психология

Психолог Марина Мелия: что делать, если ребенка травят в школе

Колумнист Tatler рассказывает, как помочь ребенку, если его избрали объектом для издевательств в коллективе.
реклама
12 Сентября 2018
Марина Мелия
Марина Мелия

Наш 12-летний сын отказывается ходить в школу. Он хороший, спокойный мальчик, учится прилично, матом не ругается. Одноклассники как-то подбивали его пойти покурить, он отказался. С тех пор они на него взъелись, просто не дают проходу. На уроках хихикают, что бы он ни сказал, на переменах толкают, обзывают, подкидывают идиотские, оскорбительные записки, пишут гадости в соцсетях. Учительница как будто ничего не замечает. Я в растерянности. Что делать?

Ольга, Москва

То, что происходит с вашим ребенком, называется травлей. Как явление травля существовала всегда и знакома многим. Вспомним свои школьные годы — кто-то был объектом травли, кто-то свидетелем, а кто-то сам в ней участвовал. С появлением интернета травля приобрела поистине «вселенские масштабы». Недаром слово «травля», или «буллинг», теперь слышишь все чаще. Травля бывает чисто психологической, эмоциональной, но порой те, кто травит, «переходят от слов к делу», и тогда не исключено нанесение телесных повреждений.

В результате буллинга со стороны одноклассников ребенок получает огромную психологическую травму, которая приводит к нервным расстройствам, фобиям, агрессивности, а иногда и к суициду.

Почему травля – такое распространенное явление? В однородных коллективах, где собраны люди одного возраста или даже пола, – школьных, армейских, тюремных – она возникает чаще, поскольку здесь действуют законы групповой динамики. Если оставить такие группы без надзора, люди стихийно «сортируются», одни становятся властелинами, другие – козлами отпущения, третьи – зрителями, наблюдающими за происходящим. И все начинают играть соответствующие роли. Чаще всего травлю организуют или те, кто оказался «на вершине», или, наоборот, те, кто остался за бортом и не может никак иначе занять доминирующее положение. Буллинг — это возможность установить свою власть, поиздеваться над другими.

Кадр из фильма «Говори»

Кадр из фильма «Говори»

реклама

Поводы для травли могут быть абсолютно разными, и кто станет следующей жертвой, угадать невозможно: слишком толстый или слишком тощий, тот, кто заикается, или рыжий, «богатенький сынок» или нищеброд, слишком умный или «тупой отморозок». «Градус» травли зависит и от ее лидера, и от реакции жертвы, и от поведения зрителей, но суть всегда одна.

Если люди, которые отвечают за группу – педагоги, воспитатели, надзиратели, командиры, – не контролируют процесс, не проводят специальной, целенаправленной работы, чтобы культивировать иное поведение, то травли не избежать. Это как с сорняками: не будешь выкорчевывать, выпалывать, они забьют, задавят остальные растения. К сожалению, некоторые «командиры» прямо заинтересованы в буллинге – через «вожака», который подавляет других, легче управлять и держать под контролем всю «стаю». И там, где это поощряется – явно или негласно, сорняки цветут махровым цветом.

Как чаще всего ведут себя родители, чьи дети подвергаются травле? Одни просто умывают руки, как будто их это не касается. Они говорят: «Это всегда было, есть и будет, и в моей в школе так было. Ну и что, все выжили, ничего страшного, пусть не валяет дурака».

Другие начинают стыдить ребенка: «Сам виноват – говорили тебе, что надо похудеть…», «Да что ты, как размазня, сдачи дать не можешь? Вот я в твои годы…» А потом мы сетуем, почему дети скрытничают, не жалуются. Да потому, что знают, каким будет ответ – сам виноват!

Иногда родители вообще ничего не замечают до тех пор, пока не случится что-нибудь серьезное: «А мы и не знали!» Они как будто не видят, что ребенок не хочет ходить в школу, что он стал агрессивным, возвращается домой заплаканный, с синяками, закрывается в комнате, не хочет общаться, плохо ест, плохо спит, то и дело притворяется больным, чтобы не выходить из дома…

Кадр из фильма «Говори»

Кадр из фильма «Говори»

Бывает, что родители, узнав о травле, без каких-либо выяснений быстро переводят ребенка в другую школу – и дело с концом.

Казалось бы, родители ведут себя по-разному. Что их объединяет, так это защитная реакция – избегание: мы не хотим вмешиваться и «устраивать разборки».

