Мэй Маск — о домашнем насилии, детях и осознанном одиночестве

Мать Илона Маска поделилась жизненной мудростью в новом интервью.
Мэй Маск — о домашнем насилии детях и осознанном одиночестве

Несмотря на пандемию, у матери Илона Маска Мэй насыщенное расписание. В последние несколько месяцев она промоутирует выход своей книги «Женщина, у которой есть план», в том числе на русском языке, активно ведет ТикТок и, разумеется, поддерживает своих талантливых детей в их начинаниях. 17 июня на YouTube-канале Ирины Шихман «А поговорить?» вышло интервью с Мэй Маск, в котором она рассказала об ошибках молодости и успехе, который пришел к ней после шестидесяти.

Разговор начался, разумеется, с обсуждения недавнего запуска космического корабля Crew Dragon. Мэй рассказала, что вместе со всей семьей прилетела во Флориду к первой дате старта: «Мы находились в центре управления полетами со всеми инженерами из NASA и SpaceX. И потом все это отложили из-за погоды. То есть ты в возбуждении и нетерпении, а потом надо ждать еще четыре дня до следующего запуска. Но мы вернулись, и все было потрясающе». После успешного запуска Илон с мамой, сестрой Тоской и братом Кимбелом отправился на ужин. Впрочем, успешность операции, как оказалось, не влияет на настроение основателя SpaceX — Мэй рассказала о том, как Илон реагировал на неудачные запуски и испытания, которые случались у него в прошлом: «Каждый раз мне хотелось просто свернуться, как ребенок, в углу на диване, потому что мне было грустно. А Илон выходил и говорил: “Да, надо поработать над этим. В следующий раз получится лучше. Пойдемте ужинать”».

Вне зависимости от того, выстреливали проекты ее детей или проваливались, Мэй всегда гордилась своими наследниками: «Мои дети всегда делали что-то, что приносит пользу другим людям. У каждого из них своя миссия». И даже первый проект своих сыновей Кимбела и Илона Zip2 она спонсировала из собственных денег. Зато сейчас уже дети активно помогают матери, несмотря на то, что она полностью себя обеспечивает за счет практики диетолога и работы моделью.

Также в интервью Мэй подробно рассказала о неудачном браке с отцом своих детей Эрролом Маском. Как оказалось, до свадьбы она не видела его около двух лет, потому что семья девушки запретила им общаться из-за агрессивности Эррола: «Хотя когда мы встречались, он меня не бил, просто был агрессивен со всеми». Мэй переехала на учебу в Кейптаун, и тогда Эррол явился к ней с помолвочным кольцом. Она отказала, но мужчина настоял на том, чтобы оставить кольцо возлюбленной. А затем, воспользовавшись отсутствием постоянной телефонной связи, он соврал родителям Мэй, что та приняла его предложение, и началась подготовка к свадьбе. Однажды Мэй получила телеграмму: «Поздравляем, дата вашей свадьбы — 20 сентября». Она позвонила жениху, чтобы отменить торжество, но он убедил ее, что изменится. «Я тогда была отчаянно одинока, и он поймал меня в этом состоянии, — вспоминает Маск. — Я вернулась к родителям за две недели до свадьбы и поняла, что он не изменился. Но в то время нельзя было просто сказать, что ты не будешь выходить замуж, когда подарки куплены, гости приглашены, свадебный торт готовится, сестра сшила мне свадебное платье. Я пошла на это с мыслью, что все не может быть так уж плохо».

Впервые муж ударил Мэй в первый же день их медового месяца: «Я вернулась после медового месяца беременная и в ссадинах. Я не могла рассказать родителям, потому что все сказали бы мне: “Зачем ты вышла за него замуж?” Жертвы абьюзеров обычно никому не рассказывают об этом, а вообще-то говорить надо».

Иногда муж бил ее при детях, тогда Илон, как старший сын, пытался защищать мать. Через девять лет брака Мэй ушла от супруга, забрав детей. При этом рассказать о том, что она была жертвой домашнего насилия, Мэй решилась только много лет спустя — в своей книге. До этого момента ее сестра и братья даже не знали, что происходило в ее жизни, Маск и сама хотела вычеркнуть эту главу, но затем передумала, чтобы женщины по всему миру могли найти в этом поддержку. Мэй призналась, что нередко получает сообщения в соцсетях от женщин из России, которые рассказывают ей о том, что сталкиваются с жестоким обращением от своих партнеров.

Уже много лет Мэй осознанно отказывается от романов, хотя регулярно получает приглашения на свидания: «Мои отношения всегда были неудачными, но я терпела, потому что не хотела быть одна. Мы встречаемся со многими неудачниками, которые плохо с нами обращаются. Но лучше быть одной, чем терпеть подобное отношение. Это не значит, что не надо пытаться быть счастливой. Брак может быть отличным, просто мне не повезло». Позицию матери разделяет и ее дочь Тоска, которая в 37 лет решилась на ЭКО без постоянного партнера: «Проще заботиться о детях без мужчины, чем заботиться еще и о мужчине», — поддерживает дочь Мэй.

Кроме того, в интервью мать главного инженера современности рассказала о своей модельной карьере, которая длится уже более 50 лет. При этом ее любимая съемка случилась не так давно — в 69 лет Маск стала лицом кампании CoverGirl. Были в ее жизни и безумные съемки: на краю обрыва с петлей на шее или на крыле "боинга" в мини-юбке. Первая обнаженная фотосессия тоже произошла у нее после шестидесяти. По словам Мэй, все прошло отлично, но повторять этот опыт она не хочет: «Я отлично выгляжу в одежде».

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Фото: YouTube, Getty Images