Новости

10 цитат Леонида Слуцкого из его первого интервью после обвинений в харассменте

Как выяснилось, «зайчуткой» Леонид Эдуардович никого не называл.
реклама
14 Июня 2018
Tatler
Tatler

В феврале 2018 года в России грянул первый крупный скандал на тему харассмента. Три журналистки — Дарья Жук, Фарида Рустамова и Екатерина Котрикадзе — обвинили предстедателя комитета Госдумы по международным делам Леонида Слуцкого в домогательствах. В подтверждение слов коллеги Фариды Рустамовой из «Русской службы Би-Би-Си» опубликовали аудиозапись разговора девушки и Слуцкого, во время которого, по словам Рустамовой, депутат предложил ей стать его любовницей и хватал за лобок.

Коллеги из Госдумы поддержали Леонида Слуцкого и на комиссии по этике вынесли решение, что он не превышал своих полномочий. Сам Леонид Эдурдович все обвинения тоже отрицает. Но первое интервью он решил дать только сейчас. Ксения Соколова поговорила со скандальным политиком для портала «Сноб». А мы выбрали самые запоминающиеся цитаты из этого интервью.

  • — Это ее вы называли «зайчуткой»? — Ни ее, ни кого-либо вообще. В моем лексиконе нет такого слова. Я мог сказать «зайчонок»…
  • «Зайчонок» я говорю всем девушкам и женщинам, к которым хорошо отношусь. Собственной дочке, например, или помощницам в Госдуме…
  • Никаких физических контактов с лобком или другими частями тела этой дамы у меня не было. Можете опять-таки считать это официальным заявлением.
  • Ну в щечку целовал, может, я не помню. Но не насильно же.
  • Я ее, естественно, нигде не запирал, потому что у меня нет такой манеры. У меня — и это знает вся Госдума — двери всегда настежь, если только я не работаю с секретными документами.
  • Одной моей знакомой, живущей за границей, предлагали полтора миллиона долларов за ее подпись под статьей о том, что Слуцкий ее ни много ни мало изнасиловал! Завершалась статья фразой, что в российских тюрьмах, дескать, насильников не любят — разве только физиологическим способом.
  • Вот вы шутите, а между прочим, даже в Штатах по харассменту скоро пойдет противоположная волна. Там уже жить невозможно стало. Я недавно говорил со своими знакомыми из Нью-Йорка, это две женщины, которые давно там живут. Обе, не сговариваясь, сказали, что у них просто 37-й год творится. Харассмент стал массовой репрессивной машиной.
  • Харассмент — тот случай, когда нам точно не надо брать пример с Запада. Это идиотизм, и он заразителен, как вирус. Это не значит, что мы должны этим вирусом переболеть. А уж если должны, то считайте ситуацию со Слуцким прививкой.
  • Как раз во время скандала у меня родился внук — Леонид Слуцкий-младший. Так что семья этому событию больше внимания уделяла. Но конечно, было неприятно, и прежде всего мне, из-за того, что мои близкие вынуждены слушать эту гадость из каждого утюга. Впрочем, это не было самым тяжелым испытанием в моей жизни.
  • Еще раз повторяю, девушек я не обижал. Во всяком случае намеренно. Границ не переходил. Но, если даже бы так было, нужны доказательства моей вины. А что мы имеем? Только ничем не подкрепленные слова.
Леонид Слуцкий

Леонид Слуцкий

реклама
реклама
читайте также
TATLER рекомендует