Но без нашей помощи и поддержки дети чувствуют себя брошенными и преданными. Согласно исследованиям, больше половины подростков вообще не надеются на взрослых – ни на учителей, ни на родителей. Они еще больше замыкаются в себе, стараются не показывать, как им плохо, терпят унижения, стиснув зубы. Все это может привести к очень тяжелым и печальным последствиям – один кончает жизнь самоубийством, а другой приходит в школу с оружием и коктейлем Молотова.

Ситуация критическая, значит, важно собраться и подумать, что мы можем сделать.

Прежде всего, родители ни в коем случае не должны отстраняться. Травля – это проблема, которая может возникнуть в любом коллективе и которую надо пытаться решить. Как? Главное – привлечь внимание к тому, что происходит, «посветить фонариком» туда, где слизь и грязь, и показать реальную ситуацию как можно большему числу людей: собрать родителей, рассказать директору школы, поговорить с учителями. Если нанесены травмы – сообщить в полицию. Нужно буквально бить во все колокола!

От скандалов толку не будет, поэтому мы должны организовать серьезный разговор ответственных взрослых людей, к которому надо подготовиться, все продумать, чтобы он получился результативным. И начинать надо не с претензий, не с наскоков – в конце концов, любой ребенок может быть втянут в буллинг в любой роли, – а с попытки разобраться, что происходит, почему и что делать, чтобы исправить ситуацию.

Часто говорят: «Если я вмешаюсь, ребенку начнут мстить. Будет только хуже». Но когда все замалчивается и окружено тайной, как раз и случается самое страшное.

Мы должны быть однозначно на стороне ребенка. Ему надо видеть, что мы ничего и никого не боимся, что мы его поддерживаем, помогаем выстоять в сложной ситуации. Мы обсуждаем с ним, как себя правильно вести, как отвечать, как сохранить свое достоинство, самоуважение, объясняем, что любому человеку, даже взрослому, было бы трудно с этим справиться. У него не должно сформироваться чувства вины, комплекса неудачника, заниженной самооценки, с которыми он потом пойдет в жизнь.

Кадр из фильма «Говори»

Кадр из фильма «Говори»

Когда речь заходит о травле, сразу всплывает слово «виктимность» – предрасположенность к тому, чтобы быть жертвой. Если ярлык наклеен – «Да, ребенок-то виктимный. Видно, так ему на роду написано…», – это сразу снимает ответственность со всех участников процесса. И на этом все заканчивается. Что толку сопротивляться?

Но сопротивляться необходимо. Надо постоянно быть в контакте с ребенком, разговаривать, оценивать его настроение и состояние, хвалить за то, что он не поддается на провокации и отстаивает свое Я.

Если же мы увидим, что ни другие родители, ни учителя, ни администрация не собираются пресекать травлю, остаются равнодушными к нашим проблемам и ничего не предпринимают, тогда мы принимаем кардинальное решение – переходим в другую школу.

Так стоит ли бороться? Безусловно, стоит!

Во-первых, мы привлекли внимание к проблеме – иногда этого достаточно, чтобы люди изменили свой взгляд на буллинг. В Европе, например, отношение к нему более чем серьезное. С травлей в школах активно борются, проводят исследования, готовят рекомендации по профилактике и противостоянию буллингу. В школах Швеции существуют даже «антибуллинговые команды» из старшеклассников, готовые защищать учеников с первого по девятый класс от травли со стороны одноклассников.

Во-вторых, ребенок видел, что мы не спасовали, не схватили его испуганно в охапку и не побежали прочь, а пытались вместе с ним решить проблему.

И в-третьих, есть шанс, что ребенок придет в новую школу более зрелым человеком, многое пережившим и понявшим, более подготовленным, более бдительным, и, скорее всего, на новом месте уже не допустит повторения негативного сценария.

Важно понять, что без вмешательства взрослых сама по себе подобная ситуация не разрешится, поэтому мы должны занять активную позицию. Всегда спрашивайте себя: «Действую ли я на стороне ребенка?», «Учу ли я его, как поступать в таких ситуациях?», «Даю ли я ему пример достойного поведения?» Если ответы «да», значит, вы все делаете правильно.

Психолог Марина Мелия

Психолог Марина Мелия

Марина Мелия – мама троих детей, профессор психологии, коуч-консультант первых лиц российского бизнеса, автор книг «Бизнес – это психология», «Главный секрет первого года жизни» и «Наши бедные/богатые дети». В свое время, работая над школьным приложением к «Татлеру», мы всей редакцией зачитывались ее «Детьми» – потому что многие описанные там проблемы до боли знакомы нашим героям и читателям. Теперь Марина – наш колумнист по непростому воспитательному вопросу. Раз в две недели она будет отвечать на ваши письма – их можно отправлять на адрес web@tatler.ru.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует