Party

Балы века, на которые знаменитости не жалели ни сил, ни денег

Черно-белый бал Трумена Капоте, бал Пруста в замке Ферьер и другие вечеринки, на которые стремился попасть весь свет.
реклама
23 Октября 2017
Екатерина Нехлюдова
Джейн Биркин и Серж Генсбур в объективе Сесила Битона

Джейн Биркин и Серж Генсбур в объективе Сесила Битона

Иногда одна праздничная ночь может стать вечеринкой века. И дело не только в списке гостей, декорациях или меню. Это непостижимая магия, и в XX веке за волшебство светских балов отвечали Трумен Капоте, Ротшильды, Сальвадор Дали, Романовы и Анна Винтур.

Черно-белый бал Трумена Капоте, 28 ноября 1966 года. Отель Plaza, Нью-Йорк

Трумен планировал весь светский Нью-Йорк поставить на колени. Не попасть к нему на бал означало забвение. Вечер, к которому Капоте готовился целый год, он посвятил Катерине Грэхем — самой влиятельной женщине Америки тех лет. Она дружила с Джоном и Джеки Кеннеди, Рональдом и Нэнси Рейган, Линдоном Джонсоном и Робертом МакНамара. Ей принадлежала печатная империя, в том числе The Washington Post и Newsweek. Она была медиахозяйкой страны, и, конечно, Трумен не мог пройти мимо. К балу он готовился, как тиран к своей коронации: сам лично вписывал каждое имя в специальный блокнотик и лично их вычеркивал — ни один нежелательный персонаж не проскочил мимо дотошливого Трумена. Этот список он переписывал не меньше двадцати раз. Перед балом устраивал проверочные вечеринки — ужины, на которые приглашал неблагонадежных гостей, чтобы решить, подходят ли они для его мероприятия. «Вокруг этой вечеринки кружился какой-то сумасшедший ажиотаж. И при этом какого-то более-менее разумного объяснения всему этому не было», — говорила Катерина Грэхем Vanity Fair в 1996 году.

реклама

Темой бала стала знаменитая сцена гавота из фильма «Моя прекрасная леди», которую костюмировал денди и знаток светских душ Сесил Битон. В тон теме Капоте попросил дам прийти в черном или белом платье, а для спутников определил классический black tie. И все без исключения должны были быть в масках. После того, как были разосланы пригласительные, этот аксессуар смели с полок Bergdorf Goodman. Тогда ателье универмага открыло список на индивидуальный пошив — штатный шляпник Адольфо Хальстон во имя светской жизни Нью-Йорка трудился днем и ночью. Трумен купил себе маску в F.A.O. Schwarz за 79 центов. На организацию события писатель потратил $16000.

Среди гостей были Генри Фонда с женой Ширли Мае Адамс, Ли Радзивилл — сестра Жаклин Кеннеди, главный редактор французского Vogue Франсуаза де Ланглад с мужем Оскаром де ла Рента, Генри Форд II, Энди Уорхол, Сарджент Шрайвер — американский политик, основатель Корпуса мира — и Юнис Кеннеди Шрайвер.

Трумен Капоте и Катерина Грехэм
article.title
article.title
article.title

Бал Пруста, 10 июля 1971 года. Замок Ферьер, Франция

К столетию со дня рождения Пруста в 1971 году Мари-Элен Ротшильд закатила бал, который стал ее триумфом в светском обществе. 350 гостей, среди которых были Одри Хепберн, принцесса Монако Грейс, Элизабет Тейлор, Ричард Бертон, угощали роскошным ужином в загородном парижском замке Ферьер (Château de Ferrières). Всю ночь напролет дорогих гостей фотографировал Сесил Битон. Французская модель и актриса Мариса Беренсон вспоминала эту ночь: «Попав в Ferrières, вы будто проваливались в прошлое, только более величественное прошлое, попадали в общество с невероятно утонченным вкусом... На женщинах были платья, корсеты, головные уборы невероятных размеров, тиары, бриллианты. Это была самая настоящая эра Пруста».

Марису Беренсон в образе маркизы Луизы Казати (в ее честь жена Харви Вайнштейна Джорджина Чапман назвала бренд Marchesa) не узнал никто, даже хозяйка вечера.

Марису Беренсон в образе маркизы Луизы Казати (в ее честь жена Харви Вайнштейна Джорджина Чапман назвала бренд Marchesa) не узнал никто, даже хозяйка вечера.

Откровенный наряд Элизабет Тейлор обсуждала вся мировая пресса.

Откровенный наряд Элизабет Тейлор обсуждала вся мировая пресса.

Джейн Биркин и Серж Генсбур в объективе Сесила Битона

Джейн Биркин и Серж Генсбур в объективе Сесила Битона

Бал сюрреалистов, 12 декабря 1972 года. Замок Ферьер.

Через год после бала Пруста прогремел Бал сюрреалистов, посвященный Сальвадору Дали и Рене Магритту. Текст на пригласительных был напечатан задом наперед, прочитать его можно было только с зеркалом. Дресс-код гласил — Black tie, long dresses, and surrealist heads. «Сюрреалистические головы» готовили на совесть. Хозяйка бала Мари-Элен Ротшильд в отделанном мехом белом платье и маске плачущего оленя с огромными бриллиантовыми слезами, а Одри Хепберн — с клеткой на голове. Элен Роша украсила свою прическу гигантским граммофоном. Барон Алексис де Реде был в оригинальной маске с двумя лицами, которую для него создал Дали. Сам Дали, кстати, был единственным, кто пришел без костюма. Он был так занят нарядами для гостей, что не задумался о своем собственном — и в своем обыденном платье он выглядел достаточно сюрреалистично.

У входа в замок, который издалека казался охваченным огнем, выстроились огромные спящие коты (они же дворецкие), которые встречали гостей рычанием. Дальше приглашенные терялись в лабиринте, украшенном черными лентами. Здесь тоже скрывались коты, которые в нужный момент появлялись из засады, чтобы помочь потерявшимся и проводить их на праздник. Ужин подавался на огромном манекене, который уложили на кровати и украсили лепестками роз. Карточки с именами были голубого цвета, тарелки — из меха, а столы оказались украшенными чучелами черепах.

Хозяева вечера Бэрон Гай и Мари-Элен Ротшильды
firstTile.title
Одри Хепберн
Гости вечера
Гости вечера

Бал Института костюма Met Gala, 1 мая 1995 года

Из скромного закрытого мероприятия за 50 лет Бал Института костюма подрос до сенсационной ярмарки тщеславия, где мировые знаменитости меряются бриллиантами, кутюрными нарядами и собственной изобретательностью — угодить Анне Винтур и теме бала всегда непросто.

Началась эта гонка «наряжаний» в 1995 году с первого бала главного редактора Vogue, который она посвятила кутюру. Тогда же в списке гостей появились имена супермоделей Кейт Мосс, Наоми Кэмпбелл и почти всех самых ярких знаменитостей, например, принцессы Дианы. Так Met Gala стал вечеринкой года, на которой Анна Винтур танцевала с Оскаром де ла Рента, а Сара Джессика Паркер скромно («Секс в большом городе» еще не рвал телевизионные рейтинги) стояла в простом черном платье-комбинации. Сегодня аренда столиков начинается от $25 000, Сара позволяет себе платье-огонек, а Анна лично утверждает списки гостей и лишь иногда пританцовывает в рамках дозволенного.

За входной билет на первый бал вам пришлось бы заплатить всего $50, и в эту стоимость входила бы аренда платья.

Принцесса Диана

Принцесса Диана

Наоми Кэмпбелл с гостем

Наоми Кэмпбелл с гостем

Кейт Мосс, Кельвин Кляйн и Кристи Тарлингтон

Кейт Мосс, Кельвин Кляйн и Кристи Тарлингтон

Оскар де ла Рента с дочерью

Оскар де ла Рента с дочерью

реклама
читайте также
TATLER рекомендует