувернантка, уроженка Индии с валлийскими и европейскими корнями, прибыла в королевство Сиам (ныне Таиланд), чтобы обучать жен, наложниц и детей короля Монгкута. В 1867 году она уехала из страны. Позже она подробно описала время, проведенное там, в двух книгах: «Английская гувернантка при сиамском дворе», изданной в 1870 году, и «Романы гарема» 1873 года. Эти мемуары легли в основу мюзикла Роджерса и Хаммерштейна «Король и я» и романа Маргарет Лэндон «Анна и король Сиама».

В своих книгах Леонуэнс, «лживая до мозга костей», как описывает ее биограф Альфред Хабеггер, представляла себя английской благородной героиней, которая помогла модернизировать Сиам и повлияла на короля с помощью своих твердых христианских убеждений (хотя многие в Таиланде до сих пор сомневаются, что она когда-либо встречалась с королем). В книге «Английская гувернантка» она пишет: «Если хоть малейший зародыш любви и истины упал из моего сердца в сердца самых подлых из тех жен, наложниц и детей короля, если хоть одно мое слово помогло хоть одной из них взглянуть вверх из глубин их жалкой жизни на более ясный и яркий свет, чем излучает их Будда, тогда я действительно не тщетно трудилась среди них».

Позже Леонуэнс переехала в Канаду. Ей приписывали влияние на бывшего ученика, сына Монгкута, короля Чулалонгкорна, реформатора, который отменил рабство в Сиаме. Сам он это отрицал. Подыскивая учителя английского языка для своих дочерей, король выдвигал особое условие — «воздерживаться от распространения дворцовых сплетен, как это сделала миссис Леонуэнс».

 Анна Леонуэнс

Анна Леонуэнс

Мэрион Кроуфорд

В 1932 году молодая, веселая и жизнерадостная шотландская учительница Мэрион «Кроуфи» Кроуфорд стала гувернанткой юных дочерей будущего короля Георга VI Елизаветы и Маргарет. В своих мемуарах 1950 года «Маленькие принцессы» Кроуфи описывала Елизавету как организованную, ответственную и заботливую девочку, а Маргарет — как веселую, шумную и озорную (однажды она набила желудями обувь высокопоставленных гостей отца).

Когда в 1936 году их отец стал королем, девочки с семьей переехали в Букингемский дворец, такой огромный и холодный, что Елизавета предложила перемещаться из одной комнаты в другую на велосипедах. Кроуфи в свою очередь сравнила жизнь во дворце с кемпингом в музее. Она пыталась создать для изолированных от общества девочек ощущение нормальной жизни: катала их на автобусе и исследовала с воспитанницами укромные уголки королевских резиденций.

В 1947 году Кроуфи вышла замуж за банковского служащего с туманной биографией Джорджа Бутли и покинула пост. За ней тут же стали охотиться американские издатели, убеждающие ее рассказать о своем профессиональном опыте. Когда королеве Елизавете II сообщили о этом, она написала своей бывшей няне: «Вы должны сопротивляться соблазну американских денег и решительно отказываться от предложенных долларов за статьи о такой частной и неприкасаемой теме, как наша семья».

По настоянию мужа Кроуфи все же взялась за мемуары. Публикация «Маленьких принцесс» глубоко ранила королевскую семью, которая разорвала все контакты с бывшей сотрудницей. В конце концов Мэрион вернулась на родину, в Шотландию, и поселилась в непосредственной близости от королевской резиденции Балморал. Однако, проезжая по дороге непосредственно перед домом Мэрион, Виндзоры ни разу не навестили ее. После смерти мужа Кроуфорд пыталась покончить жизнь самоубийством, написав: «Жизнь прошла мимо меня, и я не могу вынести, что те, кого я люблю, тоже проходят мимо меня».

Кроуфи умерла в 1988 году в доме престарелых. Королевская семья не стала отправлять траурный венок в память о своей бывшей помощнице.

Леди Хелен Грейам, принцесса Елизавета, принцесса Маргарет и Мэрион Кроуфорд

Леди Хелен Грейам, принцесса Елизавета, принцесса Маргарет и Мэрион Кроуфорд

Александра «Тигги» Легге-Бурк

Говорят, что принцесса Диана сразу невзлюбила Тигги Легге-Бурк, бывшую учительницу начальных классов, которую принц Чарльз в 1993 году нанял в качестве няни для своих сыновей. Уильяму и Гарри, напротив, авантюрная и свободолюбивая Тигги пришлась по душе. Однажды ее сфотографировали с сигаретой в руке за рулем Land Rover, в то время как Гарри, высунувшись из окна машины, стрелял из ружья в кроликов.

Гнев Дианы вызывало прежде всего то, что Тигги назвала принцев «своими мальчиками». Кроме того, несмотря на то, что на тот момент Диана и Чарльз уже официально расстались, леди Ди зациклилась на мысли о том, что у ее бывшего мужа и молодой няни был роман. Масла в огонь подлили снимки папарацци, на которых принц Уэльский целует воспитательницу в щеку. Но Тигги, похоже, не боялась Дианы, открыто заявляя друзьям: «Я даю им то, что им нужно — свежий воздух, ружья и лошадей. Она дает им теннисные ракетки и ведро попкорна в кинотеатре».

Накал страстей достиг апогея на рождественской вечеринке 1995 года, которую наследник престола устраивал для своих сотрудников в отеле Lanesborough. Поверив в слухи о том, что Тигги была беременна от Чарльза, но сделала аборт, Диана подошла к ней и громко сказала: «Я так сожалею о вашем ребенке». По сообщениям очевидцев, Тигги выбежала из зала в слезах.

Несмотря на все усилия Дианы, с годами принцы лишь еще больше сближались со своей няней. В 1996 году принц Уильям попросил своих родителей воздержаться от посещения празднования Четвертого июня в Итоне, зато пригласил туда Тигги. После смерти Дианы няня наряду с отцом стала для мальчиков надежной опорой. Ее помощь особенно потребовалась Гарри, который был очень привязан к ней. Вероятно, именно няня воспитала в нем бунтарский дух, который в подростковом возрасте принес королевской семье немало хлопот. По слухам, на свадьбе Тигги в 1999 году изрядно подпивший Гарри проглотил живую золотую рыбку из декоративного аквариума.

Сегодня Тигги вместе со своим мужем Чарльзом Петтифером управляет Ty’r Chanter, уютной гостиницей в валлийской глубинке. Гарри стал крестным отцом ее старшего сына Фреда, а Уильям — второго сына Тома (кстати, Том был пажом на свадьбе Уильяма в 2011 году). Королевские эксперты также утверждают, что в 2019 году принц Гарри и Меган Маркл попросили Тигги стать крестной матерью их сына Арчи. Напомним, что герцог и герцогиня Сассекские решили не оглашать список крестных родителей.

 Тигги Легге-Бурк с принцами Гарри и Уильямом

Тигги Легге-Бурк с принцами Гарри и Уильямом

Оригинальный материал был опубликован на сайте Vanity Fair.

Фото:East News, Getty Images, Legion-Media

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует