Герои

Внучка первого президента Татарстана Камиля Шаймиева и ее модные стартапы

Дочь миллиардера, жительница Лондона, просто девушка из очень хорошей семьи променяла осязаемый фамильный каучук на виртуальный бизнес.
реклама
19 Февраля 2018
Альберт Галеев

Три года назад старшая внучка Минтимера Шаймиева, выпускница МГИМО, попала в список богатейших женщин России по версии Forbes. Не на первое место, конечно, его не оставляет пустым дорогая Елена Николаевна Батурина. Двадцатисемилетняя Шаймиева с внешностью тинейджера, самая молодая участница рейтинга, устроилась на комфортном девятом месте, со ста девяноста миллионами не каких-нибудь силиконовых, а вполне твердых, нефтехимических долларов. В топ «Яндекса» тогда вышел запрос «камиля шаймиева кто это».

По запросу выяснялось, что Камиля Шаймиева – это член совета директоров и владелица двух процентов акций холдинга ТАИФ, крупнейшей непубличной компании России. В нее помимо прочего входят основной российский экспортер полиэтилена «Казаньоргсинтез» и «Нижнекамскнефтехим», один из главных мировых производителей синтетического каучука. В том же 2015-м ТАИФ обогнал по прибыли самую богатую компанию республики «Татнефть». Папа Камили, восемьдесят девятый форбс Радик Шаймиев, владеет одиннадцатью процентами ТАИФа и состоянием в $1,1 млрд.

– Я плакала, когда попала в рейтинг, – объясняет мне теперь Камиля за чашкой кофе в La Marе́e на Малой Грузинской. – Потому что мне казалось это нечестным по отношению к тем, кто всего добился, все заработал своим трудом. Ввести меня в совет директоров было семейным решением. Я благодарна родным за это: я смогла понять бизнес-процессы, которые мне были действительно интересны. Но, увидев, что я слишком чувствительно переношу все эти публичные удары, они решили, что на следующий год необходимости в моем членстве нет.

С тех пор, если Шаймиева и давала интервью, то только о том, как восхищается дедушкой – то есть главным образом средствам массовой информации родной республики. Оттого к дебюту в глянце она подходит со всей серьезностью. В буквальном смысле: сейчас на Камиле огромные очки в толстой оправе. Покинув тихую гавань каучука и рейтинг Forbes, Шаймиева таки закружилась в водовороте силиконового диджитала.

Свежайший проект с участием Шаймиевой – онлайн-магазин бижутерии Exclaim, который нацелился стать Zara в мире бижутерии. Коллекции обновляются каждые две недели, так же как и тренды фаст-фэшна. Закупки сырья проходят в Китае, Корее, Париже, Гонконге. Основной критерий – честные сплавы, в идеале экозолото и серебро: «Мне не хочется, чтобы мое имя даже рядом стояло с чем-то некачественным», – объясняет Камиля. Есть и две премиальные линии – для них серебро делают на фабриках, где производят драгметаллы для Pandora и других именитых марок. Шаймиева, отвечающая в Exclaim за международные связи, как раз сейчас ведет переговоры с Zalando, Otto, Asos, Net‑a‑Porter. Выглядят украшения Exclaim местами до боли знакомыми. Вот кольца с «бантами», за которые мы любим Van Cleef & Arpels. Вот крученый браслет – очевидно, поклон «гвоздю» Cartier. Вот шандельеры с цирконами, которые в полумраке La Marée можно принять за Boucheron. Интересуюсь у Камили, не слишком ли буквально воплощается в жизнь максима, сформулированная в пресс-релизе: «Настало время, когда дорогие ювелирные изделия можно заменять качественной бижутерией, не стесняясь этого». «Бушерон» увяз – всему татлеровскому миру пропасть. Глядишь, дойдет до того, что с цирконами в свет начнет выходить Елена Лихач.

реклама
С партнерами по Exclaim Екатериной Янсен и Алиной Хандогиной, 2017.

С партнерами по Exclaim Екатериной Янсен и Алиной Хандогиной, 2017.

– Мы, как и Zara, на которую ориентируемся, не копируем люксовые марки, отличия в дизайне есть, – парирует Шаймиева. – Гениальность Zara в том, что она дает возможность носить модные вещи по доступной цене. Нам бы тоже хотелось, чтобы украшения были доступными. Мир «Татлер» не рухнет из-за Exclaim – у каждой вашей героини, думаю, есть что-нибудь из Zara, но на любви к Chanel это не сказывается.

На самой Камиле сейчас черный джемпер Zara. Облегающая мини-юбка цвета металлик Prabal Gurung. Ботильоны Prada. И серебряная подвеска Exclaim, которую с миром La Marée примиряют пусеты граффского размера и чистоты.

