1. Главная
  2. Герои
Герои

Зачем идти на выставку Диора в Лондоне, если вы уже все видели в Париже

В Музее Виктории и Альберта открылась выставка «Диор, кутюрье мечты». Алексей Тарханов («Ъ») объясняет, почему на творения Кристиана Диора нужно смотреть всегда и везде.
реклама
16 Февраля 2019

На эту выставку в Музей ­декоративного искусства целый год ломились толпы. Теперь еще полгода будут ломиться в Лондоне. ­Дизайнер Натали Криньер немного перешила экспозицию по мерке V&A, и теперь она не только как новенькая, но и необычайно впору Британии.

«Нет в мире другой страны, кроме моей родины, стиль жизни которой я бы так любил. Я люблю английские традиции, английскую вежливость, английскую архитектуру. Я даже люблю английскую еду», – сказал однажды Кристиан Диор.

Милый льстец. Для лакомки, который страдал от того, что слишком быстро набирал вес и потому ездил худеть на курорты, это было, конечно, смелым признанием. Зато его счастливая звезда была точно английская. Пятиконечную жестяную звездочку Кристиан Диор нашел на парижской улице перед посольством его величества. Диор был суеверен и полагал, что именно эта звезда помогла заключить самый важный союз его жизни с деловым партнером Марселем Буссаком и начать работу в моде королевским ходом – new look. Звезда хранится в Музее Диора в нормандском Гранвиле, а сейчас переехала в V&A.

Выставка огромна. Не стоит даже пытаться осмотреть ее за один раз. Перешагнув семидесятилетие, Дом Dior выстроил настоящий памятник – не только себе, но и кутюру. Вместо пиар-заклинаний о своем величии (кого теперь этим убедишь) Dior выложил в витрины предметную историю французской моды – в вещах, картинах, фотографиях, сотнях платьев наконец. И вся она оказалась так или иначе связана с Кристианом Диором. Он вернул женщинам радость жизни, уйдя от женщин-солдат к «женщинам-цветам», с «талией, тонкой, как лиана, и юбкой, широкой, как венчик цветка». Именно так выглядел его удивительный костюм Bar de Dior, состоявший из светлого жакета с баской, подчеркивающей и без того тонкую талию, и широкой черной юбки.

Платье из кутюрной коллекции, 1954.

Платье из кутюрной коллекции, 1954.

реклама

Костюм Bar – это Джоконда выставки. У него здесь особое место, и вслед за ним строятся все остальные триста платьев, созданные семью модельерами Дома. На выставке целые шеренги работ разных дизайнеров, в которых очевидно воздействие новых форм: и широкого «цветка», и узкого силуэта, так называемого стебля, затягивающего в линию тело женщины. Речь не идет о прямых заимствованиях, но находки Диора держали в уме и сменивший его Ив Сен-Лоран, и Марк Боан, ставший главным дизайнером после Сен-Лорана, а за ними – Джанфранко Ферре, Джон Гальяно, Раф Симонс. И первая женщина на этом посту – Мария Грация Кьюри.

Каждая профессия имеет свой язык. Есть профессии, язык которых темен, как ядерная физика. Кутюрье тоже иногда трудно понять, ведь он изъясняется кроем, беседует тканями, говорит шитьем. Точно так же, как Жан Расин и Пьер Корнель созда­ли ясность французского языка, Кристиан Диор создал ясность французской моды. Он был не единственным, но самым структурным, самым по­следовательным. И самым снисходительным.

Кристиан Диор с моделью Лаки, 1955.

Кристиан Диор с моделью Лаки, 1955.

Мой любимый экспонат выставки – манекен. Заказав стандартный портновский манекен, Диор прошелся по нему молотком, подчеркивая те формы, которые он хотел выявить своим кроем. У его идеальной женщины слегка согнутая спина, тонкая талия, выставленные вперед бедра и даже чуть намеченный животик, который, по словам журналистки-современницы, «наконец-то допущен в качестве одного из признаков женственности».

Я помню фотографию, на которой Кристиан Диор стоит рядом с Ритой Хейворт и они смотрят друг на друга с радостью и изумлением – как ­любовники, только что пережившие оргазм. Актриса открыла диоровский стиль сразу после знаменитого дефиле 1947 года. Она заказала тогда одиннадцать платьев и увезла их с собой в Америку как новость о том, что в Париже появился гений.

Современницы приревновали ее к Диору и бросились на охоту за новыми моделями. Марлен Дитрих стала одной из самых верных клиенток кутюрье. Он одевал ее так, как она мечтала, а Дитрих была ему благодарна и отплатила, как она это умела, по-царски. Когда Хичкок уговаривал ее сыграть в «Страхе сцены», она согласилась с одним главным условием: в фильме ее будет одевать только Диор. «No Dior – no Dietrich!» – такова была ее формула.

Эскиз Кристиана Диора для кутюрной коллекции, 1950.

Эскиз Кристиана Диора для кутюрной коллекции, 1950.

Мария Грация Кьюри рассказывала мне о тайном хранилище марки, где за десятью замками лежит вся история Dior. Туда пускали не каждого историка моды, и вот теперь в Лондоне есть возможность взглянуть на сокровища, которая представляется раз в поколение.

За эти платья отдавали состояния, из-за них ссорились лучшие подруги, из-за них начинались романы с чужими мужьями и разводы с мужьями собственными. Тут понимаешь, что женщины заказывали их Диору, чтобы тот выразил в платьях их душу, их темперамент и характер.

Спустя много лет после их смерти душа сохранилась в этих произведениях искусства, когда-то обнимавших Грейс Келли или Мэрилин Монро.

Мы, мужчины, ненавидим магазины, платья, тряпки, шмотки. «Возьми любые деньги, только оставь меня в покое!» – звучит над всевозможными «дамскими счастьями» вопль настоящего мачо. Но стоит прийти в музей к Диору, чтобы понять: нельзя любить женщин и не любить их наряды. Платья-скульптуры, которые строятся вокруг тела, не просто украшение женщины. Это род религиозного служения красоте. Для этого и существуют и мечта, и кутюр, и Диор.

Выставка «Диор, кутюрье мечты» продлится до 14 апреля.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует