Сестра миллиардера Ричарда Брэнсона Ванесса показывает свой остров в Шотландии

У сестры Ричарда Брэнсона тоже есть частный райский остров. Он в тридцать раз больше, чем Некер. Находится в Шотландии, поэтому рай Ванессы Брэнсон не такой загорелый, как у брата.
Сестра миллиардера Ричарда Брэнсона Ванесса показывает свой остров в Шотландии

Ванесса Брэнсон быстро разводит костер, хотя ветер засыпает его белым пляжным песком. На приливном острове Эйлен-Шона на западном побережье Шотландии все нарочито дико – как на пикниках королевы в замке Балморал. У Ричарда Брэнсона на Некере быт устроен иначе. На другом краю света, на Британских Виргинских островах, он развел такой шик, что, кажется, взлетит в космос раньше своего шаттла Virgin. Ванесса дразнит старшего брата: «У нас все так по-разному. Его остров милый и... гораздо меньше моего».

Она воплощенный стиль бохо: распущенные седые волосы, разные серьги из бисера, бежевый шерстяной жилет и разношенные кожаные ботинки. Мы вместе перешагиваем через заросшие мхом поваленные деревья, перепрыгиваем через ручьи – как Джеймс Барри летом 1920-го, когда писал тут сценарий для экранизации «Питера Пэна». «Кажется, что никогда не вырастешь и не состаришься, – говорит Ванесса. – Потому что дни здесь длинные, везде природа и чудеса случаются за каждым поворотом».

Джакузи с видом на океан и корты с ночным освещением очень уместны у загорелого миллиардера на Карибах, но на Эйлен-Шона они не вписались бы в инопланетный сырой пейзаж с руинами замка Тиорам на заднем плане. Тут как в «Игре престолов», только на самом деле. Собственная дикая земля – большая роскошь по нынешним временам, и на шотландских островах активно покупают недвижимость аристократы и хедж-фондовые миллиардеры. Ванесса и ее бывший муж (бывший, соответственно, партнер Virgin) Роберт Деверё, с которым она вырастила четверых детей, купили этот остров в 1994-м. Идея была мужа, но после развода Ванесса забрала его себе: «Бог смешно пошутил, засунув сюда в итоге меня». Теперь она курсирует между Эйлен-­Шона и своими домами в Лондоне и Сассексе. Самый прос­той способ добраться из Лондона – в спальном вагоне поезда Caledonian Sleeper. Он же самый экологичный, а Ванесса серьез­но относится к этой теме. Потом от станции Порт-­Уильям час на машине до пирса на пляже Доирлин и пол­часа на лодке до острова.

В древний сарай Ванесса поставила обитые тартаном большие диваны, развесила треугольные флажки и назвала все это Village Hall. Она с восторгом рассказывает, как на прошлый Новый год устроила тут ceilidh – кейли, шотландский праздник с танцами. «Мы нарядились как для оргии». Кейт Уинслет, которая замужем за племянником ­Ванессы Недом Рокнроллом (так совпало, что она играла в ­фильме Finding Neverland о том, как писался «Питер Пэн»), была одной из грешниц. Ванесса говорит, что все на празднике «очень плохо себя вели», но Уинслет все равно вставала на рассвете и шла купаться. На Гебридских островах не всегда дикий холод. «Прошлым летом случились на удивление безветренные дни, и Нед с Кейт каждое утро до завтрака катались на паддлбордах. Она очень удачное дополнение нашей семьи. Здесь Кейт в своей стихии, и мы отлично провели время». Уинслет подтвердила, что остров – «рай на земле. Если нужен полный покой, то это здесь. Если дергаешься проверить телефон, а на нем стабильно «нет сети», то вы нашли свой заповедник». Принцесса Евгения, близкая подруга дочери Ванессы Флоренс, тоже отлично провела тут время.

На острове нет машин, вайфай ловится только в одном углу сарая.

Мурал на стенах столовой кисти шотландского художника Фреда Поллока. Стол сервирован разномастной посудой и салфетками-ковриками, которые Ванесса привезла из Марокко.

Спальня в главном доме на острове.

На восьмистах девяти гектарах острова всего восемь домов (не считая главного), с 2016-го их можно арендовать. Только предупреждаем, что там нет ни машин, ни телевидения, а вайфай у Ванессы ловит только в одном углу сарая Village Hall. «Роскошь – это удовольствие находиться в девственной среде без пластика, мусора и выхлопных газов, но с хорошим постельным бельем и винным погребом. Мне нравится такая комбинация». В трех из восьми домов нет даже электричества, они освещаются газом, и атмосфера там, по выражению хозяйки, «щемяще-романтическая». Зато в каждом есть камин и чаша для костра во дворе. «Большое везение – найти, где можно жарить сосиски на огне. Даже в кемпингах сейчас не разрешают жечь костры».

The White Cottage, один из восьми домиков на острове Эйлен-Шона, который принадлежит Ванессе Брэнсон.

Большой дом – сочетание позднего викторианского стиля и шотландского деревенского. Изначально это был просто охотничий домик, но в 1891 году часть интерьеров переделал модный тогда архитектор сэр Роберт Лоример. Ванесса полагает, что самой старой части лет триста, не меньше: «Я лезу что-то менять и вижу, что тут каждая деталь выдающаяся – все эти каменные переплеты окон, панели, ангелы в арках. Потрясающий дом!»

Она наполнила его эклектичным уютом. Красные клетчатые кресла у нее сочетаются с антикварными марокканскими коврами, стены выкрашены довольно смело. Но автор не считает нужным придерживаться «хорошего вкуса»: «Я тут слегка пошла против течения кремового и серого. Яркие цвета поднимают настроение». Самым творческим занятием на свете она считает дизайн интерьера. «Это как снимать кино. Чтобы все получилось, ты вкладываешь в процесс таланты кучи людей». Ванесса обходится без декоратора, но она не полностью свободна в креативе – приходится соответствовать гламуру своего отеля в Марракеше. Риад El Fenn, если ей верить, входит в число самых фотографируемых отелей в инстаграме.

Лестница в главном доме. Кресло обито тартаном.

Холл главного дома на острове Эйлен-Шона. Камин Ванесса декорировала рыболовной сетью и старыми тростями.

Лучшее в доме – это, конечно, искусство. Повсюду стоят «объекты», на стенах – бодрящие воображение графика и живопись. Только тех художников, которых Ванесса знает лично. Она много лет в арт-индустрии: сначала была галерея в Ноттинг-Хилле, потом, в 2004-м, Брэнсон организовала биеннале в Марракеше. О каждой картине имеется или смешной анекдот, или мучительное воспоминание. В бильярдной, например, висят принты Грейсона Перри. «Когда у моего мужа случился кризис среднего возраста и он ушел из семьи, я чувствовала, что чего-то не хватает. И попросила Грейсона сделать горшок для моего праха, моего смертного праха, а он сказал: «Нет, я сделаю вещь получше». Он создал монумент кризису среднего возраста. Вот оно, это выдающееся произведение. Урна, на ее краю сидит обезьяна и мастурбирует. Рядом восхитительные жития мужчин, сошедших с рельсов». Монумент Ванесса держит у себя в Лондоне, а на Эйлен-Шона у нее Паула Регу («картина, которую я первой вынесу из пожара»), рисунки Уильяма Кентриджа (один подписан как «Ответственный гедонизм») и много работ шотландского абстракциониста Фреда Поллока.

Ванесса Брэнсон в мастерской. На своем острове она селит профессиональных художников, которые в благодарность оставляют ей работы, но обычным гостям тоже разрешается заниматься тут творчеством.

Каждые два года Ванесса собирает на острове клан Брэнсонов. Приезжают ее мать Ева, брат Ричард и сестра Линди, их дети, мужья и жены детей, внуки. «Ричард у нас большой человек, но мы не даем ему руководить. Он блестяще справляется с такой ситуацией. Мужчины ведь любят разводить костры. Когда он приезжает, становится весело. Это особое время – время семьи».

В дела Ричарда Ванесса не лезет, разве что в благотворительную их часть – Virgin Unite. «Я считаю, что у сестры и брата должны быть собственные личности. Ричард никогда не интересовался искусством, и я решила, что в этой области смогу вырасти, не накрытая его большой тенью. Но свинством было бы сказать, что фамилия Брэнсон мне мешает. Она отличная. Единственный минус: люди считают, что я богаче, чем на самом деле. Хотя это иногда неплохо».

Ванесса и ее спаниель Бебе на крыльце сарая, в котором раз в два года проходит сбор всей семьи Брэнсонов: от брата Ричарда до Кейт Уинслет.

Наутро Ванесса придумала устроить ланч на пляже. Идти долго, и она грузит пожилого коккер-спаниеля Бебе и нашу съемочную группу в резиновую лодку. Штормит. Ванесса клянется, что через полчаса будет хорошо. На месте мы обнаружили залитый солнцем песок и синее небо над головой. Там кажется, что Вестминстер бесконечно далеко, но Ванесса помнит о его существовании. Она против брекзита и, когда сообразила, что пропускает лондонский марш People’s Vote, смастерила лозунги и устроила акцию протеста у себя на Эйлен-Шона. У шотландских островов вообще интересная политическая история. Джордж Оруэлл написал «1984» на острове Джура. В 1963-м Раб Батлер проиграл битву за лидерство в Консервативной партии, потому что из-за погоды застрял на острове Малл. С другой стороны, нет более идиллического места, чтобы переждать политическую бурю. Они все где-то там, а тут Ванесса Брэнсон разводит огонь и ставит вариться котелок с мидиями.

Фото: Simon Upton. Прически и макияж: Lou Box. Ассистент фотографа: Socrates Mitsois