– Мне не важна марка, – отвечает Шаймиева на вопрос, есть ли у камней имя. – Из дорогих украшений я ничего не покупаю сама, это прерогатива мужчины – дарить женщине дорогие украшения. Более того, я считаю, что не стоит переплачивать за бренд, если хочется крупных камней. Особенно с появлением искусственно выращенных бриллиантов. Любопытный, кстати, проект. Компания называется Diamond Foundry, она находится в Сан-Франциско.

Сама Шаймиева в Кремниевую долину переезжать пока не планирует. Она учится в Лондоне, на программе Executive MBA Чикагского университета. И ей это так нравится, что даже фотографироваться для «Татлера» Камиля захотела в кампусе в Сити. Еще никогда на нашей съемке не было такого количества нобелевских лауреатов, хотя бы в виде портретов на стенах.

«Я хочу, чтобы, когда мои проекты выйдут за границы России, они считались бы русскими».

С дизайнером Джамбаттистой Валли и основательницей онлайн-ретейлера Moda Operandi Лорен Санто-Доминго в Лондоне, 2016.

С дизайнером Джамбаттистой Валли и основательницей онлайн-ретейлера Moda Operandi Лорен Санто-Доминго в Лондоне, 2016.

– Одно из самых главных достоинств чикагской программы – это люди, – отвечает выпускница мгимовского МЭО на вопрос, зачем ей понадобилось снова проходить конкурс в пятьдесят человек на место. – И слушатели, и преподаватели. Программу придумали в 1943-м – для того, чтобы адаптировать военных к мирной жизни. Квота для военнослужащих есть до сих пор, и это исключительно интересные люди. Некоторые работают в разведке, есть врач, которому шестьдесят, он служил в горячих точках и вот теперь хочет открыть свое дело.

Прошлой осенью слушателям читал курс выдающийся экономист Ричард Талер. После первой лекции все подошли к нему, попросили подписать книги. А через некоторое время мистеру Талеру сообщили, что ему присуждена Нобелевская премия.

– Моей первой мыслью тогда было: интересно, насколько подорожала сейчас моя книга с его автографом, – шутит Камиля.

В Лондоне Шаймиева ведет примерно такую же светскую жизнь, как в Москве. Выходит разве только в театры и сетует, что театр в Лондоне не чета русскому, особенно фоменковскому. Недавно в Королевском географическом обществе слушала лекцию Татьяны Черниговской «Как научить мозг учиться». В Ноттинг-Хилле, в любимом ресторане для завтраков Granger & Co., Шаймиева три раза наблюдала Дэвида Бекхэма и лишь на третий раз набралась смелости попросить сфотографироваться. С фразой «Мой сын очень вас любит».

Для понимания: Роберту тогда было полгода. Первый правнук первого президента Татарстана родился в декабре 2016-го. Минтимер Шарипович, едва отпраздновав восьмидесятилетие, как и подобает патриарху восточного семейства, тут же сел в самолет до Москвы. Отчего не до Лондона? Стартаперы из хороших семей теперь не рожают на родине.

С дедом Минтимером Шаймиевым и двоюродным братом Тимуром в Казани, 1994.

С дедом Минтимером Шаймиевым и двоюродным братом Тимуром в Казани, 1994.

– Для меня было важным, чтобы мой ребенок был рожден в России, – говорит Камиля. – Нас всех такими воспитал дедушка, он всегда говорил: «Где родился, там и пригодился». Именно поэтому я начала свои проекты здесь – хочу, чтобы, когда они выйдут за границы России, они во всем мире считались бы русскими.

Еще Камиля благодарна деду за то, что он научил внуков ценить деньги.

– Мы всегда знали, что каждая копейка, каждый рубль в семье зарабатываются, – вспоминает она. – Летом на даче мы собирали колорадских жуков. За каждого дедушка давал нам по десять копеек. Он жуков не считал, конечно, принимал на веру. Я помню восторг от этих заработанных денег. Как-то раз жуков собралось особенно много. Я купила мороженое, а оно у меня упало на пол. Я поняла, что надо идти еще зарабатывать, и придумала отличный способ: мы с двоюродным братом Тимуром стали забирать у бабушки и дедушки необходимые в хозяйстве вещи – бритву, пульт от телевизора, кухонный нож. И их у нас покупали. Как ужин готовить без ножа?!

Повзрослев, Шаймиева с той же предприимчивостью начала доказывать, что она больше, чем ее фамилия. Неожиданно для семьи перевелась из Казанского финансово-экономического института в МГИМО («думала, в Москве никто про меня не будет знать»). А до того сбежала в Париж, изучать гостиничный бизнес.

– Я уехала в семнадцать лет, знала только Je m’appelle Camille, Je ne sais pas («я не знаю»), ну и еще «Же не манж па сис жур», – смеется Шаймиева. – Когда во время каникул из школы звонили мне домой и что-то спрашивали на французском, я не знала, как ответить, говорила: «Камиллы нет дома». Но во Франции я перестала быть тепличным ребенком. Поняла, что такое экономия, что такое бюджет, что такое самообеспечение.

Мама Камили, Наиля Шаймиева, – главный врач Республиканской стоматологической поликлиники Минздрава Татарстана. Когда дочь была беременна, летала в Москву из Казани каждые выходные с домашней едой: беременность протекала тяжело.

Шелковая рубашка, Calvin Klein; шерстяная юбка, туфли из лакированной кожи, все Chanel; браслет Boule и кольцо из белого золота с белыми и черными бриллиантами, все De Grisogono.

Шелковая рубашка, Calvin Klein; шерстяная юбка, туфли из лакированной кожи, все Chanel; браслет Boule и кольцо из белого золота с белыми и черными бриллиантами, все De Grisogono.

Помимо эчпочмаков Камиле помогал еще один ее стартап – приложение для смартфона Doc+. Два года назад Шаймиева вместе с коллегой по АФК «Система», где она служила инвестиционным директором, и знакомым из VTB Capital VC решили создать в России аналог французского сервиса SOS Médecins, который существует c 1966 года. ­Если позвонить в SOS Médecins, на дом приедет врач, а не "скорая", которая во Франции исполняет функции такси до госпиталя. От русской же "скорой" SOS Médecins отличается тем, что приезжает не фельдшер с димедролом, а полноценный специалист.

Шаймиева с коллегами, телекоммуникационными топ-менеджерами нового миллениума, вдобавок хотели сделать так, чтобы врач по вызову приезжал в строго определенное время, а не с девяти до шести и вообще послезавтра. Еще хотелось на дому открывать и закрывать больничный, сдавать анализы. Покупать в телефоне лекарства. И вообще хорошо иметь возможность написать врачу по вотсапу в три часа ночи и получить ответ.

Из совета директоров Doc+ Шаймиева выходить не собирается. Forbes пока не посчитал этот стартап в цифрах, от которых хочется плакать. Однако за два года Doc+ привлек более десяти миллионов долларов от компаний уровня «Яндекса» и Baring Vostok. В Москве на Doc+ работают уже три сотни врачей, в Питере – несколько десятков, там сервис запустили в конце прошлого года. Камиля рассказывает, что среди пользователей растет спрос на разрешенную с января телемедицину, в линейке специалистов появились, к примеру, лоры – по запросу москвичей, задыхающихся в рамках программы «Моя улица».

Я, как человек, приехавший в La Marée на Uber, говорю Шаймиевой, что не готов лечиться у ближайшего ко мне лора со временем прибытия десять минут. А вдруг осматривать ухо-горло-нос, далее везде примчится, как сейчас, Сабиржан?

– Отбор врачей у нас жесткий, они проходят не только HR, но и нашего главного врача, который является еще и начальником одной из подстанций "скорой помощи" в Москве, – объясняет Камиля. – Очень многие клиенты удивлялись, что к ним домой после вызова приезжает участковый их поликлиники, к которому они ходят.

Doc+ помог Шаймиевой не только во время беременности. До того она с его помощью познакомилась с будущим мужем, инвестбанкиром Дмитрием на бизнес-завтраке в любимой «Кофемании». Через три месяца Дмитрий, который чурается публичности еще больше, чем его жена, написал эсэмэс – пригласил на хоккей. Потом было знакомство с родителями.

– Я всегда знакомила своих молодых людей с семьей, – говорит Камиля. – Всегда, когда вступала в какие-либо отношения, потому что для меня важно их одобрение. Мне кажется, муж прошел этот тест.

Очевидно. Свадьбу сыграли в «Подмосковных вечерах», медовый месяц провели на Южном полюсе – все, как полагается стартаперу из очень хорошей семьи.

С мужем во время медового месяца на Южном полюсе, 2015.

С мужем во время медового месяца на Южном полюсе, 2015.

Шерстяное пальто, Max Mara; платье из вискозы, Giorgio Armani; шелковые босоножки, Christian Louboutin.

Шерстяное пальто, Max Mara; платье из вискозы, Giorgio Armani; шелковые босоножки, Christian Louboutin.

Фото:Hugo Burnand; из личного архива. Стиль: Riana Pervez. прическа: Samantha Clinton/Carol Hayes Management. макияж: Ksenia Galina. ассистент фотографа: Luis Urena. ассистент стилиста: Naomi Barling. продюсер: Анжела Атаянц

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует