1. Главная
  2. Герои
Герои

Змеиный супчик: колонка Александра Добровинского

Заступился за друга, выпил яду... Новогодние каникулы адвоката Александра Добровинского в Юго-Восточной Азии.
реклама
27 Января 2016

— Папа, а правда, что, как встретишь Новый год, такой он и будет? — спросили дети, прихорашиваясь к вечеринке.

— Ерунда. И я тому главный свидетель.

— Ну расскажи, ну пожалуйста...

— Не буду! Тошнит вспоминать.

... В тот год все пошло не так сразу после католического Рождества.

На поле для гольфа мне попалась смешная тайская «клюшконоска», которая между девятой и десятой лункой cделала мне массаж, навлекший недобрый взгляд любимой. Мне было хорошо, клюшкам — тоже. Прикинув к носу драйвер, самую большую клюшку с огромной головкой, я свалил все на забывчивость. Действительно, вот уже несколько дней, как я не исполнял супружеский долг без всяких на то оснований. Как ответственному и любящему мужчине, мне стало жутко стыдно. Закончив игру, я потащил подругу жизни практически насильно на виллу и там, не раздеваясь и не принимая душа, достал сокровенные, перетянутые резинкой пять сантиметров местных тугриков под названием баты и торжественно вручил их любимой. Супружеский долг был исполнен. Особого удовлетворения в голубых глазах я не увидел. Там лишь читалось, что размер к праздникам мог бы вырасти хотя бы до десяти сантиметров. Женщины обычно путают рост благосостояния с эрекцией, искренне забывая, что в первом случае одного желания бывает мало. Но, как говорится, чем богаты.

В этот момент постучался room service, и, счастливый, я наконец дорвался до остренького тайского супчика.

реклама

Вечером ситуация осложнилась.

Дело в том, что на эти каникулы к нашей гольф-компании присоединился общий знакомый Шурик с миловидной малолеткой, за которой можно было официально и уголовно ненаказуемо ухаживать уже почти как полгода... Общество злорадствовало по поводу того, что Шурик лет на двадцать старше мамаши Ирусика, но неофициальные «молодые» на злые языки внимания не обращали. Сложность нагнеталась тем, что бывшая Шурика Таня «бывшей» становиться совершенно не планировала и к тому же была подругой всех дам в нашей компании. Роль вишенки на торте играла теща по фьючерсному браку Шурика и Иры — Люсьен, которая грудью прокладывала дорогу к дочкиному, а заодно и к собственному счастью. Благо было чем. Прекрасная половина нашей компании «дворняжку» невзлюбила сразу. Что касается мужчин, то на каникулах их от нечего делать интересовал провенанс бюста: имеет ли он естественные или благоприобретенные корни. По-моему, втихаря несколько человек решили эту шараду эмпирическим путем. Дамы же разделились на два лагеря: первый хотел утопить в ближайшем океане (благо Индийский имелся в шаговой доступности) обеих шалав, второй — ограничиться мамашей.

Любимая позвонила Тане в Лондон, чтобы выяснить причины развода. Туся сообщила, что в последние несколько лет у Шурика появилась фобия. Ему ночами страшно, и он не может лежать один. Болезнь обостряется, когда он находится по делам в Москве, что и послужило причиной развода. После разговора с бывшей Шурика я сразу оказался в чем-то виноват, в чем — непонятно.

За общим ужином на прямой и удивительно тактичный вопрос любимой «Что тебе, мудаку, было не так и можно ли все вернуть взад?» Шурик ответил:

— Да, у меня фобия. Я болен, может, неизлечимо. А единственная поза, которая устраивает Таню, когда я сплю, это «лежа в гробу». И оградка вокруг. Чтобы никто не прилег рядом.

Я решил заступиться за товарища и заметил, что, по моим наблюдениям, никто из мужей не уходит «к», все уходят «от». Стая стервятниц за столом набросилась на меня, словно я разрешил сцедить всю мою кровушку на дижестив. Лидером выклева печени с мозгом была, естественно, любимая, остальные, слегка побаиваясь меня, мелко подтявкивали. Бесконфликтные подкаблучники вяло мою теорию поддерживали, кроме, конечно же, Шурика.

Я съел свой несравненный том-ям-кунг, и мне стало все до тайской лампады. Зато ночью виноват во всем опять был я. Можно подумать, Шурик из семьи ушел не к малолетке, а лично ко мне!

Двадцать восьмое декабря прошло тихо, так как любимая (главный на свете организатор школ, развлечений, туров, поездок, походов и посещений всего, чего хотите) повезла нас с детьми на шоу слонов и дрессированных тайских кур, в связи с чем компания разделилась, и вечер закончился мирно. Суп был таким же вкусным, как всегда.

Следующий день отметился отличным гольфом и инцидентом с нашей малышней ближе к закату. Старшая от нечего делать взяла с собой учебник по истории (явно с целью третью четверть провалять ваньку) и вычитала там о Французской революции, гильотине и Робеспьере. Ребенок решил, что надо бы понять, как работает карающая машина, и начал экспериментировать на младшей сестре. Ор, рычание и вопли продолжались до вечера.

За ужином мы все обсуждали детский мир и школы, и кто-то спросил, почему наша младшая дочь — блондинка, не подозревая, что та пошла в бабушку. Я пошутил, что и меня этот вопрос мучает который год, и тут в разговор (ни к селу ни к городу) влезла напрочь лишенная юмора без трех месяцев теща Люсьен:

— Да что вы говорите такое, Александр Андреевич! Все в Москве знают, что уж младший-то ребенок точно ваш!

На этом замечании чувство юмора начисто отрезало у моей любимой. Я отодвинул на всякий случай от нее палочки и другие столовые приборы и постарался потихоньку замять эту историю. Через пятнадцать минут ответа любимая решила отдышаться, взять себя в руки и пошла к консьержу отеля заказывать завтрашний ужин на шестнадцать человек.

Суп я ел без аппетита. Дети играли в черепашек-ниндзя и пытались залезть с ногами на стол с лобстерами и устрицами, используя уши тщедушного официанта. Обслуживающий тайский персонал малышей тронуть побаивался и от бессилия слегка подвывал на пхукетском наречии.

«Я надел носки на руки и лег под матрас. К шести догадался, что скоро умру».

Ночью я опять был виноват в том, что дети перевозбудились, Люсьен — дура, а кондиционер испортился. Последний действительно сошел с ума и стал гнать в нашу спальню мороз а-ля рюс. Шерстяные вещи, байковые кальсоны и тулуп я обычно на Пхукет не беру. До сегодняшней ночи здесь было чаще потно, чем холодно. Любимая, в конце концов, ушла спать и греться в комнату к детям. Оставшись один на один с зусманом, я надел джинсы, все поло с майками и накрылся тощим сиамским одеялом. К трем часам утра, когда мне приснилось, что я строю VIP-синагогу для эскимосов Гватемалы в Уренгое, я натянул на руки носки, чьи-то шелковые трусы на голову и лег под матрас. К шести я догадался, что скоро умру, и пошел греться на улицу.

Светало. Охрана смотрела на меня с интересом. На жаре я тут же разделся, моментально заснул в первом попавшемся шезлонге и стал легкой добычей комаров. Утренний анализ показал, что так как я был покусан в самых удивительных местах боевой славы и так как у комаров кусают только самки, то они, очевидно, тоже присутствовали на вчерашнем ужине и (наравне с самками homo sapiens) не одобряют моей теории о том, кто от кого и к кому уходит.

С утра на гольфе было уже тридцать три градуса, но, к удивлению местных, я умудрился в такую жару так обчихать клюшки с мячиками, что они под конец склеивались между собой на солнцепеке. При моей любви к гольфу можно было и дальше продолжать это занятие, но, к сожалению, кончилось поле. При этом я чихал, кашлял и чесался в некоторых покусанных местах одновременно, поэтому очередная «клюшконосительница», вообразив себе неизвестно что, на третьей лунке надела маску и старалась в мою сторону не дышать и не нюхать.

По устоявшейся программе после занятий спортом полагаются релаксирующие процедуры.

Я продолжал чихать и кашлять на массажном столе в дырку для морды лица, но вот когда меня перевернули... Сначала массажистка никак не могла приспособиться к моей простуде, но минут через десять уже ловко уворачивалась от выхлопов правой и левой ноздри жертвы кондиционера. Сложнее стало, когда они заработали вразлет, но синхронно. Нам обоим было смешно, мне — от ситуации, увертливой массажистке — от чаевых, вернее, от надежды их получить.

Однако кульминация провальной встречи Нового года была еще впереди. К вечеру у меня поднялась температура. Мне еще мама в детстве говорила, что жар опасно отражается на сердце. А тридцать семь и два — это уже просто страшно! Может привести к необратимым последствиям.

Мама в таких случаях немедленно вызывала профессора Лазаря Семеновича Гуревича, известнейшего московского педиатра, и в школу меня, естественно, не пускали. Но вместо того, чтобы дать мне спокойно лечь и начать тихонько умирать под тревожный шепот родных, сборище эгоистичных циников потащило меня на ужин. Последний аргумент был чудовищным: «Тебя что, должна навестить Люсьен? Эта белая болотная вошь?» Пришлось встать и тащиться за всеми в ресторан. Хорошо, что я люблю остренькое.

Адвокат, гроза одних, спаситель других, коллекционер, гурман, дамский угодник. А с нашей легкой руки еще и писатель.

Адвокат, гроза одних, спаситель других, коллекционер, гурман, дамский угодник. А с нашей легкой руки еще и писатель.

В общепите два музыканта из местных наяривали на народных инструментах баллады XV века. Их этюд по занудству мог соперничать лишь с фольклорной капеллой больных астмой эскимосов. Сон был в руку. Если б они хотя бы не пели...

В это время метрдотель сообщил нашей группе, что где-то произошла ошибка — стол на шестнадцать человек накрылся тазиком. И тут наш лидер выдал офигевшим тайцам все, что думает. Надо отметить, что, куда бы мы ни поехали, у меня есть любимая, которая все сделает, всех построит и всего добьется, по дороге объяснив, что все кругом уроды. Кстати, часто бывает права. На то она и лидер. Но в этот вечер даже я был удивлен сленгу и тезисам. Видно, накипело.

В сжатой форме это звучало так: «Меня не интересуют дегенераты, которые не говорят по-английски, путают заказ на шестнадцать человек с заказом на шесть. А также не интересует отсутствие свободных столов в вашей раздолбайской рыгаловке за бешеные деньги. Завтра вы все будете уволены и утоплены, а подонок менеджер, если повезет, найдет работу проктологом у бенгальских козлов. И орать я буду еще громче, потому что абсолютно не нервничаю, а всегда так говорю с кретинами, которые меня не слушают, потому что иначе с ними будет разговаривать мой муж в суде на продлении слушания по увеличению тюремного срока за хамство. И да, меня не интересует, что ваши вонючие клиенты нервничают от того, что громко. А кроме того, вы немедленно выгоните марамоев-лабухов с этой хренью, которую они якобы играют, и моментально поставите на их место стол для нас. И обслужите нас, потому что нам некогда, все хотят есть, торопятся и устали, особенно дети. Понятно?! Или повторить?!»

В ресторане было слышно, как на кухне в кастрюле жует муха. В гробовой тишине я мощно чихнул, случайно совершив трехочковый носовой бросок в открытую «биркин» Люсьен. От чиха атмосфера разрядилась, и все пришло в движение. Музыкантов тут же выгнали из зала, стол накрыли за пять минут, за десять мы расселись и тут же заказали еду.

В ожидании остренького супчика любимая сидела гордо, переваривая очередную победу над нерадивостью и разгильдяйством. Но тут завыли мелкие звереныши, которые устали и хотели смотреть мультики вместо занудных взрослых разговоров и такой же отварной курочки. Дети в чем-то пошли в маму и поэтому заявили о своем желании, мягко говоря, очень внятно. Любимая и сама уже после всего произошедшего есть не хотела, поэтому гордо удалилась с наследницами для их ночного мытья со Шреком и семью гномами.

Тем временем принесли еду. Я быстро съел свой том-ям-кунг и потянулся за порцией любимой, стоящей перед пустым стулом.

— Суп мадам! — твердо и довольно зло объявил мне лично обслуживающий нас метрдотель, отодвигая желаемую добавку. — Ноу ю.

«И орать я буду еще громче, потому что совершенно не нервничаю».

Я быстро объяснил придурку, что мадам уже много лет моя, чему есть два только что оторавшихся за столом доказательства. Таким образом, по логике вещей, суп тоже мой, и возражения тут неуместны. Кроме того, мадам ушла, а суп положен мне по праву: институт наследства еще никто не отменял. Несмотря на мои доводы, мэтр схватил со стола оспариваемую миску и сделал попытку вместе с ней скрыться в кулуарах, но был на ходу остановлен Шуриком. Супчик вернули на стол, и отвоеванный трофей показался намного вкуснее моего. А потом мы еще долго обсуждали тупизну тайской обслуги и преимущество отечественных халдеев. Больше метрдотель к нашему столику не подходил.

Такого со мной не было никогда. Началось около двух часов ночи. Отравление было чудовищным. К насморку, кашлю и температуре прибавилось это... В организме остались незадействованными только уши. Бедные дети тоже ходили в туалет раз двадцать за ночь. Но не потому, что отравились, просто в сортире намертво поселился папа, а они все пытались застать момент, когда меня там не будет.

Второй супчик я ел напрасно: месть предназначалась явно не мне. Вот, собственно, почему милый азиатский метрдотель пытался порцию любимой у меня из-под носа стибрить. Что за угощение бросили туда тайцы в отместку за чудеса дрессировки, осталось загадкой.

Два дня до Нового года помню смутно. Приезжали врачи, на которых я чихать хотел (и чихал). Мне ставили капельницу, я что-то пил и как-то спал. Оставив за сорок восемь часов около трех кило отравленного собственного веса в трубах местного ЖКХ, тридцать первого декабря, за час до звона курантов, я все-таки выпал из кровати, чтобы поползти на вечеринку. Меня посадили спиной к грандиозному шведскому столу, ибо при виде еды я за чистоту окружающих вечерних платьев не отвечал.

Я пил крепкий чай и принимал соболезнования.

Точку в этой истории все-таки поставили мы с Шуриком.

— А как твоя простуда? — вспомнил он к часу ночи.

— Простуда? Ее больше нет, дорогой, из-за дурацкого отравления, — ответил я.

А увидев удивленный взгляд друга, добавил:

— При таком поносе кашлять и чихать просто страшно.

И вот, несмотря на такую встречу года, все двенадцать его месяцев были просто великолепны, к тому же еще я выиграл летом три турнира по гольфу. В общем, «как встретишь, так и будет» — глупые предрассудки.

А вот любимая с тех пор любит повторять: «...потому что не надо доедать чужие супчики!»

Права, права на все сто процентов.

Фото:иллюстрация: Екатерина Матвеева

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует