Зачем смотреть «Ход королевы»

На Netflix вышел новый мини-сериал «Ход королевы», в котором Аня Тэйлор-Джой сыграла юную звезду шахматного мира 60-х. Наш колумнист Юлия Чарышева-Лоло рассказывает, почему этот проект можно смело назвать одним из лучших сериалов этого года.
Зачем смотреть «Ход королевы»

Новый мини-сериал Netflix — «Ход королевы» (The Queens’ Gambit) — это экранизация одноименного романа Уолтера Тевиса. Книга была опубликована в 1983 году – незадолго до смерти этого американского писателя. Надо сказать, что у него определенно был талант создавать кинематографичные произведения: три романа из шести были экранизированы. Среди  адаптаций — «Бильярдист» с Полом Ньюманом, вышедший в 1961 году, и его сиквел 1986 года «Цвет денег» с тем же Ньюманом и Томом Крузом.

В центре сюжета «Хода королевы» — история Бет Хармон, девочки из штата Кентукки. Героиня оказывается в приюте после автокатастрофы, в которой погибают ее родители. Годы в приюте раскрыли недюжинный талант девочки к шахматам и в то же время пристрастили ее к транквилизаторам. На дворе — 50-е годы, и, по версии автора романа, транквилизаторы детям давали каждое утро вместе с витаминами. Спустя несколько лет Бет попадает в приемную семью, и у нее наконец-то появляется возможность участвовать в шахматных соревнованиях. Так и начинается триумфальное шествие по всем шахматным турнирам, от соревнований в старшей школе штата Кентукки до матча за звание чемпиона мира по шахматам.

Главную героиню — шахматистку-любительницу из Кентукки, сумевшую завоевать все мыслимые и немыслимые шахматные награды – Уолтер Тевис придумал. Стоит сказать, что в его время на шахматной арене было не так уж и много девушек, которые могли бы вдохновить писателя. Была, пожалуй, лишь венгерская шахматистка Юдит Полгар – она, как и Бет Хармон, играла практически только в мужских турнирах, но стала одним из самых юных гроссмейстеров в мире лишь в 1991 году. И если история шахматного триумфа вымышленная, то история о том, как совсем еще юная девушка борется с зависимостью от транквилизаторов и алкоголя, основана на личном опыте писателя. В одном из своих интервью в преддверии выхода романа он рассказывал о том, что в юности ему поставили диагноз «ревматический порок сердца». Его лечили щедрыми дозами сильнодействующих препаратов, вызывающих аддиктивное поведение.

В шахматном мире, несмотря на всю его закрытость и элитарность, всегда существовали звезды, которые своей известностью не уступали кинозвездам и спортсменам. Достаточно вспомнить имена Гарри Каспарова, Бобби Фишера или Бориса Спасского. И хотя шахматы — не самый кинематографичный вид спорта (игроки могут часами сидеть напротив друг друга, не произнося ни слова), сами кинематографисты всегда были ими очарованы. Делали эту игру важным элементом своих фильмов со времен немого кино. Взять хотя бы «Седьмую печать» Ингмара Бергмана, «Аферу Томаса Крауна» 1968 года со Стивом Маккуином, «Бегущего по лезвию» 1982 года, «Шерлока Холмса» Гая Ричи или первый фильм о Гарри Поттере. «Ход королевы» — одновременно гламурный и глубоко драматичный взгляд на этот мир изнутри.

У этого проекта весьма долгая история создания: в начале 90-х годов права на экранизацию романа оказались у сценариста Аллана Скотта, известного по хоррор-триллеру «А теперь не смотри» Николаса Роуга и по «Девушке с Петровки» с Энтони Хопкинсом и Голди Хоун.  Тогда интерес к его сценарию полного метра «Хода королевы» проявил Бернардо Бертолуччи, но проект так и не запустили. В 2008 году Хит Леджер, который, к слову, в десятилетнем возрасте выиграл чемпионат Австралии по шахматам, начал работать над этим проектом в качестве своего режиссёрского дебюта. К сожалению, не успел: после смерти Леджера от передозировки проект заморозили. Тогда на роль Бет рассматривали Эллен Пейдж, а одним из продюсеров проекта был Уильям Хорберг, подаривший нам «Талантливого мистера Рипли» и «Холодную гору».

