1. Главная
  2. Новости
Новости

Алеся Кафельникова дала новое интервью о наркотиках, Фараоне и отношениях с отцом

Откровения модели о пути к исцелению.
реклама
5 Июля 2019

4 июля Татьяна Мингалимова опубликовала на своем YouTube-канале «Нежный редактор» интервью с Алесей Кафельниковой, которое та дала после года жизни на Бали и нескольких месяцев съемок в Китае. По словам 20-летней модели, у нее началась новая жизнь: она отказалась от употребления наркотиков, восстановила отношения с семьей и всерьез занялась своей карьерой. Вот и интервью она дала где-то на пути из Китая в Париж, куда отправилась по работе.

Алеся призналась, что до сих пор не всегда может контролировать свое биполярное расстройство, поэтому ее агент внимательно следит за подопечной, не позволяя ей совершать необдуманные поступки. Если некоторое время назад Кафельникова оказалась практически без работы, то сейчас, снимаясь в Китае, получает 2000 юаней в час (около 18 500 рублей) с длительностью рабочего дня 8–9 часов. Около 40 % она отчисляет модельным агентствам.

На вопрос ведущей о том, меняла ли она свою внешность ради работы, Алеся призналась, что изменения происходили не ради выгодных контрактов, а ради возлюбленного — рэпера Pharaoh (в миру Глеб Голубин): «Когда у меня были конфликты с Глебом, он начинал общаться с девочками, моими бывшими подругами, а у них сделаны губы. И я думала: "А может, во мне что-то не так?" Я подумала, что мне тоже нужно накачать себе губы. Долго с ними ходила, мне даже нравилось. А потом, когда я начала работать, мой агент Юля сказала: "Лесь, мне не нравится. Ты посмотри, все девчонки, которые делают губы, — у них модельного будущего нет"».

реклама

Затрагивая вопрос своего психического здоровья, Леся призналась, что пережила страшные времена: «Я не помню какой-то период своей жизни вообще. Что было там, я даже не могу сказать, я не отвечаю за это, очень извиняюсь перед всеми, кому нагрубила, сделала больно».

Спасением для Кафельниковой стал остров Бали, где она провела около года. В этот период она не общалась ни с кем из близких, что, по ее мнению, помогло ей осознать свои истинные желания. А хочет Алеся сейчас только одного — помогать своей семье: «Сейчас весь мой фокус настроен на то, чтобы моя семья ни в чем не нуждалась и могла себе позволить намного больше, чем раньше. Я просто захотела этого, поняла, что пора ехать за границу, пора работать, пора максимально выжимать из себя все, плакать, переживать. Я их всех очень люблю и хочу, чтобы мной гордились. Потому что так стыдно становится. Столько нервов я папе потрепала, он у меня уже седой! Не хочу, чтобы так было».

Сейчас модель общается с отцом и пытается наладить отношения с другими близкими.

Конечно, речь в интервью зашла и о романе Кафельниковой с Фараоном. Леся призналась, что до сих пор испытывает к бывшему бойфренду сильные чувства, но понимает, что на данном этапе они не могут быть вместе: «Я безумно люблю этого человека. Всегда по нему скучаю. Но я даю ему шанс реализовываться, делать, что он хочет, вести свою жизнь. Но я никогда не отказываюсь от своих слов. Даже когда говорю, что я его не люблю, я его все равно люблю. Как я люблю папу, и что бы ни случилось, каким бы он ужасным отцом ни был, я его все равно люблю и принимаю таким, как есть. С Глебом так же, только как с молодым человеком. Нас сейчас не связывает ничего: я свободна, он свободен. Мы не можем быть вместе, потому что он хочет работать и я хочу работать. И это не совмещается. Мне надо летать, ему надо летать. Сейчас мы развиваемся и делаем то, что хотели всегда».

Модель признается, что понимает, что сама виновата в разрыве их отношений с Глебом, но она до сих пор ощущает сильную связь с ним.

В последнее время жизненные приоритеты Алеси сильно поменялись: «В 18 лет я думала: "Все, хочу детей, семью, вот это вот все". Потом в 20 лет: "Фу, слава богу, меня это не настигло!" В 20 лет начинаешь жалеть, если забеременела раньше этого времени, начинаешь думать: "Блин, почему я не реализовалась?" Сейчас я хочу карьеру, хочу денег».

Вспоминая период своих отношений с Фараоном, Алеся рассказала, что несмотря на то, что он был против того, чтобы она употребляла наркотики, его компания сильно повлияла на возникновение зависимости. По мнению Кафельниковой, рэп-культура не лучшим образом влияет на неокрепшие умы подростков. Сама же она смогла выбраться из этого состояния, только осознав, что хочет для себя другой жизни. Девушка посещала анонимные группы, долгое время находилась в рехабе и теперь не чувствует потребности в употреблении запрещенных препаратов. «Джин-тоник спасает», — шутит Кафельникова.

Также в интервью Алеся затронула темы нарушения пищевого поведения, рассказала о сложностях, которые ей пришлось преодолеть на пути к выздоровлению, о том, что хотела бы «умереть» в соцсетях, и высказала свое отношения к тому, нужно ли легализовать легкие наркотики на территории РФ (спойлер: она категорически против).

реклама
читайте также
TATLER рекомендует