Юлия Паршута, Анна Седокова и другие о своем опыте столкновения с домашним насилием

Тема, о которой следует говорить.
Юлия Паршута Анна Седокова и другие о своем опыте столкновения с домашним насилием

В последние два дня в социальных сетях остро обсуждают вопрос домашнего насилия. Триггером послужили два интервью Регины Тодоренко в формате прямого эфира (для изданий Peopletalk и Glamour), в которых телеведущая выразила мнение, что женщины сами виноваты в том, что их бьют. Такая позиция Тодоренко вызвала волну возмущения, осуждения и вновь затронула столь больную для России тему, еще раз напомнив, что в стране до сих пор нет закона, защищающего жертв насилия. Журнал Glamour лишил Тодоренко звания «Женщина года». Многие знаменитости высказали свое категорическое несогласие со взглядами Регины на проблему.  Директор фонда Михаила Прохорова Ирина Прохорова вышла в прямой эфир со своими подписчиками, чтобы обсудить с ними данную тему и еще раз подчеркнуть, что ничто не может оправдать абьюзера. Некоторые публичные личности поступили еще смелее и не побоялись рассказать в социальных сетях о собственном печальном опыте. Своими историями в инстаграме поделились певицы Анна Седокова и Юлия Паршута, а также стилист Лина Дембикова и героиня апрельской обложки Tatler Наташа Максимова. А модель Крис Грикайте рассказала, как с избиениями супруга столкнулась ее мама, в своем Telegram-канале (орфография и пунктуация автора сохранены):

«Давно не писала на канал, но очень сложно пройти мимо ситуации с Региной Тодоренко, ее некорректными высказываниями, ее ранящими, я бы сказала, высказываниями, которые причиняют ещё больше боли жертвам домашнего насилия и оправдывают преступников.

Тема насилия в семье знакома мне непонаслышке, я ношу фамилию моей матери, и моя бабушка забрала маму от отца во время беременности из-за побоев. Сначала они были в открытую, так что на ней не было пустого места, а потом он изучил как бить не оставляя следов. Как обычно помогли женщины, но он так и продолжил свою жизнь. Возможно причиняя боль и другим. Маме было 17 лет.

Это все семейные истории и шлейф этого тянется за мной сквозь года и откликается и в моем взаимодействии с людьми и в отношениях. Иногда вызывая повторяющиеся деструктивные сценарии. Я могу себе позволить работать со специалистами, чтобы отстраивать свои границы, учиться доверять людям и становиться сильной, но кто-то не может. И не должен по умолчанию - дом и семья это про безопасность, а не ожидание что ты можешь что-то сделать не так и тебе за это прилетит: ментально или физически.

Я считаю что домашнее насилие ( которое легализовано практически в нашей стране ) абсолютно недопустимо, его, даже косвенная поддержка публичными лицами вполне закономерно и верно бьет по их репутации. Если поменяют свою риторику они, то и их миллионные подписчики.

Я надеюсь моя позиция ясна и вы ее разделяете.

Я верю что наша сознательность вырастет и в вопросах недопустимости оправдания домашнего физического и психологического насилия, но мы также не будем скатываться в слепую и продолжительную травлю. Все допускают ошибки разной степени тяжести, кому-то они обходятся дороже, но это шанс на осознание и исправление. Давайте не будем животными и в этом».

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Фото: Instagram