И вот, спустя почти десять лет, Скотт Франк, номинированный на «Оскар» за адаптированный сценарий «Логана» с Хью Джекманом, предложил отснять «Ход королевы» в формате мини-сериала.  Благо у него уже был такой опыт с «Забытыми богом» (Godless) – проектом, который из полного метра был переписан в мини-сериал и был номинирован на «Эмми» в 2018 году. Мне кажется, это решение оказалось блестящим: если бы роман экранизировали в форме двухчасового фильма, он мог оказаться спортивной драмой о том, сможет ли американка-любительница обыграть советского гроссмейстера. А ведь роман и эта история не столько о шахматах, и даже не столько о том, как героине удается справиться с патологической зависимостью от медицинских препаратов. «Ход королевы» в большей степени о том, какая боль стоит за любым успехом и какую цену приходится заплатить за талант или непохожесть на других.

Перед запуском проекта Скотт Фрэнк и Уильям Хорберг проделали колоссальную работу, выясняя все мельчайшие детали игры в шахматы. Но их главной победой стало то, что они смогли привлечь к созданию сериала известного гроссмейстера и тренера Брюса Пандольфини. Уильям Хорберг в 1993 году выпускал проект «В поисках игры», в котором Бен Кингсли сыграл Пандольфини, собственно поэтому гроссмейстер стал первым, кому Хорберг с Фрэнком позвонили в поисках консультанта. Оказалось, что Пандольфини в начале 80-х консультировал издательство в процессе работы над романом Тевиса. Именно он и был автором названия романа – дословно оно переводится как «Ферзевый гамбит», это название одного из самых распространённых шахматных дебютов.

Вдобавок, Пандольфини лично знал Бобби Фишера и даже был комментатором на знаменитом матче за звание чемпиона мира 1972 года между Фишером и Спасским в Рейкьявике.  В итоге гроссмейстер, который стал связующим звеном между романом и сериалом, разработал все шахматные партии в «Ходе королевы» и важные моменты в игре Бет Хармон. Он тренировал актеров, среди которых практически никто не играл в шахматы, чтобы их манера в кадре была максимально аутентичной. Невероятно, но в «Ходе королевы» снято несколько сотен шахматных партий, которые проходят в совершенно разных локациях – от любительских шахматных клубов до чемпионатов высшей лиги, один из которых проходит в Москве.

Для каждой игры был выбран свой ракурс съемки, своя цветовая палитра и даже особенные звуки, с которыми фигуры касаются шахматной доски. В одной из сцен герой Бенни Уоттс, которого играет Томас Сэнгстер из «Игры престолов», произносит: «Посмотри, где мы играем – за дешевыми столами. Если бы это были не шахматы, а гольф или теннис, все было совсем по другому. Видела бы ты, как играют в Советском Союзе». И, когда начинается эпизод, в котором Бет Хармон все-таки прилетает в Москву, охватывает чувство гордости за то, как в фильме выглядит сам город, и атмосфера турнира. И за то, как поляк Марцин Дороцинский играет Василия Боргова, величину, которую Бет Хармон одолеть удается лишь с третьей попытки. А сцена, в которой Бет по дороге в аэропорт выходит из машины, отправляется в московский сквер, где в шахматы играют совершенно обычные люди, и слышит, как один из пожилых шахматистов (его играет Юозас Будрайтис) произносит с улыбкой: «Сыграем?», мне кажется, стала идеальным финалом.

Кстати, благодаря участию Пандольфини, у проекта появился еще один эксперт из мира шахмат — Гарри Каспаров, который, как и Бет Хармон, стал выдающимся шахматистом в детском возрасте. Его воспоминания о том, как это – в 10 лет считаться шахматным гением и полностью изменить свою жизнь ради шахмат – сыграли важную роль том, каким получился этот проект.  Для Бет, которая сначала остается без родителей, а затем лишается и приемной семьи, шахматы становятся смыслом жизни, маяком в поиске самоидентификации. В одном их последних эпизодов она слышит, как русские шахматисты говорят о ней: «Проиграть для нее – не вариант». Кстати, эту реплику посоветовал именно Гарри Каспаров.

Своим интуитивным стилем игры Бет Хармон напоминает норвежца Магнуса Карлсена, ставшего  гроссмейстером всего в 13 лет. А ее напор и даже некая агрессивность заимствованы у Бобби Фишера, американского гроссмейстера и чемпиона мира, который испытывал серьезные психологические проблемы.

Что любопытно, на протяжении всего сериала идея о том, что шахматы могут свести игрока с ума, звучит не один раз. Шахматы сначала усугубляют зависимость Бет, так как под действием транквилизаторов она начинает видеть возможные партии (в сериале они невероятно эффектно визуализированы на потолке спальни девушки), но уровень, на который она выходит, мотивирует ее покончить с наркотиками и алкоголем. Сцена, в которой Хармон проигрывает Боргову в Париже после бурной вечеринки накануне и со слезами на глазах признает поражение — одна из сильнейших в фильме. На мой взгляд, роль Бет Хармон на данный момент — лучшая в карьере Ани Тэйлор-Джой. В сериале она раскрывается и как невероятно одаренная актриса, и как девушка исключительной красоты. Уверена, что сцена танец дома под строчки She’s Got It из Venus голландской группы Shocking Blue точно войдет в список самых эффектных сцен. Удивительно, что после дебюта Ани в полном метре – в «Ведьме» Роберта Эггерса – прошло всего пять лет. Надеюсь, что «Ход королевы» подарит ей в этом году заслуженные номинации на главные награды.

Актерский состав проекта заслуживает отдельного внимания – именно благодаря ему Ане Тейлор-Джой удается занимать королевскую роль в кадре. Билл Кэмп из «Джокера» играет уборщика в приюте, который научил Бет играть в шахматы и сделал так, чтобы она попала на свою первую игру со старшеклассниками. Гарри Меллинг, которого невозможно сопоставить с его ролью Дадли Дурсля в «Гарри Поттере», перевоплотился в шахматиста Гарри Белтика, сыгравшего в жизни Бет немаловажную роль. Мариэль Хеллер, по совместительству режиссер драмы «Сможете ли вы меня простить?», подарившей Мелиссе Маккарти номинации на «Оскар» и «Золотой глобус» в прошлом году, играет приемную мать Бет. Благодаря ее поддержке и начинается большой путь девочки к профессиональным турнирам.

К слову, вопрос о том, насколько вероятно, чтобы девушка так хорошо играла в шахматы наравне с мужчинами, вызывал оживленные споры после выхода романа. Как и то, насколько вообще возможно играть в шахматы под действием транквилизаторов. По словам того же Каспарова, «у девушек иные интересы», а Бобби Фишер и вовсе в свое время утверждал, что «женщины — ужасные шахматисты», ибо «недостаточно умны».  Надо сказать, что шахматы и по сей день считаются сугубо мужским видом спорта, по крайней мере, об этом ярко свидетельствует статистика. И за тем, как Бет Хармон уверенно и порой бесцеремонно одерживает победу за победой над игроками мужчинами, не каждый из которых способен элегантно признать поражение, признаюсь, наблюдать весьма интересно.

Особенно учитывая то, как она выглядит с коротко стриженными рыжими волосами, огромными выразительными глазами и нарядами, которые, как и стрижка, становятся все эффектнее и моднее от эпизода к эпизоду.

Для всех, кто интересуется модой, «Ход королевы» обязателен к просмотру: художнику по костюмам Габриэль Биндер удалось создать гардероб главной героини, который говорит о ней и о том, как она меняется от чемпионата к чемпионату, красноречивее сцен с шахматными партиями. По словам Биндер, она вдохновлялась творениями Пьера Кардена, иконами стиля Франсуазой Арди и Джин Сиберг, узнаваемыми силуэтами обитательниц «Фабрики» Энди Уорхола – в особенности Эдди Седжвик. При этом каждый детали в образе Ани Тейлор-Джой так или иначе отсылают нас к клетке шахматной доски – будь то платье, купальник или даже пуговицы.

А образ героини в финале – в той самой сцене в московском сквере, куда шахматистка приходит по дороге в аэропорт – точно займет место в ряду самых модных образов в истории кино. Белые брюки-дудочки, белые сапоги, белое кашемировое пальто и белый берет — все это, по замыслу Биндер, должно было вызвать неизбежные ассоциации с белой королевой, которая и является, собственно, финальной фигурой ферзевого гамбита. Кстати, разглядеть все эти костюмы Бет Хармон можно на виртуальной выставке Бруклинского музея и Netflix, которая состоит  из двух привлекательных блоков — костюмов из «Хода королевы» и из нового сезона «Короны».

Фото: Архив пресс-служб;