1. Главная
  2. Герои
Герои

Юлия Высоцкая и Андрей Кончаловский: «Любовь — это знание»

20 января 2019 года после двадцати лет большой любви на экране и в жизни Юлия Высоцкая и Андрей Кончаловский решили обвенчаться. Ксения Соловьёва свечку не держала, но первая и единственная из журналистов выслушала их исповедь, а также узнала у Юлии, какие у нее остались впечатления от съемок в новом фильме Валерии Гай Германики «Мысленный волк» (в прокате с 17 октября).
реклама
№4 Апрель 2019
Материал
из журнала
18 Октября 2019

– Я не думаю, что нужно начинать отношения с венчания. Особенно в современном мире, когда нет такого обреченного состояния «вместе и навсегда» ни у мужчины, ни у женщины. Начинать с этого отчасти даже безответственно. В нашем случае нужно было все это прожить. Ведь правильно, Юль?

И великий русский режиссер Андрей Сергеевич Кончаловский нежно смотрит на главную актрису в своей жизни.

20 января на сайте «Татлера» появилась лаконичная заметка: «Одна из самых крепких пар российского кинематографа обвенчалась спустя более чем двадцать лет брака в Троицком соборе города Псков. Обряд провел друг семьи, митрополит Псковский и Порховский Тихон». Собственно, никакой заметки в этот день не должно было быть. Андрей Сергеевич с Юлей думали обвенчаться тихо, в присутствии самых близких друзей, без жертвоприношений любимому идолу нашей прекрасной вавилонской эпохи – кликбейту. На время церемонии был закрыт кафедральный собор Псковской епархии, приняты меры безопасности, даны практически подписки о неразглашении. Однако сохранить таинство венчания в тайне не вышло. Посторонние все же пробрались через все заслоны. В храм, как и в Большой театр, сегодня ходят с мобильными телефонами – и прямое включение от алтаря, минуя чистилище передачи Андрея Малахова, улетело в соцсети. В экстренном порядке, чтобы пресечь спекуляции, Высоцкая с Кончаловским дали добро на короткую заметку и прислали нам одну фотографию, сделанную со всем уважением к происходившему – со спины.

Спустя две недели мы сидим в знаменитом доме-тереме на Николиной Горе, который начала строить мама Андрея Сергеевича, внучка художника Василия Сурикова, детская писательница Наталья Петровна Кончаловская, у печи с разноцветными изразцами. Огромное фото этой самой печи, опубликованное когда-то в журнале AD, много лет висело в лобби нашего издательского дома на Большой Дмитровке, символизируя русское гостеприимство. Оттого я ловлю себя на ощущении, что была в этой гостиной многократно. Фотогеничные изразцы мелькают и в Юлиной программе «Едим дома». Но все это обманчивая доступность. Сказочный терем на Николиной Горе гораздо более неприступен, чем может показаться. Под стать хозяевам, которые в умении отмерить для публичного показа столько частной жизни, сколько считают нужным, достигли уровня «бог».

На Юлии: платье из шелка и шерсти, PRADA; бра из шелка и эластана, DOLCE & GABBANA; трусы из полиэстера, эластана и хлопка и чулки,
все INCANTO; серьги Classic из белого и розового золота с жемчугом и бриллиантами, брошь из белого золота с жемчугом и бриллиантами, MIKIMOTO; браслет Essential Lines из белого золота с бриллиантами, CARTIER; кольцо из белого золота с желтым и белыми бриллиантами, MERCURY.
На Андрее: кашемировое поло, LORO PIANA; шерстяные брюки, ERMENEGILDO ZEGNA.

На Юлии: платье из шелка и шерсти, PRADA; бра из шелка и эластана, DOLCE & GABBANA; трусы из полиэстера, эластана и хлопка и чулки, все INCANTO; серьги Classic из белого и розового золота с жемчугом и бриллиантами, брошь из белого золота с жемчугом и бриллиантами, MIKIMOTO; браслет Essential Lines из белого золота с бриллиантами, CARTIER; кольцо из белого золота с желтым и белыми бриллиантами, MERCURY. На Андрее: кашемировое поло, LORO PIANA; шерстяные брюки, ERMENEGILDO ZEGNA.

реклама

С митрополитом Псковским и Порховским Тихоном, председателем Патриаршего совета по культуре, сопредседателем Церковно-общественного совета по защите от алкогольной угрозы, автором бестселлера «Несвятые святые», Кончаловский познакомился недавно, хоть Георгий Александрович Шевкунов и окончил сценарный факультет ВГИКа по специальности «литературная работа» да и вообще известен широким кругом знакомств: от Федора Бондарчука до президента Путина, чьим духовником Высокопреосвященнейшего Владыку часто называют в СМИ.

– Митрополит Тихон позвонил накануне юбилея патриарха (в 2016-м патриарху Кириллу исполнилось семьдесят. – Прим. «Татлера») и спросил: «Не хотите ли поставить праздничный концерт?» – рассказывает Андрей Сергеевич. – Я спрашиваю: «Почему я?» – «Потому что я предложил вашу кандидатуру и патриарх уточнил: «А он согласится?» Сцена в зале церковных соборов храма Христа Спасителя очень сложная. Глубины никакой – она больше подходит для партсъезда. Но как-то мы все это вместе осуществили. Митрополит Тихон – человек в высшей степени творческий. Постепенно мы стали общаться, обмениваться материалами на тему, что есть Бог, есть ли Бог в искусстве, есть ли он где-то еще и как так получается, что квантовая физика приходит к тем же вещам, к которым другие мудрости человеческие пришли намного раньше. А однажды я позвонил и спросил: «Вы не хотели бы нас обвенчать?» И отец Тихон сказал: «Давайте. Приезжайте во Псков».

Эти места для Шевкунова практически родные. После окончания ВГИКа московский сценарист ушел в Псково-Печерский монастырь послушником и провел там три года. В мае 2018-го, поднявшись по церковной лестнице до должности викария патриарха, а в голове главреда «Эха Москвы» Алексея Венедиктова – аж до преемника Его Святейшества, получил назначение в Псковскую митрополию – не самую богатую и влиятельную, но с его появлением имеющую все перспективы ею стать. Владыка Тихон предложил назначить венчание на следующий день после праздника Крещения, в «хороший, светлый день».

Шелковое платье, GIVENCHY; серьги Once upon a Time из белого золота с бриллиантами, MESSIKA; кольцо из белого золота с жемчугом и бриллиантами, MIKIMOTO; кольцо Cypris из белого золота с сапфирами и бриллиантами, BOUCHERON; браслет Essential Lines из белого золота с бриллиантами, CARTIER; кольцо Dior et d’opales из розового золота с оранжевым опалом и бриллиантами, DIOR JOAILLERIE.

Шелковое платье, GIVENCHY; серьги Once upon a Time из белого золота с бриллиантами, MESSIKA; кольцо из белого золота с жемчугом и бриллиантами, MIKIMOTO; кольцо Cypris из белого золота с сапфирами и бриллиантами, BOUCHERON; браслет Essential Lines из белого золота с бриллиантами, CARTIER; кольцо Dior et d’opales из розового золота с оранжевым опалом и бриллиантами, DIOR JOAILLERIE.

– Ему так было удобно, а нам было все равно когда, – поясняет Кончаловский.

Интересуюсь, окунались ли вступающие в брак накануне в прорубь.

– А я каждое утро в прорубь ныряю, – в очередной раз удивляет меня Юля, которую я знаю шесть лет и теперь уже четырежды снимала на обложку «Татлера». – У нас здесь, на Николиной, купальня. Даже летом в ней ледяная вода. Иногда прыгаю после пробежки, и это легче. А вот если сразу из кровати – это уже серьезней.

Кончаловский и Высоцкая прилетели во Псков с друзьями, с которыми знакомы почти столько же, сколько друг с другом, – Владимиром Никитиным, челюстно-лицевым хирургом, владельцем стоматологической Clinica Bosco, и его женой Надей Покорной (она сценарист, училась во ВГИКе на два курса младше Шевкунова). Владимир Викторович – крестный отец пятнадцатилетнего Пети, сына Юли и Андрея Сергеевича. Потом во Псков прилетел и младший брат жениха, Никита Сергеевич Михалков.

В субботу погуляли, посмотрели «Богом зданные пещеры», душевно пообедали. Ночевали в гостевом доме напротив монастыря (на границе с Эстонией «чисто, уютно и по-европейски» – не устает хвалить Юля). На следующий день исповедались, причастились, отстояли утреннюю службу. Потом состоялось венчание. Все было необыкновенно. И цветы местные флористы подобрали со вкусом, и церковный хор пел почти как камерный хор Росконцерта в фильме Кончаловского «Романс о влюбленных». Владимир Никитин вспоминает, что «после церемонии у Андрея Сергеевича на лице была юношеская радость, а у Юли – вдохновенная красота, любовь и нежность».

«Я не думаю, что нужно начинать отношения с венчания, особенно в современном мире».

Супруги нашли удивительного художника-ювелира, человека не разрекламированного, но свое дело явно знающего (он, кстати, создавал украшения для королевы Нидерландов), и к венчанию заказали ему два кольца с узором в виде гордиева узла. Кто не знает, гордиев – это сложный узел, который невозможно развязать, можно только разрубить. На внутренней стороне Юлиного кольца выгравированы дата венчания и имя «Андрей», у Андрея Сергеевича – дата и «Юлия». Удивительно, что кольцо с таким же гордиевым узлом глубоко женатый тогда режиссер Кончаловский подарил юной артистке белорусского Национального театра имени Янки Купалы Высоцкой спустя три месяца после судьбоносного знакомства в лифте на сочинском «Кинотавре», в тот раз вряд ли что-то имея в виду. Юля носит кольцо до сих пор.

Кроме этих памятных украшений, у Высоцкой нет высококаратных наград за выслугу лет, прожитых в браке. В одном из выпусков «Мне это нравится» на ютьюбе Юля, будучи в ювелирной Мекке Тель-Авиве, натурально застыла у витрины, ужасаясь, как все дорого и бессмысленно, и это снова было не ради кликбейта. При этом на съемках кино или во время глянцевых фотосессий она с готовностью, не кокетничая, надевает украшения самого крупного калибра.

– Я действительно считаю, что украшение должно передаваться в семье – от одного близкого человека другому, должно что-то значить, – говорит Юля. – Да, можно самой купить бижутерию, поносить и забыть. Но вот когда женщина на полном серьезе рассказывает подругам: «Я из него выбила бриллианты»... Женщина, которая много лет замужем, родила детей, гордится, что из кого-то что-то выбила. Как такое возможно? Я искренне не понимаю, зачем нужно жить с мужчиной, если он не идет навстречу твоим желаниям. Наверное, нам обоим повезло. Когда мне чего-то хочется, я это получаю. А так мне вообще не очень хочется. Хочется совсем другого.

Венчание в Свято-Троицком соборе во Пскове.

Венчание в Свято-Троицком соборе во Пскове.

Она и замуж-то не очень хотела. Однажды, двадцать один год назад, Андрей Сергеевич разбудил Юлю в девять утра (по ее часам – в шесть: она только вернулась из Лондона) и закричал: «Мы опаздываем!» Плохо соображая, Юля надела джинсы, села в машину. Сотрудницы загса не смогли устоять перед обаянием авантажного режиссера и расписали пару в тот же час вопреки инструкциям. Холодильник в небольшой квартире Кончаловского на Малой Грузинской был пуст, так что новобрачный сразу отбыл в единственный на всю Москву 1998 года винный бутик рядом с Киевским вокзалом. Купил три бутылки «Дом Периньона» и только потом позвонил Сергею Владимировичу Михалкову: «Папа, я женился». Патриарх семейства и советской литературы слышал эту фразу от старшего сына в пятый раз, а потому не слишком удивился и вскоре прибыл на Малую Грузинскую с корзиной еды и женой, тоже Юлией.

Спрашиваю Высоцкую, не хотелось ли ей теперь, на венчании, настоящего свадебного платья. Может, надо было закрыть гештальт?

– Нет, не хотелось. И вообще в мыслях не было, что мы вдруг сделаем церемонию спустя так много лет. Но когда мысль появилась, платьем, конечно, пришлось заниматься.

Оказалось, у Андрея Сергеевича есть четкое представление о том, каким должно быть венчальное платье. Такое же четкое, какое бывает у большинства мужчин: кружева, фата, узкие длинные рукава и юбка.

– Ну что тут непонятного? – смеется Юля. – Длинные рукава и юбка. Я не сразу врубилась, думала, он хочет что-то стильное, не похожее на наряд куклы, которую цепляют на машину.

Высоцкая поехала в Лондон. Но увидев даже там «все эти ужасы для невест», загрустила. Примерила несколько светлых нарядов из «несвадебных» коллекций, отправила мужу. Режиссер, конечно, эти пробы не утвердил.

Три дня Юля с подругой носились по Лондону, и тогда Андрей Сергеевич сказал: «Возвращайся, тебе Дима все сделает». Дима – это Дмитрий Андреев, художник по костюмам фильмов «Рай», за который Кончаловский получил в Венеции «Серебряного льва», и «Грех» о жизни Микеланджело, который выйдет в этом году (Высоцкая, разумеется, сыграла в обоих).

– Мы с Димой обменялись идеями, – рассказывает Юля. – Андрей Сергеевич все еще робко надеялся на кружева, спрашивал, нельзя ли сделать как у нормальной невесты. Но в итоге смирился. Первая примерка была 31 декабря, последняя – накануне венчания, 18 января. И все равно потом еще что-то переделывали.

Платье вышло лаконичным и очень Юлиным.

Платье из вискозы, TOM FORD; серьги Angel и браслет Once Upon a Time из белого золота с бриллиантами, все MESSIKA; кольцо Classic из белого золота с желтым и белыми бриллиантами, MERCURY.

Платье из вискозы, TOM FORD; серьги Angel и браслет Once Upon a Time из белого золота с бриллиантами, все MESSIKA; кольцо Classic из белого золота с желтым и белыми бриллиантами, MERCURY.

Я по большому счету пофигист, – неожиданно замечает Кончаловский. – А Юля – перфекционист. Любое нарушение ее идеальных представлений о чем бы то ни было – конец света. Она фуникулер.

– Какой такой фуникулер? – ничего не понимаю я.

Хохоча и перебивая друг друга, Юля и Андрей Сергеевич рассказывают одну из историй, которыми из года в год принято развлекать гостей на семейных праздниках в доме-тереме. Из тех, что знаешь наизусть и каждый раз самому все равно смешно. 1983 год. Юля с мамой и отчимом-военным живут в Тбилиси. Как-то раз мама неосторожно пообещала девочке: «Вот будут выходные, пойдем кататься на фуникулере». Не получилось один раз, потом второй. Каждую субботу Юля настойчиво интересовалась, когда будет фуникулер. Справляться с ее напором становилось все сложнее. Однажды терпение мамы лопнуло, и в самый дождливый, ветреный и туманный день она притащила дочь на вершину горы. В полном одиночестве они тряслись в вагончике: «Хотела фуникулер – вот он».

– Так вот, – подытоживает Андрей Сергеевич, – Юля – это фуникулер. Характер. Кремень! Я очень люблю Юлю именно таким вот настойчивым ребенком. И кстати, она часто им бывает.

– Когда пятилетнюю Юлечку привозили в гости к бабушке с дедушкой, – рассказывает Андрей Сергеевич, – она первым делом деловито лезла в буфет и начинала в тазике перемывать тарелки и чашки. Очень особенный характер! До сих пор спать не ляжет, пока на кухне не будет порядок. Иногда мы возвращаемся домой поздно. Поели, уже нет никого, а она: «Ты иди, я уберусь». Или, например, если у меня на свитере появляется пятно, для нее это катастрофа – срочно в химчистку. А я говорю, что это нормально, наконец-то свитер стал мой.

На Андрее: шерстяной костюм, хлопковая рубашка, шелковый галстук, все ERMENEGILDO ZEGNA. На Юлии: платье из хлопка и кожи, MAX MARA; серьги Fortune Leaves из белого золота с жемчугом и бриллиантами, MIKIMOTO; колье Divas’ Dream из белого золота с бриллиантами, BVLGARI.

На Андрее: шерстяной костюм, хлопковая рубашка, шелковый галстук, все ERMENEGILDO ZEGNA. На Юлии: платье из хлопка и кожи, MAX MARA; серьги Fortune Leaves из белого золота с жемчугом и бриллиантами, MIKIMOTO; колье Divas’ Dream из белого золота с бриллиантами, BVLGARI.

Кончаловскому много раз задавали вопрос, что такое любовь. Всякий раз он, человек, который всегда – от «Истории Аси Клячиной» до «Белых ночей почтальона Алексея Тряпицына» – снимал кино в первую очередь о любви, отвечал: это понятие относительное, потому что безусловны только рождение и смерть. А любовь на разных этапах жизни разная – в двадцать лет одна, в семьдесят другая. Я, конечно, спрашиваю, что он думает о любви сегодня – в восемьдесят один.

– Сегодня я думаю, что любовь – это знание. Только с годами узнаешь разные стороны человека, с которым связал жизнь, и иногда даже невыносимые стороны становятся дорогими – это залог настоящей духовной связи между людьми. Знание и приятие всех ипостасей любимого человека, всех его возрастов, весь бесконечный, многогранный образ человека в его развитии, – говорит Кончаловский. – Мы со временем меняем представление о близком нам человеке. Нам вдруг кажется: «Вот, наконец-то я его понял». А потом опять: «Наконец-то я понял». Я думаю, до конца я Юлю еще не узнал, но все равно знаю ее с пятилетнего возраста. Все ее состояния – девочки, подростка, девушки, молодой женщины и, наконец, матери двух моих детей – они все стоят перед моим взором. И это знание не отдельных сторон личности, а всеобъемлющее – то, что я сегодня могу назвать любовью.

«Андрей – это педагогическая направленность, Юля – творческая открытость восприятию, – говорит Владимир Никитин, когда я спрашиваю, что с его точки зрения внес в этот долгосрочный союз каждый из супругов. – Их брак – это постоянная активная влюбленность». То же самое говорит и Муза Туринцева, кинопродюсер, много лет живущая в Париже. С Кончаловским она дружит пятьдесят пять лет, видела всех его жен, знает его как человека влюбчивого и говорит, что, влюбляясь, Андрей Сергеевич бывает чувством ослеплен: «Но когда он привыкает к свету и начинает видеть недостатки, он все равно их любит. Андрей очень любит учить. И любит благодарных учеников. Юля – благодарная ученица. Она смотрит на него открытыми глазами, старается получить как можно больше знаний и умений. У них получился гармоничный союз. Но в основе его все равно не педагогика, а любовь. А у нее свои секреты и причины».

Кончаловский нередко говорит, что Юля как никто умеет его слушать.

– Она если отдается, то отдается целиком, – смеется режиссер, когда я завожу разговор об этом счастливом свойстве ее натуры.

Интересуюсь, научился ли он сам с годами ее слушать.

– Я сейчас хороший слушатель, – говорит Андрей Сергеевич. – Это качество, приобретенное с годами. Раньше я им не обладал. Слушать – это не русская черта. И вообще не человеческая. Человек обычно не слушает, а думает, что сказать, когда собеседник закончит говорить. Некоторые даже и не ждут. Умение слушать – редкая мудрость. К кому-то она приходит, к кому-то нет. Видите, как она слушает? – улыбается он, глядя на Юлю. – Она еще и смущается. Обожаю.

На самом деле Высоцкая давно не Галатея. Начни она сама рассказывать, что происходит в ее жизни, любой бы заслушался. Например, съемки в новой картине Валерии Гай Германики «Мысленный волк». Хотя, казалось бы, после того как Высоцкая побрилась налысо для фильма «Рай», ей ничего не страшно. Оказывается, нет. «Мысленный волк» – это притча о маме и дочери, которые не то чтобы любят друг друга, но находят общий язык перед лицом общего врага, волка-людоеда. Большинство сцен снимались поздней осенью по ночам в карельском поселке Видлица. В принципе даже привыкший есть дома и по часам организм можно заставить ночью не спать, но все-таки не в ноябре на берегу Ладоги, откуда до Петрозаводска ровно двести километров и где туалет в вагончике.

– В целом никакой опыт не бывает лишним, – говорит Юля. – Я бы сказала, в данном случае опыт был полезным: я очень многое о себе поняла. Поняла, что могу существовать в сложных обстоятельствах не только профессионально, но и физически, что могу выжить.

Она отстояла вахту до конца. Вот только категорически отказалась краситься в брюнетку.

– Мне очень сложно дался переход из лысого состояния в нормальное, – рассказывает Высоцкая. – Организм лишь через полгода после окончания съемок «Рая» осознал, что это было. Шок физиологический и моральный. Я больше не хотела поступаться внешним видом. Парик вроде бы подобрали неплохой. Хотя я всегда вижу, если человек в парике: хоть у англичан, хоть у американцев.

Смотрите бэкстейдж со съемки Юлии Высоцкой и Андрея Кончаловского для апрельского номера Tatler:

Режиссеры, которые работают с Высоцкой, – в основном это, конечно, Андрей Сергеевич, но исключения бывают – не ищут легких путей. Наверное, подсознательно понимают, как велик запас ее внутренних сил. Например, на театральном фестивале в Неаполе в спектакле по «Сценам из супружеской жизни» (Бергман не только снял кино, но и, как всегда, сам написал сценарий) Юля играла на итальянском. Они с Кончаловским репетировали две недели – чтобы на сцене она два часа могла говорить на языке, который никогда всерьез не учила и на котором могла разве что попросить на тосканском рынке взвесить спелых помидоров. По утрам, собираясь на зарядку, Юля включала запись своего текста и бежала, бежала.

Как это вообще – Бергман и на итальянском?

– У Бергмана свое представление об этике. Протестантская этика выражения чувств, интеллектуализация определенных моментов интима, – объясняет Кончаловский. – У него все обнажено и безжалостно. Очень хотелось сыграть эту пьесу, но играть шведов в Италии, да еще русской и итальянцу – бред. Поэтому мы перенесли место действия спектакля в Италию, и оказалось, что шведская атрибутика отваливается, а универсальность смыслов остается. Мужское и женское, диалектика отношений. Найти человека, потерять, найти вновь – все это универсально. В Италии, к примеру, в «Сценах» появился юмор.

Весной в универсальном сюжете появятся новые краски – из России времен расстрела Белого дома. Кончаловский ставит «Сцены из супружеской жизни» на русском во МХАТе имени Горького, где неповторимая Татьяна Доронина, став президентом художественного совета театра, уступила место худрука Эдуарду Боякову. Времени в этот раз чуть больше двух недель, но ненамного.

– Сжатый срок – это хорошо, – бодро объясняет Кончаловский. – На Западе всегда ставят в шесть недель. Нельзя ставить полгода, это расслабляет.

– И все-таки две недели, Андрончик, это очень сжатый срок, – аккуратно замечает Юля.

– Ну мы же это сделали.

– Это другой вопрос. Конечно, мы сделали.

А есть еще репертуарные спектакли в Театре Моссовета. И открытие «нового хорошего итальянского ресторана».

– Ну нет в Москве итальянских мест, которые мне нравились бы.

И поездки со своей кулинарной школой в Тоскану и Грузию. И ютьюб-шоу «Сладкое-соленое». И второе ютьюб-шоу «Мне это нравится» – не кулинарное, а про жизнь. Его Юля запустила в сентябре и вещает отовсюду, где бывает: от Тбилиси до Парижа. В отличие от «неповоротливого телика», ютьюб не требует мегапродакшена и толпы людей на площадке. Все, что показывает Юля, снято на закрепленный на длинную палку айфон ее давней подругой Иреной, режиссером «Едим дома». Иногда Андрей Сергеевич злится: «Уберите эти ваши палки, надоели», – но в целом, говорит Юля, президент киноакадемии «Ника» смотрит на это баловство позитивно.

– Если у него хорошее настроение, он всегда что-нибудь расскажет. Вот он сказал про меня «хитрая». Мне не нравится это слово. Нужно просто понимать правильное время и место.

Четыре года назад в интервью «Татлеру», первом, которое Юля дала после автокатастрофы в 2013 году, когда пострадала их с Андреем Сергеевичем дочь Маша, Юля много рассуждала о соцсетях. О том, что увлеклась инстаграмом, пропустив момент, когда надо было перестать делиться счастьем, потеряла грань, где свои, а где чужие. Говорила, что вряд ли вернется в мир фальшивых фильтров, дежурных лайков и завистливых комментариев. Она вернулась.

– Решение было осознанным, – объясняет Юля. – Меня к нему подвели. Вы понимаете, бизнес очень сильно зависит от того, кто им руководит, от первого лица. В случае полного отсутствия этого лица в социальных сетях все становится сложнее. Фотосессий с пельменями в журналах недостаточно, чтобы эти пельмени продавать. Мне нужно было принять решение: развивать бизнес или сказать «да пошло оно все к черту»? Но без работы мне очень тяжело – не только финансово. Я не могу просто сидеть на одном месте.

Лейтмотив ее инстаграма теперь не «смотрите, какая я счастливая». Скорее «вот моменты моего существования». Я цепляюсь за это слово:

– Почему существование? Почему не жизнь?

– Иногда у людей возникает впечатление, что я открытый, доступный к общению, легчайший человек. Это странно, потому что я никогда такой не была, даже в юности. Я интроверт, у меня всегда было мало друзей. Поэтому трогательные сообщения вроде «читаю вас, и мне кажется, что вы моя подруга» для меня удивительны. Моя жизнь состоит из очень многого, чем я никогда не поделюсь ни с кем, кроме... таких людей, наверное, меньше, чем пальцев на одной руке. А Андрей Сергеевич... Мы с ним – как в капсуле. Не знаю только, космический ли это корабль или подводная лодка.

А еще она немножечко шьет. Готовит коллекцию обуви и аксессуаров с «Эконикой». Младший сын Петя нарисовал очень милые принты для нескольких сумок – Юля называет их «плачущие ромашки». Петя за последние годы сменил несколько школ – из французского лицея имени Александра Дюма ушел во французскую же поленовскую, оттуда в Ломоносовскую, которая рядом с Николиной Горой. Готовится к ОГЭ, подтягивает математику и русский, хочет поступать в архитектурный. Но главный его университет – родители, особенно отец.

– Они очень много времени проводят вместе, – рассказывает Юля. – Более того, Петя смущается, когда мы втроем. Он говорит: «Когда вы с папой, вы дружите против меня, всегда находите, к чему привязаться».

Андрею Сергеевичу нужно уходить, и я, замирая от ужаса, все же задаю вопрос, который приличные люди не задают, особенно сидя у практически родной печки с изразцами. Почему они обвенчались только сейчас? Надевая шапку-ушанку и яркий желтый шарф, Кончаловский отвечает:

– Вы знаете, был такой гениальный философ Людвиг Витгенштейн. Он полагал, что о вещах, которые трудно выразить словами, лучше молчать. Но, к сожалению, мы так устроены, что нам нужны слова, а они редко несут истинный смысл. Одно и то же слово может выражать абсолютно разные вещи. У нас с Юлей по этому поводу бывают конфликты. Но если вы очень хотите услышать ответ на свой вопрос... Наверное, приходит время, когда возникает в этом потребность. Необходимость почувствовать, постоять рядом.

Шелковое платье, ALESSANDRA RICH; пластиковые туфли, GIORGIO ARMANI; серьги Classic из белого золота с жемчугом и бриллиантами, MIKIMOTO; колье Boutique из белого золота с изумрудами и бриллиантами, CHOPARD; браслет Snowflake из белого золота с бриллиантами, VAN CLEEF & ARPELS; кольцо Paris Nouvelle Vague из белого золота с бриллиантами, CARTIER.

Шелковое платье, ALESSANDRA RICH; пластиковые туфли, GIORGIO ARMANI; серьги Classic из белого золота с жемчугом и бриллиантами, MIKIMOTO; колье Boutique из белого золота с изумрудами и бриллиантами, CHOPARD; браслет Snowflake из белого золота с бриллиантами, VAN CLEEF & ARPELS; кольцо Paris Nouvelle Vague из белого золота с бриллиантами, CARTIER.

Фото:ДАНИЛ ГОЛОВКИН; ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА. СТИЛЬ: РЕНАТА ХАРЬКОВА. МАКИЯЖ: НАДЕЖДА КНЯЗЕВА/THE AGENT. ПРИЧЕСКА: КОНСТАНТИН КОЧЕГОВ. СЕТ-ДИЗАЙН: ИЛЬЯ НЕМИРОВСКИЙ/SETUP_AND_ DECORATION STUDIO. АССИСТЕНТЫ ФОТОГРАФА: АНДРЕЙ ХАРЫБИН, ДМИТРИЙ КОНСТАНТИНОВ/BOLD MOSCOW. АССИСТЕНТЫ СТИЛИСТА: АЛЕКСАНДРА ХРАМОВА; ДАРЬЯ КЛЮКВИНА; АЛИНА СОКОЛОВА. АССИСТЕНТ СЕТ-ДИЗАЙНЕРА: ТАРАС СОЧИНСКИЙ/ SETUP_AND_DECORATION_STUDIO. ПРОДЮСЕР: АНЖЕЛА АТАЯНЦ. БЛАГОДАРИМ CROCUS EXPO ЗА ПОМОЩЬ В ОРГАНИЗАЦИИ СЪЕМКИ.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует